Сайт Анимешников:3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайт Анимешников:3 » Фанфики по наруто » Фанфики на пейринг Саске/Сакура


Фанфики на пейринг Саске/Сакура

Сообщений 61 страница 80 из 254

61

2. Карамбола?
Мякоть плодов карамболы полупрозрачная, слегка хрустящая, очень сочная, довольно приятного освежающего, кислого или сладкого вкуса, в зависимости от сорта. Намекает на «звездность» в отношении к одаряемому.

Уже через три часа, выспавшись, Сакура решила (вернее это решил ее желудок), что надо бы подкрепиться. Все равно нужно идти в местный торговый центр. Просить близнецов проводить ее она не стала, мало ли чем они там занимаются, да ей и не хотелось, чтобы они сорвали всю задумку. Хобби — это святое, пусть даже и немного странное.
Закрывая свою желанную квартирку, надо сказать, девушка почти урчала, когда проворачивала ключ в дверном замке. Сакура решила точно самостоятельно найти торговый центр — город большой, но в переписке по интернету ей объяснили примерно, как туда добраться. Более того, может, люди тут не очень дружелюбные, но кто-то же да скажет.
«Да, тут все-таки немного гнетущая атмосферка», — подумалось девушке, когда она шла по тротуару.
В ее родном городе, который являлся культурным центром, нежели деловой Токио, люди были гораздо приветливее и добрее. А в столице первым приоритетом являлись конечно же деньги. Несмотря на то, что ее отец зарабатывал довольно приличную сумму, особенно в последнее время, и его торговые компании имели успех во всех городах, девушка не была избалована. Напротив, отец учил ее всегда добиваться всего самой. Естественно, изредка он ее баловал, но Сакура понимала, что он прав. Уже в шестнадцать лет девушка стала работать в Осаке. И кем она только не была — и официанткой, и курьером, и репетитором! Но в итоге, последнее ее увлечение заставило переехать в Токио — страсть к мюзиклам.
Светофор еще горел алым светом, вся толпа стояла, как положено, дожидаясь зеленого. Но... Девушка из Осаки, по привычке, привитой ей поведением родного города, пошла напролом, несмотря на машины. Она просто привыкла. Поэтому даже не посмотрела по сторонам.
Раздались визг шин, трущихся об асфальт, и гудение автомобилей. Сакура ощутила ногой холод стали, но легковушка лишь аккуратненько коснулась ее — водитель успел среагировать.
— Ты ненормальная? Жить надоело? Проваливай с дороги!
Сакура вздрогнула, увидев перед глазами, действительно увидев, белые полосы перехода на черном асфальте, дернулась и оглянулась. На нее кричал парень, на вид — лет двадцати. На его лице — гримаса злобы и немного страха за то, что могло бы быть. И темные глаза...
Где-то в отголосках разума проснулся, наконец, голос: «Дура, уйди уже с дороги!». Только сейчас Cакура, взглотнув и пролепетав «простите», побежала вперед, как ошпаренная.
Водитель зло шикнул и, дождавшись, когда она уберется с дороги, резко рванул с места, скрывшись за поворотом. Благо народ, пересекавший дорогу на только что зажегшийся зеленый свет, успел уйти подальше от машины.
Бежавшую девушку долго еще замечали прохожие, думая про себя, что она либо чем-то напугана, либо что-то натворила, либо — и то, и другое. Подростки смотрели на нее немного удивленно, взрослые рычали недовольно «ненормальная, смотри куда идешь» и нечто подобное, если она их задевала и извинялась, а пожилые только и пыхтели «вот, молодежь-то пошла». Наконец-то Сакура добежала до какого-то высокого здания, всего утыканного рекламными вывесками, режущими глаза неоновым светом.
«Торговый центр... Не прошло и полгода».
Переведя дыхание, девушка зашла внутрь. Тут же на глаза попалась вывеска — «продукты», и девушка пошла по стрелке. Опасность миновала — она в магазине, и здесь ей ничего не угрожало. Ну, разве что, летящая в нее банка с соусом и знакомый голос, испуганно кричащий:
— Берегись! Лови ее!!! — а тут и Ринджи нарисовался с протянутой рукой, летящий в воздухе прямо на Сакуру. Девушка не успела бы среагировать, если бы не близнецы.
«2012 наступит раньше», — подумалось ей. Сакура даже по инерции отпрянула, когда Ринджи, все же не упав, остановился прямо перед ней с банкой в руке. Вскоре появился и его старший брат.
Все еще пребывая в шоке, она с опозданием спросила их:
— А вы что тут делаете? Опять от подружки прячетесь?
— Мы за продуктами пришли. У Ринджи бездонный желудок и...
— Ага, а Тейджи у нас мамочка по вызову, — рассмеялся брюнет, за что получил увесистый подзатыльник от брата.
— Слышь, сынок. Заткни свой рот и иди ищи спагетти!
— Сакура, спаси меня от этого изверга! — младший состроил плачущую гримасу и, обойдя Сакуру, «спрятался» от Тейджи за ее спиной.
— Кто бы меня от моего спас, — усмехнулась девушка, погладив живот, когда тот громко заурчал.
Братья переглянулись и хором ответили:
— Пошли к нам! Спасем!
— Ой, не-е-е-е-т... Мне сначала нужно закупиться, может, вы поможете? — Cакура осмотрела супермаркет и присвистнула — без их-то помощи она будет долго искать то, что надо, а времени в обрез. Один плюс — все же пользу они еще могут принести, хотя бы побыть с ее сумкой и покупками.
— Конечно.
Близнецы были рады помочь ей. Пока они набирали продукты для ее холодильника, Ринджи успел ее напугать, схватив за талию сзади с диким криком, за что получил замечание посетителей и одного работника магазина. Потом Тейджи доказывал Сакуре, что чем сахар желтее, тем он вкуснее, и вообще сахарная пудра лучше всего. А его брат, уставший слушать этот приторно-сладкий разговор, утянул Сакуру за собой, в отдел зоомагазина.
«И это еще что-то про девушек говорят, мол, они много времени на шопинг тратят», — улыбнулась Харуно про себя, разглядывая самых разнообразных рыбок. — «Надо будет братьев чаем напоить и взять номера телефонов. Ребята веселые и хорошие. Ну, правда, через чур энергичные... В квадрате... Но это же здорово!»
— Эй! Сакура! Иди сюда! Смотри, здесь морской аквариум!!! — Ринджи поманил ее к себе рукой. Его воодушевленный взгляд так и светился восторгом.
— Сакура, он помешан на них, ты тут потратишь все свое время, если его не угомонить, — шепотом сказал Тейджи, нагнавший их только что.
— Разве это плохо? — спросила девушка.
— Плохо? Нет, ну смотря...как посмотреть. Просто, в прошлый раз он тут проторчал до самого закрытия магазина.
— О-о-о-о, ну да, это меняет все... — тут же ответила она старшему и обратилась к его брату. — Ринджи, пойдем, вы обещали показать мне магазин, — девушка взяла его за локоть, чтобы отвести от аквариума.
— Да погоди ты! Вон, смотри какие рыбки! Они светятся в темноте красивым синим цветом, а вот те...
— Ринджи, пошли, я тебе рыбу куплю, — сухо сказал его брат, хватая под другой локоть.
— Знаю я твою рыбу! Соленая и с выпученными от ужаса глазами!
— Ринджи, я обещаю, что когда приду к вам в гости, приду с новой рыбкой, у вас ведь есть аквариум, верно? — cпросила девушка Тейджи, поскольку второй братик смотрел неотрывно на предмет своих грез.
Тейджи прикрыл глаза и помахал рукой, словно говоря «боже упаси».
— Как же! Этот изверг всех моих рыбок пустит на жаркое! — отозвался Ринджи.
«Мда, неудачная идея... Ладно, надо быть иногда жестче...»
Все же, младший из братьев не был ребенком, поэтому не стал больше ни Сакуру, ни Тейджи заставлять себя ждать. Они вышли из магазина и направились по торговому центру к выходу.
На первом этаже в самой большой зале почему-то было очень много народа — не продохнуть. Многие — разговаривали по телефону, другие — читали газеты или просто болтали друг с другом. Еще целая толпа народа сновала туда-сюда в поисках нужных товаров. Сакура и близнецы еле пробились сквозь все это, даже Ринджи, с его высоким ростом, застрял — он нес большинство пакетов. Тейджи уже хотел было что-то ему сказать, как вдруг весь центр оглушила громкая заводная музыка. Все, кто были в зале, тут же нервно дернулись и стали озираться по сторонам. Но на этом неожиданности не закончились.
Постепенно люди стали тесниться к стенам и витринам, чтобы освободить центр залы — какой-то парень вышел и начал танцевать нижний брейк под эту музыку.
Тейджи и Ринджи, переглянувшись, растолкали народ и позволили себе и Сакуре наблюдать за всем с более удачного места. Если сначала танцующий парень был один, то теперь к нему присоединились еще двое.
— Вот дают. Ты посмотри, там еще! — Ринджи уже поставил пакеты на пол и стал во все глаза наблюдать за танцорами.
Музыка сменилась. В зале показывали свое мастерство уже более двадцати человек, и поток желающих не иссякал.
— Это флешмоб. Наверняка, — задумчиво произнес Тейджи, которому тоже было интересно и весело.
Холодный деловой торговый центр заметно преобразился. На лицах абсолютно всех людей царила счастливая, теплая, искренняя улыбка. Некоторые начинали двигаться в такт музыке. Другие — просто хлопали в ладоши, подстраиваясь под ритм. Третьи — снимали на камеры и сотовые телефоны. И лишь один парень наблюдал за всем этим с ухмылкой на лице. В его взгляде так и читалось — «вот, идиоты».
Радость, море позитива, смех, музыка, ритм, танцы — все это так воодушевляло, приподнимало настроение и даже само по себе демонстрировало, что вот оно — то, за что надо любить жизнь. Сплоченность людей, их готовность дарить радость и счастье окружающим. Это было невероятно. Словно сказка — минуту назад все были отчужденными и надменными и в миг все преобразилось!
Спустя каких-то семь минут в зале почти не осталось зрителей — большинство оказались вовлечены в ритм музыки, а те, кто являлись простыми прохожими, устроились позади и просто повторяли незамысловатые движения, смеясь и искренне радуясь.
Снова смена музыки —абсолютно все девушки ушли с импровизированной танцплощадки и остались одни парни.
Резкие ритмичные и четкие движения — казалось, что эта опытная группа танцоров призывала всех танцевать вместе с ними. На их лицах были невероятно добрые и счастливые улыбки.
Но тут, мимо Тейджи и Ринджи прошла Сакура, выходя навстречу группе танцующих парней — словно под музыку она сделала два жеста, говорящих о том, что ей абсолютно не нравятся их танцы. Вдобавок ко всему, она еще и сморщила недовольную милую рожицу. Группа парней ей подыграла, вскинув руки вверх — мол что она тут забыла. Сакура протянула руки вперед и поманила пальцами народ из толпы. Просачиваясь сквозь эту гущу зевак, стали выходить девушки, которые, хватая молодых людей, положили все одновременно их руки себе на талии, а сами свои им на плечи. Cакура тоже не осталась в долгу: как и многие ее сверстницы, у которых не было партнера, она взяла себе такого из толпы. Харуно выхватила темноглазого брюнета, того самого, с надменной усмешкой. И вот начался вальс...
Парень был немного растерян — он никак не ожидал, что каким-то образом окажется среди этих танцующих. Однако, основы вальса, слава богу, он знал. В добавок, можно было просто повторять движения за другими парами.
Двигаясь в такт, парень все смотрел на свою партнершу. Он никак не мог вспомнить, где он ее уже видел. Совсем недавно... Его даже не тронула сложившаяся обстановка. Если остальные, все без исключения были переполнены чувствами, схожими с любовью к жизни, восторгу от осознания того, что каждый из них сейчас является здесь нечто большим, чем просто прохожим, то он словно находился в другой реальности — в скучной повседневной жизни — и пытался вспомнить, почему ему знакомы эти нежно-розовые волосы и лучистые зеленые глаза.
Наконец, вальс кончился, и все вернулись на свои места. Девушки, которые брали партнеров из толпы, кокетничая, помахали им ручкой в знак того, что они могут уйти. Снова яркая броская и зажигательная музыка, заставляющая двигаться тебя сама собой. Сакура — одна из первых танцующих в ряду и ведущая за собой остальных. Движения! Яркие и стремительные — порой в них даже просматривается страсть. Люди, воодушевленные таким сюрпризом, стояли и улыбались, кричали и хлопали в ладоши. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.
Стоило музыке стихнуть, как танцоры тут же стали расходиться так, словно ничего и не было. Тейджи и Ринджи просто светились от радости, а Сакура, как ни в чем не бывало забрала пакеты и пошла к выходу.
Остальные участники флешмоба точно так же отправились по своим делам — кто уткнулся в свою газету, кто продолжил болтать, а кто-то пошел по магазинам. Лишь зрители так и остались стоять в шоке от всего произошедшего.
После магазина, Тейджи, Ринджи и Сакура, накупившие гору продуктов, направились домой. Всю дорогу братья восхищались ее талантом и просили позвать на следующее выступление. Их восторженные возгласы были слышны и на улице, и в подъезде, а затем продолжались и в квартире девушки. Как только Харуно заполнила свой холодильник, братья потащили ее к себе в гости.
Почти весь вечер, несмотря на слова Сакуры «мне нужно подготовиться к университету», они проболтали за чашкой чая. Оба рассказывали о том, как здесь жили и когда приехали. Тейджи оказался любителем борьбы, а Ринджи, мало того, что увлекался рыбками, обожал и другую живность, которую его брат терпеть не мог. А поскольку Тейджи был старше, то животных в доме не было... Даже рыбок.
После, братья узнавали у девушки что к чему и почему. Cакура, будучи человеком общительным, рассказывала им все, что бы они не спросили, так что теперь ребята поняли, от чего она такая улыбчивая, почти никогда не смотрит на дороги и путается во многих других мелочах. Близнецы даже устроили ей маленькую экскурсию по своим апартаментам.
У братьев в квартире было достаточно опрятно и чисто, пока речь не зашла о комнате Ринджи. У него на столике было полно разбросанных газет с объявлениями о работе, а стены все увешены несколькими слоями плакатов с животными вперемешку с самыми последними моделями машин.
У Тейджи же в комнате все было в классическом китайском стиле: ничего лишнего, все по строгости и единственная громоздкая вещь — стеллаж, полный всяческих книг.
Уже за полночь, когда нужно было уходить, они еще долго беседовали у порога, а потом еще между дверьми. В общем, Сакура уже радовалась тому, что у нее такие замечательные соседи.
— Ладно, Ринджи, отпусти уже девушку, не видишь, она устала, — старший издевательски взлохматил волосы младшего — все они уже с час стояли в дверях.
Ринджи хотел было что-то ответить, как заметил парня, идущего по коридору. Он прижал телефон плечом к уху, а сам обматывал свое запястье бинтом, проходя мимо троицы.
— Эй, а это не твой напарник из торгового? — спросил близнец, бесцеремонно тыкая пальцем в брюнета.
— Какой напарник? — переспросила Сакура.
— Смотри, какой красавчик! На такого грех не заглядеться. Таким вообще запретить надо шастать по городу, вот откуда гомики и берутся, — хохотнул Ринджи.
Незнакомец покосился на близнецов с таким убийственным призрением во взгляде, что Ринджи прикусил язык. Закончив с перевязкой, брюнет достал из штанов ключи и, подойдя к двери, которая располагалась напротив квартиры Сакуры, стал открывать дверь.
— Разве там не Микото с Фугаку жили? — задумчиво протянул Тейджи.
— Да они ж съехали. Хотя... Если присмотреться... Наверное это их сынок.
— Ринджи... Тейджи... — угрожающе кашлянула девушка, намекая на то, что нечего издеваться над незнакомыми людьми и обычными прохожими. — Спокойной ночи, — последнее она добавила более мило.
— Тейджи, двигаем отсюда, не видишь, у них свиданка под прикрытием, — хохотнул Ринджи, заталкивая брата внутрь и захлопывая перед Сакурой дверь.
Девушка только усмехнулась и направилась в свою квартиру, даже не глядя на того, над кем издевались. Ей немного было стыдно за близнецов, как за детей. Когда девушка оказалась в помещении, послышался слабый, еле уловимый, скрип двери и хлопок.
Он словно эхом отозвался в коридоре — тот незнакомец тоже зашел в квартиру. Затем — три глухих оборота в замке и шаги в глубину комнат.
Разминая поврежденную кисть, парень отложил свой сотовый на тумбочку и только сделал шаг в сторону своего рабочего стола, как телефон тут же зазвонил. Нахмурившись, брюнет посмотрел на дисплей и, увидев, что это с работы, все же взял трубку.
— Саске?
— А ты ожидал услышать кого-то еще, звоня мне? — как отметил про себя его собеседник, брюнет был явно раздражен — больше слов, чем обычно, напряженный тон и подчеркнутое безразличие.
— Нет. Завтра тебе пригонят еще одну малышку, посмотришь ее. Деньги выдали авансом, так что твоя зарплата за нее в конверте, сам знаешь где.
— Хорошо, Шикамару. Если это все, то пока, — не дожидаясь ответа, Саске прервал связь и, небрежно кинув телефон снова на прикроватную тумбочку, прошел к своему столу, включив компьютер. Ему хотелось посмотреть кое-какие новинки, хоть в чем-то расслабиться.
«День был паршивый. Сначала какая-то дуреха чуть под колеса мне не кинулась, потом эта в магазине, походу дела моя соседка, да еще близнецы...» — вспоминая все, что было, парень направился в душ, чтобы «смыть с себя» весь прошедший день.
Струи горячей воды стекали с него, унося с собой усталость и противное ощущение пота. Работы сегодня было хоть отбавляй, а неприятные столкновения с прекрасным полом никак не прибавляли позитива. Саске оперся здоровой рукой о холодную стену и смотрел на утекающую в сток воду. Вечером — горячая. По утрам — холодная. Это была его привычка. Как и то, что надо рано вставать, обязательно завтракать и только потом отправляться на работу. Пай мальчик, на первый взгляд. Но его так воспитали, и все это просто приелось к нему, а изменять что-либо и не требовалось.
Он все делал без единой улыбки на лице, без единой толики радости в глазах. Словно робот, знающий свое дело. Надменный, эгоистичный. Эти две черты, пожалуй, ярче всего проскальзывали в его характере. Но вместе с тем он не был пустышкой. Его воспитывали, что он всегда всего должен добиваться сам, поэтому он начал подрабатывать еще в четырнадцать лет. Лишь то, что он выглядел старше и умнее своего возраста, позволяло ему найти какую-либо работу. За шесть — семь лет он успел перепробовать множество профессий, но остановился он на одной. Желая заниматься этим, как своим хобби, имея задатки к выбранной профессии и незаурядные способности, он смог не только удержаться в свои годы на этой работе, но и получить повышение. Пока небольшое, но все же.
Вот уже неделю он чинил машины, порой, по заказу добавляя некие детали, если ему позволяло начальство. Но в этот раз он решил все по-своему.
Как и сказал Шикамару, ему пригнали «Subaru», которую нужно было не только починить, но и сделать ей полноценный профессиональный тюнинг вместе с аэрографией.
Сперва все шло, как по маслу. Шеф порой заглядывал в мастерскую, посмотреть, как у юного дарования дела, а потом уходил, полностью удовлетворенный. Но, когда он пришел в очередной раз...
«Неплохо вышло...» — подумал брюнет, оглядывая свою работу и потирая вывихнутое запястье, которое до сих пор не прошло.
«Что...это...» — подумал начальник, смотря на полностью готовую машину, не заметив, что проговорил свою мысль вслух.
— Выполненный заказ, — невозмутимо ответил Саске, смотря на него через плечо.
— Но... Я же был тут совсем недавно и ты возился с ее запчастями...
— И что с того?
— Аэрографию-то когда успели сделать??? Это просто физически невозможно! Только на оттюнингованную машину можно наносить рисунок! Ты не мог успеть!
— Пока я делал капот, Сай обновил краской крышу машины и багажник, с которыми я уже закончил, — пожал брюнет плечами и, повернувшись к шефу полностью лицом, задал волнующий его вопрос. — Оплата?
— Разве тебе уже не дали?
— Мне дали за починку. За тюнинг — нет.
— Извини, но эту работу ты сделал по своей инициативе. Между прочим за тюнинг было уже выплачено другому сотруднику.
— Но он ничего не сделал.
— Из-за тебя.
— Я сократил срок работы в несколько раз.
— Да, но пока твою работу не проверит профессионал, зарплаты не получишь, — сказал работодатель Саске, поворачиваясь к нему спиной и уходя прочь.
«Профессионал? Да, конечно. Только он как всегда всю работу присвоит себе», — недовольно подумал брюнет. Он прошел к углу, где были свалены шины и расположился на них, как на диване, поджидая свою «экспертизу». По поводу денег он не переживал — это было действительно его самодеятельностью, но отдавать лавры от своей работы он не собирался никому.

62

Часть 2.
«Никому. Никому не хочется вставать в такую рань. Но, черт возьми, что это за город такой, что мне уже пятый человек говорит, как пройти к университету, и пятый раз все запутанно и непонятно!» — думала девушка, рассеянно улыбаясь очередному прохожему, который любезно потратил свое время на пояснения.
Сакура уже начала терять надежду на то, что успеет к первой паре. Опоздать на нее в первый же день... Не очень-то приятная перспектива. Но никто еще ни разу не объяснил нормально, все только и делают, что куда-то торопятся, словно за ними стая волков гонится.
«Да... Я начинаю понимать, насколько кардинально Токио отличается от Осаки...»
Вдруг, девушка заметила неспешно идущего молодого человека. Судя по одежде, он был студентом. Черные джинсы, кроссовки, белая спортивная кофта с капюшоном и синими рукавами, белая сумка через плечо. В его походке и во взгляде, которым он окинул идущего рядом с ним человека, проскальзывало безразличие ко всему. И, судя по всему, он никуда не торопился.
— Извините, вы не могли бы сказать, как пройти к токийскому университету? — виновато улыбаясь, спросила Харуно у парня, немного обогнав его и преградив ему дорогу.
«Снова она... Черт, этот хренов профессионал... Надеюсь вчера до него дошло, что делать можно, а что — нельзя... К университету?» — парень остановился перед девушкой, пристально смотря ей в глаза, но, в то же время, словно и не видя ее. С таким винегретом в голове он не сразу понял, что от него все еще ждут ответа. Но даже опомнившись, он не торопился с этим. — «Лицо до боли знакомое... И эти розовые волосы... Черт... Где же я ее видел в первый раз...»
Сакура еще раз окинула его взглядом.
«Руки в карманах, спокойный высокомерный взгляд , небрежно расстегнутая кофта...»
— Извините, видимо, я не вовремя, — девушка направилась дальше искать того, кто бы мог ей помочь.
— Да ты как снег на голову. Идешь среди толпы студентов и суетишься только зря, — усмехнулся парень. Он точно видел ее еще до торгового центра, но где — вспомнить никак не мог. От этого было очень неприятное чувство, которое не оставляло его в покое.
Сакура лишь рассеянно обернулась на его голос и улыбнулась, только за его ответ, почти на него не глядя, и, отвернувшись, пошла вперед, только потом осмысляя его слова...
«Толпа студентов значит...»
Из глубокого мысленного процесса ее вывела саднящая боль в локте и резкий рывок назад. Как только ее нога, которой она уже почти переступила тротуар, оказалась за пределами бордюра, мимо промчалась машина. Еще чуть-чуть и Сакуру бы сбили...
— Вспомнил! Это ты мне перебегала дорогу, как последняя сумасшедшая, — хоть со стороны и казалось, что черноволосый парень спас ее, на самом деле, он одернул эту девушку только с одной целью — вправить мозги ей на место. Если бы он ее тогда сбил, его бы по судам затаскали ее родственники. А, судя по всему, он еще не раз встретит эту девушку в местных окрестностях.
Девушка стояла и смотрела, ошарашенная таким поворотом событий. Она тоже вспомнила его.
«Да, я...перебегала ему два раза дорогу...целых два раза...»
— Извините... — Сакура отвела взгляд, потому что ей действительно от чего-то стало стыдно.
— Попробуй перебежать хоть еще раз на красный — перебежишь на Тот свет, — парень отпустил ее и, как ни в чем не бывало, направился дальше, к университету.
— Я же извинилась, зачем говорить подобное? — теперь уже девушка схватила его за локоть и развернула к себе.
— Хм... — Саске окинул взглядом свою руку, за которую она по-прежнему его держала и со снисходительной улыбкой наклонился к ее лицу, сорвав с ее губ неожиданный, легкий поцелуй. Затем он резко развернулся и, тем самым высвободив свой локоть, продолжил свой путь.
Сакура осталась стоять в ступоре. Один бог знает, сколько прошло мимо нее людей и сколько проехало машин, пока она пыталась понять, что произошло. Опомнившись, девушка перебежала дорогу на последних секундах зеленого света с мыслью: «Нахал!».
— Вы что себе позволяете? — громко обратилась она к нему.
— Я позволил себе взять плату. Так сказать, компенсация за моральный ущерб, — усмехнулся парень, даже не переставая идти.
— Какой еще моральный ущерб! Я извинилась, признала, что виновата! Кто вы вообще такой, что смеете поступать так? — девушка снова догнала его, задержав за руку.
Ее бесило, что «этот гаденыш», как она обозвала его про себя, позволил такие вольности.
— Это не важно. Или тебе так понравилось, и хочешь напроситься на большее? — брюнет смотрел на нее так, словно она была глупой девочкой, которая попалась на уловку.
— Мне кажется, это вы напрашиваетесь на проблемы, — предупреждающим тоном ответила Сакура на его колкость. Ее всегда раздражали такие люди, для которых чувства находятся на каком-то последнем месте в списке «важное».
«Бабник. Сто пудов».
— Проблемы? Это скорее у тебя будут проблемы. И, кстати, — парень посмотрел на свои наручные часы, — разве ты не опаздываешь?
— Опаздываю из-за одного кретина, — Сакура быстрым шагом направилась дальше, обогнав наглеца.
Корпуса ее нового университета вскоре показались из-за очередного поворота.
«Неужели институт находится в десяти минутах ходьбы от дома? Черт, вот зачем спросила этого дурака? Почему из всей толпы медленно шел именно он?!»
Далее дорога обошлась без приключений. Да Сакура уже и забыла про то, что только что произошло. Ее уже трясло от одной мысли о том, какое впечатление она произведет на одногруппников. Очень хотелось влиться в коллектив, но ее настрой заметно поубавился, когда она снова вспомнила об инциденте на дороге.
Порой память — не лучший друг. Стоило ей вспомнить о поцелуе, как ее губы словно вновь начали чувствовать его дыхание и тепло. Надо же было позволить такому нахальному поступку отпечататься в ее мозгу. Девушка даже разозлилась на себя за это.
За своими переживаниями, Сакура даже забыла о том, что собиралась со всеми подружиться, и не сразу очнулась — она довольно долго сидела за партой, в задумчивости подперев голову рукой. Девушка спокойно сидела, когда почувствовала прикосновение к своей спине и, как кто-то провел линию от ее лопаток вниз до поясницы. Сакура, первые пару секунд «ласки» сидела смирно. Затем, медленно повернулась к новому одногруппнику.
— Привет, — радостно поздоровался он, широко улыбаясь Сакуре. Брюнет с зелеными глазами... Кто бы мог подумать, что это один из близнецов, который сейчас во всю радовался девушке.
— Тейджи?! — удивленно воскликнула она, — Что ты тут делаешь? Ты...в моей группе?!
— Не орите вы так, прекрасное создание. Вы же меня оглушите! — как всегда строя из себя галантного красавца, ответил парень.
Внезапно Сакура вновь почувствовала те же ощущения на своей спине, что и несколько минут назад. Но на этот раз это был Ринджи, который сидел сбоку от нее, и к которому она повернулась спиной.
— Привет, красавица.
У Сакуры от внезапности такой встречи в изумлении расширились глаза.
— Вы?! Оба?! Тут?! — воскликнула она. — «2012 грядет...»
— Да не ори ты! — уже вдвоем зашипели они на девушку.
— Как поживаешь? — немного издевательским тоном спросил Ринджи, поглядывая на преподавателя, который смотрел в их сторону.
— Супер, — с сарказмом ответила она. — «А что, здорово, что мы еще и в одной группе. Может, они и шумные, и шалить любят, зато с ними не соскучишься», — подумала Сакура. — А сколько человек в группе?
— Понятия не имеем. Мы просто в списке нарыскали твое имя и все, — усмехнулся Тейджи. — Ринджи сразу снесло голову, и он помчался сюда.
— Ничего мне не снесло, — младший даже немного покраснел, отвернувшись в сторону, чтобы Сакура не заметила.
— Ясно, но хотя бы уже вместе, — ободряюще улыбнулась девушка. — А какой первый предмет? — спросила она тише, чтобы преподаватель не слышал.
— Ты вообще что ли не в курсах?
— Вообще... Я не смотрела расписание, — махнула рукой девушка, и в этот момент вошли еще четыре человека.
Они шли чуть порознь. Некоторые из них робели, а некоторые демонстрировали свой характер уже с первых минут, целенаправленно продвигаясь к выбранной парте. Но все без исключения с интересом поглядывали на близнецов. Это вообще редкость, а когда она еще и примечательная и заманчивая для женской половины общества — так тут и шею можно вывихнуть.
Девушка обвела взглядом аудиторию, запоздало поздоровалась с преподавателем, чем вызвала у него ироничную улыбку, а после — с вновь прибывшими одногруппниками, бросив сухое «привет».
И тут появилась она. Волосы неопределенного цвета, ибо многократное мелирование сделало это тайной. Казалось, девушка выпорхнула с глянцевой обложки журнала о шедеврах в искусстве по созданию фарфоровых кукол. Действительно красивая... Но в ее действиях проскальзывала некая неприязнь к месту, в котором она находилась, и ко всем окружающим.
— Да ты тихий ужас, — казалось близнецы единственные не обратили на «шедевр» внимания, продолжая забавляться с Сакурой.
— Как дела? — ни с того ни с сего спросил старший из братьев.
— Как здоровье?
— Как настроение?
— Есть печенька?
— Есть ручка?
— Есть парень? — последнее спросил Ринджи, после всего этого завала вопросов, которые как снег высыпались на голову Сакуре.
— Ребят, кто вас укусил? — девушка не знала, как на все это ответить. Куча вопросов вертелись в ее голове, так что оставалось отвечать только то, что первое придет в голову.
— Да никто нас не кусал, — возмутился Тейджи.
— Точно-точно. Отвечай давай на все вопросы! — теперь Ринджи навис прямо над Сакурой.
— М-м-м... Ну...хорошо, нормально, отлично, — девушка перевела взгляд с одного брата на другого. — «Вранье все это» — подумала она. — Нету, есть, запасной нет, нету... Ой... — чуть тише ответила девушка, поняв, что проболталась о своей личной жизни.
— Кстати, а где Тейджи? — Ринджи только сейчас заметил, что его брат куда-то пропал.
Пока Сакура и братец заболтались, Тейджи успел оказаться на другом конце аудитории, рядом с девушкой-красоткой.
«Фарфоровая кукла» сидела, не обращая ни на кого внимания. Пока не обращала, потому что не хотела.
— И все же, как зовут нашу Снежную королеву?
Девушка недоверчиво покосилась на подошедшего зеленоглазого брюнета и, окинув взглядом, неохотно ответила на вопрос:
— Лита.
— Тейджи к вашим услугам, — парень сделал наигранный поклон, ослепительно улыбаясь.
— Очень приятно, — ответила сухо одногруппница.
— Какая жалость... Ринджи, тут лед не тает под моей лучезарной улыбкой.
— Тебе притащить обогреватель? — осведомился младший, подходя к брату и фамильярно облокачиваясь о него, нагло осматривая при этом Литу. — А лед-то хорош. Из такого скульптуры делать.
— А чем тебе эта не скульптура? И глазки огромные, и ручки изящные... И попка, и грудь на месте. Действительно, что тебе еще надо?
— Что за наглость, — фыркнула Лита, оглядывая близнецов. Но все же частично ей понравилось то, что они сказали.
За всем этим с интересом наблюдала Сакура, немного разочаровываясь.
«От одной к другой, да?»
— Девушка требует наглости, — Ринджи хлопнул Тейджи по спине так сильно, что тот согнулся пополам. При этом, лица парня и девушки оказались в нескольких сантиметрах друг от друга. — А я к нашей горяченькой юной доброй Сакуре пойду. Где ты, мой пупсик? — одним словом, Ринджи понесло...
— Молодой человек, вы в аудитории, — рявкнул преподаватель, про которого уже все забыли.
Сакура, услышав это «пупсик», передернулась.
«Бр-р-р... Ненавижу такие ласкательные слова».
— Смотри, смотри, как липнет, — заговорчески усмехнулся Ринджи, сев рядом с Харуно. — Тебя это задело? — ни с того, ни с сего совершенно серьезным тоном спросил он, наблюдая за братом.
— Нет, ни капли, — тут же ответила девушка, замечая пополнение в группе.
— А почему тогда загрустила? — спросил Ринджи, теперь немного тревожно смотря прямо в глаза Сакуры. Каким бы ветреным и бесшабашным он ни был, проницательности ему не занимать.
Тем временем, Тейджи, воспользовавшись моментом, уже хотел было поцеловать ледяную девушку, но его собственные принципы не дали ему этого сделать, тем более, что преподаватель уже встал и пошел закрывать дверь.
Группа, состоящая из одиннадцати человек, уже расселась, в том числе и близнецы, от чего тут же стало тихо.
Всю пару преподаватель потратил на организационные вопросы. Познакомившись с каждым, он представился их куратором Хатаке Какаши. Далее он рассказал что есть в университете, специально для нескольких новеньких, чтобы они могли хоть немного ориентироваться. Так же было несколько слов о семинарских занятиях и, главное, практических, которые у них будет вести четверокурсник по средам и пятницам.
— А как его зовут? Или нам нужно искать? Он хоть будет приходить вовремя? — спросила Сакура, видимо заразившаяся от близнецов манией заваливать вопросами.
— Вот это хороший вопрос. Он сам будет назначать время. Имя — Наруто Удзумаки.
— А на его пары тоже обязательно ходить? — спросил Ринджи.
— Посещаемость его занятий влияет на вашу оценку на экзамене, а так же ваша успеваемость будет фиксироваться и тоже учитываться. По предмету и практике — отдельные оценки в диплом.
— Вот черт... — разочарованно пробормотали близнецы.
Но Сакуру это не особо огорчало. Как сказали Ринджи и Тейджи, занятия заканчивались в два часа дня. Ее сменяли в детсаде — в три. Значит, времени — целый час. Но несовпадений все равно быть не могло — именно в среду и пятницу она не была занята, поскольку за эти дни отрабатывала в субботу две смены. Так что, ее планам ничего не мешало.
Когда пары кончились, Сакура под шумок ушла из института вперед близнецов, постоянно оглядываясь на дорогах и смотря на светофоры.
«Как врезать-то ему хотелось... Представится еще случай, мы, ведь, соседи».
Но она зря так остерегалась встречи по дороге домой. Сейчас она Сакуре точно не грозила, поскольку парень в данную минуту стоял возле окна в коридоре университета и вертел в руках сигарету, раздумывая над чем-то своем. Мимо проходили целые группы, одиночки и парочки, но все это было словно на дальнем фоне.
— Вы случайно не с четвертого курса? — спросила его вдруг девушка, напоминающая фарфоровую куклу, остановившаяся прямо перед ним.
Саске смерил ее оценивающим взглядом и, убрав сигарету, направился дальше по коридору мимо девушки, ничего ей не ответив.
— Вообще-то я к вам обратилась, — крикнула она ему. — «Черт, симпатичный-то...»
— Какая тебе разница, с какого я курса? — спросил черноглазый парень, посмотрев на девушку свысока через плечо.
— Я бы хотела найти Удзумаки Наруто, он будет вести у нас дополнительные часы занятий и консультации, — тут же ответила она. — «Хоть бы ты был Удзумаки».
— Наруто? — парень даже усмехнулся, — Сочувствую.
— В смысле?
— Узнаешь, когда занятия начнутся.
— А... То есть ты — не он? — девушка расстроено поджала губы. — Ясно... И здесь его нет, да?
— А ты так надеялась, что это я? — Саске забавлялся сложившейся ситуацией.
— Ну, почему бы и нет? — казалось, девушка приняла его игру.
— Сегодня в пять возле главных ворот, — с легкой улыбкой бросил он ей прежде, чем уйти.
Девушка уставилась в спину уходящему парню.
«Сегодня в пять у ворот...» — прокрутила она в своих мыслях заново. — «Да!!!»
Сколько раз эта фраза вертелась в ее голове в течение всего дня — можно было сбиться со счету. Сколько раз она смотрела на часы весь день — примерно тысячи.
Но вот, наконец, стрелка часов доползла до цифры пять, а Лита уже стояла у ворот. Горячо ожидаемый парень только показался на горизонте. Он неспеша выходил из здания университета, как-то лениво смотря на ожидающую его девушку.
Лита изобразила полное спокойствие, хотя внутри волновалась.
«Ну что же ты так долго идешь...»
Парень не знал имени этой девушки. И даже не интересовался им. Ему было все равно. Лишь легким кивком головы он пригласил ее следовать за собой — в сторону автостоянки.
— Может быть, хотя бы представимся друг другу? — спросила она, недоумевая.
— Саске Учиха, — сухо ответил он.
— Лита Гэндзи, — в тон ответила девушка... Но вскоре, когда они оказались в его квартире, ее интонации в голосе совершенно переменились. Еще бы. Ведь брюнет подарил ей наслаждение. — Саске...да...м-м-м... — преувеличенные стоны девушки раздавались отчетливо с шестого по восьмой этажи, если не больше, а ведь они были на седьмом этаже, в его квартире. Саске это даже начинало раздражать.
Сакура, возвращавшаяся из магазина, поднималась в лифте. Она уже было вышла из него и направилась к двери, как вдруг услышала очередной томный вскрик:
— Саске!
У Харуно расширились глаза, и она засуетилась с ключами в сумке.
— Еще!
Сакура нашла, наконец, ключи и вставила в замочную скважину. Но это девушку не успокоило, поскольку, как только она сделала это, видимо, этот Саске вставил там так же нехило.
— А...а...а! — и вот снова...
Два поворота ключа и Сакура очутилась в своей квартире. Она тут же, не разуваясь прошла в комнату и включила громкую музыку.
«Вот кабель!» — подумала Сакура, снимая с себя одежду. — «Как пошло, мерзко!»
«Вот сучка...» — подумал в этот момент Саске, закуривая сигарету и не обращая внимания на девушку, без сил лежащую на его груди. — «Настоящая подстилка. Даже не интересно. Прошлая хотя бы оскорблялась, но даже она все равно шла на любой мой свист, как собачка», — он выдохнул облачко дыма, машинально приобняв Литу. Просто так лежать было удобнее...

63

Глава 3. Помело?
Этот фрукт обладает сладким и, одновременно с тем, горьким вкусом. На языке фруктов - подчеркивает величие женских форм.

Наступило очередное утро. Лита ушла еще ночью, поскольку ее стали искать родители, а Саске сидел на кухне и пил кофе. По привычке он потянулся за сигаретами, однако, оказалось, что он все их выкурил. Решив, что день определенно не задался с самого утра, он все же оделся и решил сходить купить себе новую пачку – все равно без них он уже не может. Пока Саске закрывал свою дверь, он уловил странные звуки, доносящиеся из квартиры напротив.
- Черт... Ай-яй-яй... – послышался шелест ткани, что-то определенно падало, от чего девушка издавала такие звуки.
Наконец, ее дверь открылась, и новая соседка в юбке, белой водолазке, пальто и в одной туфле выпрыгнула за порог, надевая попутно вторую и не обращая внимание на брюнета.
- Черт... - пробубнила она, держа в зубах записную книжку.
- Оригинально. Что и следовало ожидать от сумасшедшей, - усмехнулся Саске, убирая ключи в карман и медленно подходя к Сакуре.
Девушка повернулась к источнику голоса, а затем резко села на корточки.
- Гребаная красота, которая требует жертв, - выругалась она.
Наконец, натянув туфлю, Сакура ответила:
- И слава богу, я хоть сумасшедшая, так ты – кобель, - развернувшись, она побежала вниз по лестнице.
«Кобель? Интересное заявление», - Саске вообще смеялся редко, но сейчас он не смог удержаться. Какая-то девчонка мало того, что совершенно реагирует на него не так, как остальные, так еще и кабелем его обозвала. – «За это пожалуй тоже плату стоит взять», - подумал он про себя, вызывая лифт.
Cакура неслась по улицам, уже более внимательно поглядывая на дороги. Дело в том, что сегодня была первая пара или пары – сама девушка не знала – с четверокурсником. Первая была отменена из-за заседания кафедры, так что Харуно смогла немного выспаться.
На улице было здорово. Повсюду цвела нежно-розовая и белая сакуры, даря людям романтическую обстановку, возможность насладиться красотой весны и воодушевиться на подвиги в любовных делах. Даже несмотря на то, что девушка сильно спешила, она успела насладиться зрелищем и озарить всех, кто видел ее лицо, нежной девичьей улыбкой.
Забежав в аудиторию уже на последней минуте перед каким-то блондином выше ее на пол головы, Сакура второпях заняла свое место. Она даже не знала, что это тот самый блондин их «учитель», да и некогда ей было выяснять кто он такой.
Братья, завидев подругу, начали перешептываться и как-то слишком весело на нее поглядывать, порой хихикая и пытаясь состроить серьезные лица под ее чутким взглядом. Она же была явно не в восторге от этих шепотов.
«Только сложилось хорошее впечатление!»
- И чего это вы тут шепчетесь? – напрямик спросила она.
- Просто решили, что будем с тобой сидеть по очереди.
- Это была причина для шепота? – усмехнулась девушка, но их тут же прервал приятный голос.
- Привет, я – ваш учитель и лаборант по всем точным наукам Удзумаки Наруто, - улыбчивый блондин не оставил равнодушной женскую половину группы. Хотя, одна все же о чем-то переписывалась по телефону, не обратив на учителя-лаборанта никакого внимания.
- Ага, - хором ответили близнецы. – Слушай, - Тейджи подсел за парту к Сакуре, - ты не знаешь, что это вчера за шум был?
- Ты о чем? – переспросила девушка.
- Я о криках «О да, Саске!» ну и типа того.
Сакура, скривилась, вспоминая все это.
- Да это наш мачо отрывался. Хоть под ночь успокоился, и я смогла уснуть.
«Стены нынче тонкие!»
- М-м-м... – Тейджи, как ученый потер подбородок. – Сосед что ли? Не удивительно, он же извращенец.
- Да, я заметила. Погоди, погоди. А с чего ты взял, что он извращенец?
«Ну, многие люди во время секса орут, не мне судить... Но что он делал, раз так сильно было слышно?»
- Ну... – тут уже Ринджи подключился к их разговору, - он тут тако-о-ое в мужском туалете с одной красоткой вытворял...
«Врешь и не краснеешь», - усмехнулся про себя Тейджи. – «А Сакура поверила... Даже не приняла во внимание тот факт, что мы его сами не знали еще вчера».
Харуно окинула Ринджи взглядом, размышляя правду он сказал или нет.
«Хотя... После вчерашнего еще и не в такое поверишь... И случай на дороге... Извращенец, сто пудов», - вынесла приговор девушка.
- Так, народ, прекращаем разговаривать, у нас емкая программа. И мне еще отчет о вас сдавать, - улыбнулся голубоглазый блондин. Посмотрев на него, Сакура невольно сама расплылась в улыбке.
- Так! – это было сказано сердитым тоном, и когда Харуно повернулась к братьям, то увидела, что они оба пристально на нее смотрят, уперев руки в бока.
- Что? – удивленно спросила девушка сдвинув брови.
- Близнецы в ревности страшны, - в один голос заверили ее Ринджи и Тейджи.
- При чем тут ревность-то? – Сакура хотела рассмеяться, но сдержалась. Пара, как никак.
- Ты! – Ринджи схватился за сердце. – Ты жестока! Ты беспощадно разбила мои мечты!
- Актеры, блин, - хмыкнула девушка. – Я ничего не говорила, - она указала на Литу, - когда вы к той подошли?
- Вот! Ты совершенно к нам ничего не чувствуешь! И уделяешь внимание красавчику блондину!
- Да тихо вы! – шикнула девушка.
- Так, народ, к следующей паре в пятницу прочитать два параграфа и сделать все упражнения, - начал Удзумаки с домашнего задания. А потом он объяснил весь материал. В целом, все было ясно и понятно, с юмором.
Наруто смог расположить к себе всю аудиторию и без труда удерживал на себе всеобщее внимание. Вроде он и не был их ровесником и даже отвечал за их практику, но, в то же время, его принимали, как своего. К концу занятия он разговорился с одним парнем из группы, и занятие кончилось весьма весело – народ покидал аудиторию смеясь, цитируя нового преподавателя, с его забавным чувством юмора, и распространяя это позитивное настроение по всему институту.
Когда троица друзей так же весело вышла из аудитории, они заметили, что Лита побежала вон из класса, толкая всех и бормоча что-то. Кажется, улыбчивость Удзумаки на нее никак не повлияла.
- Свалите с дороги! – оказывается, она бежала в конец коридора к соседу Сакуры, который сейчас стоял у окна.
- Так это она?! – воскликнула троица.
- Вот, что и требовалось доказать. Типичный мальчик семейства «извращенчикус», - заключил Тейджи.
Саске, в это время разговаривавший о чем-то с преподавателем, наконец-то распрощался с ним и неохотно посмотрел на Литу.
- Привет, - соизволил поздороваться брюнет.
- Здравствуй, - девушка, уже поняв его нрав, просто мимолетно поцеловала его в губы, вызвав своим действием приступ тошноты у Сакуры, от чего та, наигранно показывая свое отношение, прикрыла рот ладошкой.
Саске, заметив краем глаза жест девушки, усмехнулся и приобнял Литу.
- Сегодня свободна? – спросил он.
- Угум, - с удовольствием в глазах ответила девушка, положив руку ему на торс. Уже от этого прикосновения Лита явно хотела уединиться с ним прямо сейчас, что Сакура определила по ее физиономии. Харуно передернуло еще больше, поэтому она попросила близнецов пойти домой другой дорогой.
- Сакура, ты иди, мы немного задержимся, - с озорством в глазах сказал Ринджи.
- Ребят, вы поосторожнее... Мне на работу пора, до завтра.
«Чую, что-то они натворят...»
Саске же, видя, что Сакура развернулась и ушла, отпустил свою «девушку на одну ночь». Было забавно наблюдать, как его соседка реагирует на такие вещи.
- Я за тобой заеду вечером, - сказал он и тоже направился к выходу, пройдя мимо близнецов, которые уже решили исполнять свои задумки. Они оба мыслили одинаково, считая, что Сакуре это будет только на пользу.
Девушка быстро завернула за угол и начала спускаться по лестнице, думая, что же затеяли близнецы. Услышав за собой шаги, она решила, что это они, но, судя по звукам, топала одна пара ног, а не две, как обычно. Обернувшись, Сакура увидела через плечо Учиху. Ее взгляд стал изумленным, непонимающим и даже подозрительным. Она еще больше ускорила шаг, лишь бы Саске от нее отстал.
- Ты так шугаешься от меня из-за светофоров или поцелуя? – усмехнулся брюнет. Как Сакура ни старалась, расстояние между ними стремительно сокращалось.
- О тебе я думаю в последнюю очередь, - ответила девушка, чуть ли не переходя на бег.
- Что ж ты тогда пытаешься скрыться с глаз моих, как ошпаренная, киска? – Саске все больше и больше забавляло все это.
- Мне просто противны такие люди, как ты. Я ответила на вопрос? – спросила она, уже быстро преодолевая двери университета.
«Похоже, это входит в привычку», - промелькнула мысль в голове у Саске, когда он в который раз схватил ее за локоть. Более того, он прижал девушку к стене, развернув к себе лицом.
- Такие – это какие? – с весельем в голосе спросил парень.
Девушка ошалело посмотрела на него и затем ответила, попытавшись высвободить руку:
- Пусти! Ты вообще оборзел! – еще рывок.
- Я задал вопрос, - спокойно, как ни в чем не бывало, повторил Саске. Мимо уже проходили студенты, поглядывая на парочку, и среди их перешептывания можно было услышать «извращенец».
- Да отпусти ты! Я не обязана отвечать! – девушка попыталась ударить его ладонью в грудь.
Тогда брюнет перехватил ее вторую руку и наклонился к ней так близко, что она чувствовала его дыхание на своей коже, запах сигарет и одеколона. И его взгляд так и скользил по ней, словно он собирался запомнить каждый соблазнительный изгиб ее тела.
- Так хочется поиграть в кошки-мышки?
Девушка как-то жалобно, с неким страхом вдавилась в стену.
- Иди играй со своими партнершами, идиот, - Сакуру уже воротило от его близости.
- Ты говоришь, прямо как ревнивая женушка. Убегай, мышка, - парень отпустил девушку, надменно, с весельем смотря на нее.
«Вот скотина».
Оба они замерли и смотрели друг на друга довольно долго. Только Саске – издевательски, а Сакура – с ненавистью. Раздался оглушительный звук пощечины, и девушка пошла, не побежала, а именно пошла прочь.
«А вот за это легкой платой ты не отделаешься», - ухмыльнулся Саске и тоже направился домой.
Сакура долгое время слышала отдаленные шаги Учихи, пока наконец-то не свернула с дороги, оглядываясь по сторонам, и не скрылась за следующим поворотом.
«Почему из всех людей именно он мой сосед? Нет, ну вот почему?»
Девушка, надеясь не заблудиться, направилась домой по другой дороге – уже одно его присутствие выводило ее из себя.
В новой квартире было чем заняться. Небольшая уборка, готовка, да и кое-что хотелось переставить по своему вкусу. Конечно же не такие громоздкие вещи, как шкаф и кровать, но по мелочи хотя бы. И вот настало время вынести мусор. Открывая дверь, Сакура оглянулась, надеясь, что соседа по близости нет и, закрыв дверь, направилась к лифту. Однако, он почему-то отказывался работать – неприятности продолжались.
Выкинув мусор, девушка вернулась в дом и, шаркая устало ногами, стала подниматься на седьмой этаж. И вот, наконец-то она. Чистая площадка седьмого этажа элитного дома. Вот, только, почему-то лифт, несмотря на всю роскошь, не работает. Девушка, в конец упавшая духом, достала ключи и медленно стала открывать дверь, как ее накрыла чья-то тень.
- Вот и попалась, мышка.
В следующий момент крепкие сильные руки обняли Сакуру со спины и прижали к теплому телу, оттянув девушку от собственной двери.
- Что теперь будешь делать?
Мысли Сакуры менялись с бешенной скоростью так же, как и выражение ее лица: сначала удивленное, а потом яростное.
- Да что ты о себе возомнил?! – воскликнула она, пытаясь вырваться.
- Я? Ничего. Просто беру очередную плату. За пощечину, - его руки были расположены крест накрест – одна ладонь лежала на бедре, а другая – на груди. Благо слой одежды был не тонкий.
Долго думать не пришлось - девушка сначала попыталась ударить его локтем в бок, затем, пыхтя, попробовала снова вырваться из хватки, ну, и в завершение, словно на закуску, она начала орать: «Помогите».
«Вот разоралась», - недовольно подумал Саске и резко развернул ее к себе лицом. Недолго думая он заткнул ее грубым поцелуем – Сакура и опомниться не успела, как его поступок перешел из разряда «неожиданная романтика» в разряд «сладкая скотина...». Казалось, Саске высосал из нее весь воздух, вместе с четкими мыслями, оставив после себя лишь смятение и внезапную волну влечения к нему.
Все это время глаза девушки были широко распахнуты. Эти странные ощущения... Чувствовать в своем рту присутствие чужого... Теплые наглые прикосновения, возможно даже слишком горячие. И от одного ощущения его языка бросало в дрожь. Сакура, напуганная, в панике с силой толкнула его в грудь.
- Оставь меня в покое и больше не подходи, - прорычала она, вытирая дрожащей рукой губы.
- А то что? Трудно оставить такую занимательную игрушку. Я уже втянулся, - усмехнулся Саске.
Для них обоих явилось неожиданностью услышать чье-то громкое наигранное покашливание, словно кто-то делал это специально. Стоило Учихе повернуться к источнику недовольства, как получил нехилый удар кулаком по лицу.
И вот Учиха уже стоит, опершись о свое колено и смотря в пол. С его губ капала вязкая алая кровь. И это было плохо. Очень плохо для того, кто его ударил... Его ледяные глаза с ненавистью пронзили этого парня, посмевшего вмешаться. Миг – и вот, в коридоре сцепились два широкоплечих брюнета. Они оба были хорошими соперниками друг другу – высокий рост, отменная реакция, точные удары и никто не хотел быть проигравшим. Вскоре пол украшали капли крови не только Саске, но и Тейджи, который пришел на выручку Сакуре.
От пережитого шока и отчаяния девушка облокотилась о стену позади нее. Она заторможено переводила напуганный взгляд с Тейджи на «cоседа-извращенца» до тех пор, пока машинально не крикнула:
- Тейджи, хватит! – но, казалось, они оба вовлечены не только в физическую бойню, но и в мысленную. Ни Тейджи, ни его оппонент не услышали ее. Оба не желали проигрывать, хотя Учихе доставалось немного больше. То ли потому, что Тейджи выше, то ли потому, что он опытнее. Как никак борьба – это его хобби. Но Саске был сложным противником даже для него, потому что он был крупнее, а возможно и сильнее.
Весь этот беспредел продолжался до тех пор, пока «злого соседа-извращенца» не оттащил с диким криком «Саске хватит!» до боли знакомый блондин с голубыми глазами. За второго же взялся ни кто иной, как Ринджи.
- Черт, Учиха, да что с тобой!! - громко крикнул Удзумаки на друга.
- Тейджи угомонись! Какого хрена ты тут устроил?! – Ринджи повезло гораздо больше, чем Наруто. В отличие от Саске, Тейджи не стремился доводить дело до конца. Душу он отвел еще в первом своем ударе, а дальше – оборона.
- Саске, успокойся, балбес! Нет на тебя управы, черт возьми!!! Угомонись идиот!- удерживал его Наруто обхватив его и не давая приблизиться снова к братьям.
Cакура же, видя, что их разняли, быстро подошла к Тейджи, осматривая его.
- С тобой все в порядке? - волнующимся голосом спросила девушка.
- Я умираю, но твой поцелуй воскресит меня откуда угодно...
- Значит, с ним все в порядке, - перебил брата Ринджи, резко выпустив его, от чего тот чуть на пол не свалился. Младший из братьев, подойдя к Саске, встал прямо перед ним. В этот момент даже Ринджи был серьезен.
- Тебе все мало? Ты получил по заслугам, и лучше бы тебе своего друга послушать, - сказал он.
Саске, казалось, не обращал на него никакого внимания. Он высвободился-таки из «объятий» Наруто и, поправив кофту, стер с лица кровь.
- А он что, ее парень, чтобы лезть в наши с ней отношения? – насмешливо спросил Учиха. Видимо, драка ни капли не сбила с него спесь.
- Да, парень. Так что вали отсюда, - Ринджи сжал кулак, увидев, что мышцы Саске напряглись – он снова приготовился драться. Хотя битва, казалось, уже началась – они так и метали молнии во взглядах, обращенных друг на друга.
-Успокойтесь оба! - встал между близнецами и Саске Наруто. – Хватит, - серьезно повторил блондин, но в его взгляде не было неприязни, а, скорее, только просьба закончить весь этот балаган.
Ринджи же перевел взгляд на Сакуру. Он считал, что раз с нее все началось, то и ее слово – решающее. Харуно только слабо кивнула, словно благодаря за то, что он понял ее.
Саске, видя, что Ринджи направился к брату, вернулся к своей двери и вместе с Наруто ушел в свою квартиру. Ринджи же вместе с Тейджи присоединился к Сакуре. Но, как только старший переступил порог ее квартиры, младший, улыбаясь как ни в чем не бывало, медленно закрыл за ним дверь с той стороны, напоследок лишь сказав:
- Я если что дома.
Cакура, нахмурив брови, посмотрела туда, где только что стоял Ринджи, после чего провела в свою комнату Тейджи и усадила на мягкую постель. Сама же девушка покинула его, засуетившись на кухне. Она достала все, что нужно из аптечки и только потом вернулась к «герою дня».
«Оказывается этого идиота звали Учиха Саске... Неслабая артиллерия», - подумала девушка, разглядывая изрядно ощипанного, но не побежденного Тейджи. - Потерпи немного, - девушка влажным белым полотенцем стала смывать подтекшую кровь с подбородка, губ и щеки.
- Сакура, вы с ним близко знакомы? – спросил Тейджи, морщась, когда она задевала раны.
- Извини, нет, просто имела неосторожность столкнуться с ним пару раз... И сегодня я влепила ему пощечину, - девушка сидела перед парнем на коленях и протирала его лицо и руки.
- Пощечину? За что? – Тейджи нахмурился. Если Сакура так поступила, значит Саске успел что-то еще натворить.
- Да я сама не знаю, он увязался за мной тогда, когда мы разошлись, я пыталась идти быстрее он нагнал. Не знаю, что у него на уме было... Ну да ладно, потерпи, сейчас обработаю царапины, будет щипать.
«Тейджи, Тейджи... Ну зачем ты так».
- Но это не причина, чтобы руку на него поднимать, тем более зная, что он может разозлиться. Что он тебе сделал? – напрямик спросил близнец, поймав ее руку с полотенцем за запястье и заглядывая серьезно ей в глаза. Ему уже надоело, что она отнекивается от разговора, как от назойливой мухи.
- Тейджи, ничего плохого он мне не сделал. Физически. Но он просто играет со мной, при этом, эти его игры переходят все рамки.
- Ладно... – он решил поверить девушке. Он то ли задумался, то ли еще что, но руку Сакуры так и не отпустил. Харуно внимательно вглядывалась в Тейджи, в строгие черты его лица и спросила, пытаясь осторожно высвободить руку – в раздумье у него ничего так хватка:
- Тейджи, все в порядке?
- Ага... Извини, - растерянно ответил он, отпустив ее. Когда Сакура начала обеззараживать его раны, Тейджи мужественно терпел, но от вопроса не удержался. – Ты не возразила, когда Ринджи назвал тебя моей девушкой...
- А...ну... - Сакура опешила от таких слов, – не до этого было, - невпопад ответила она.
- То есть, скажи он это при других обстоятельствах, ты бы возмутилась? – Тейджи смотрел куда угодно, но только не на подругу.
- Ну, это же ведь неправда, - ответила девушка.
- А ты не против, если это станет правдой? – парень внимательно посмотрел Сакуре в глаза, а затем опустил взгляд на ее приоткрытые уста. Ему так хотелось сейчас поцеловать ее, но он подумал, что девушке будет неприятно, если учесть, что у него все губы в кровь разбиты. – «Чертов Учиха...»
Сакура на мгновение отвела взгляд. Похоже, она была в замешательстве и не малом. Еще бы. Красивый брюнет с проникновенными изумрудными глазами смотрит на тебя так, словно ты экзотический цветок, радующий глаз.
«Тейджи добрый, хороший...» - да, хоть они знакомы мало, но тем не менее.
- А ты бы хотел? - вдруг спросила девушка, снова посмотрев ему в глаза.
- Да, - твердо ответил парень.
Видно было, что Сакура смутилась и не знала, что ответить.
- А спасительный поцелуй? – сейчас Тейджи напоминал ей щеночка, выпрашивающего лакомство. – Хотя бы в щечку.
Сакура улыбнулась и робко потянулась к близнецу. Медленно касаясь его здоровой щеки губами, девушка не спешила отрываться.
- Ты такая нежная, - с веселыми, но ласковыми нотками в голосе заметил Тейджи.
У Сакуры даже на сердце отлегло, когда она почувствовала легкость в отношениях с ним.
- Ай, сглазил, - тут же со смехом поморщился парень, когда девушка случайно задела очередную ссадину.
- Ой, прости, - Сакура уже более осторожно обработала остальные ссадины. – Тебе, думаю, сейчас лучше идти и отдохнуть, - улыбнулась девушка, убирая бинты и мазь.
- Хорошо, только не забудь дверь запереть, - улыбнулся Тейджи ей на прощание, встал и вышел из квартиры, послав при этом Сакуре воздушный поцелуй. Проходя мимо Наруто, который на секунду выглянул из-за двери Саске, он коротко кивнул блондину в знак благодарности и направился к своей квартире.
Удзумаки бросил взгляд на противоположную дверь и скрылся в апартаментах Учихи.
– Саске, ты вот скажи мне, какого черта тебя дернуло, сцепиться с ними, да еще и на глазах моей ученицы, впрочем эти близнецы тоже в моей группе… Ты когда-нибудь вообще думать начнешь?
- Наруто, и это говоришь мне ты? Балбес из балбесов? Какого черта ты вообще здесь забыл? – донесся голос Саске из ванной.
- Да я просто мимо проходил, решил к тебе зайти. Кстати говоря, ректор нашел и тебе класс для практики… Мне хоть и понравилась моя группа, я, все же, лучше в философских науках, нежели в точных. Думал, может, поменяемся... Но зная, что ты не в ладах с близнецами, понял, что их подставлю. Ты хоть девушку не трогал?
- Ты еще мне тут сцену ревности из-за нее устрой, - усмехнулся Саске возвращаясь в комнату.
- Да какая к черту ревность, неужели ты не можешь к представителям прекрасного пола относиться более лояльно?
- Должно же быть в этой жизни хоть какое-то развлечение? Так что ты там про учеников говорил?
- Да ничего, - Наруто решил больше не упоминать близнецов, а то мало ли, Учиха – злое существо, еще сцепится как.
- Ты упомянул, что она – твоя ученица. С этого места поподробнее.
- А почему вдруг заинтересовался? Учти, я тебе группу не отдам при таком отношении к ним.
- Тебя даже спрашивать не будут. Рассказывай. Все. Я слушаю, - Саске прошел к своему дивану и, сев на него, достал сигарету, однако зажигалка, казалось, решила над ним поиздеваться, с первого раза не давая нужного огня. От этого Учиха бесился только больше.
- Саске, я их преподаватель. Это – моя практика, что тут не ясного? Более того, тебе, повторюсь, тоже нашли группу, но ты будешь преподавать философию и психологию, - Наруто надулся, говоря о своих любимых предметах. – Вот, зашел, думал, ты поменяешься со мной, ан нет – у тебя тут конфликт с Окинава и Харуно. А зная твою натуру, могу сказать, что ты точно после этого не оставишь их в покое, - пробубнил Удзумаки, садясь в кресло. Он поморщился, когда Учиха закурил прямо в квартире. – Блин, Саске, сколько можно-то? Как с тобой девушка жить будет?
- Я пока не вижу никакой девушки, которая будет со мной жить. Я возьму эту группу, а ты вали к своим излюбленным предметам, - Саске затянулся, затем выпустив струйку дыма добавил. – И мне решать оставлю я их в покое или нет.
- Вообще-то я уже сказал, что группу я тебе не отдам… - ответил Удзумаки, но упоминание его любимых предметов, как червячком, закралось в глубины его души и грызло, и грызло его безукоризненную совесть на славу. – Саске, давай так, ты оставляешь ребят в покое и нормально учишь их. Ты, как-никак у нас на кафедре лучший студент по математике и физике… - Наруто сделал паузу. – Иначе я тебе не отдам эту группу.
- Четыре порции рамена, - на выдохе ответил Учиха, стряхивая пепел в кружку, стоявшую на диване рядом.
- Саске не-е-е-е-е-т... Так не честно! Нет, я не предам своих ребят! Ты же их сгрызешь...
- Пять порций, - невозмутимо продолжил Учиха, туша сигарету и затем доставая новую.
- Не-е-е-е-ет, Саске, не-е-е-е-ет!!! Я сказал, что я поменяюсь группами, если ты будешь нормально относится ко всем!
- Шесть.
- Саске...
- Наруто... – сказал Учиха, усмехнувшись – чем-то это напомнило ему мыльную оперу.
- Саске, черт тебя!!!
- Наруто, тебе предлагают шесть порций бесплатного рамена, перейти в группу с любимыми предметами, так ты еще тут и возникаешь, как цаца.
- Черт, Саске... - блондин смотрел на Учиху умоляющими глазами. - По рукам... Но, пожалуйста, постарайся себя вести хорошо…
«А я, на крайняк, если будешь бузить, буду следить за журналом. И если будет низкая успеваемость, поговорю с ректором».
- Ага, я буду пай-мальчиком, не беспокойся. Не изменю тебе, - усмехнулся Учиха, расправляясь и с этой сигаретой. – Ну и как она?
- Кто?
- Сакура.
- А...ну, учиться неплохо, не могу сказать ничего точного, я недавно преподавать начал.
- Я тебя о девушке спрашиваю, а не об учебе.
- Ну, откуда я знаю! Я не совращаю малолетних, как некоторые, – буркнул Удзумаки. – Вообще, она очень интересная и приятная собеседница с хорошим чувством юмора. Немного упрямая, даже когда говорю ей другой вариант решения задачи – она все равно идет так, как ей хочется решить.
- Наруто, что ты делаешь сегодня вечером?
- Саске, если у тебя проблемы, расскажи, но не бросайся так в крайность...
- Да нет у меня никаких проблем, так ты свободен сегодня вечером?
- Ну да… - опасливо ответил блондин.
- Замечательно, тогда заедешь по этому адресу, и советую купить цветы, - сказал Саске, вставая и давая ему листок бумаги. – Мне завтра рано вставать, так что пока.
- А сам не можешь? Я тебе не собачка на побегушках.
- Пока у меня в заложниках рамен, ты будешь делать все, что я говорю, - усмехнулся Учиха.
- Да ну тебя, идиот, мог бы и пожалуйста сказать.
- Наруто, пожалуйста, замени меня. Меня этот траходрон уже достал.
- Да ты сам виноват, дебил, ты видишь в девушках только повод для развлечения своего дружка и все. Учти, если я узнаю, что ты плохо обращаешься с ребятами, я верну группы обратно.
- Ребятами? Нет, я конечно не голубой, чтобы о-о-очень хорошо с ними обращаться, но обещаю все будут довольны, - снова усмешка.
- Ну смотри мне, - это было последнее, что сказал Наруто, покидая квартиру Учихи.
«Значит, строптивая девушка... Оно и видно. Зашуганная, да небось и девственница еще, зато с норовом. Прости Наруто, за нарушенное обещание я тебе подарю двойную порцию рамена», - подумал про себя Саске, укладываясь спать.

64

Глава 4. Кумкват?
Кумкват не чистят, а едят целиком – сладко-терпкий вкус кожуры в сочетании с кисловатой сочной мякотью весьма пикантен. Кумкват говорит о множестве веселых и продолжительных отношениях.

«Эти дети...просто что-то с чем-то... Сколько же в них энергии?» - думала девушка, идя по коридорам университета, сонно зевая. – «Но работа, хоть и выматывающая, зато – в удовольствие. Правда, это обходится мне дикой усталостью... Боже...» - Cакура зашла в аудиторию и буквально плюхнулась за парту у окна.
Как и все, кто шел сюда пешком, она не смогла укрыться от дождя под зонтом – левое плечо все мокрое, ноги замерзли и, как подозревала девушка, тоже успели «хлебнуть водички». А волосы? От влаги начали забавно кучерявиться.
На улице было пасмурно, ливень никак не хотел заканчиваться, и в окно не было видно даже ближайшего дерева, хотя росло оно в нескольких метрах от здания. Музыка дождя так и убаюкивала на первых двух парах, но сейчас уже начали действовать на нервы капли, срывающиеся с крыш и довольно громко разбивающиеся о карнизы окон института. Внезапно, яркая молния прорезала небосклон, и грянул гром, да такой, что затрещали окна. От шума стихии многие даже подскочили на месте, а затем – поежились от неприязни к слякоти и сырости, вспомнив, что на улице льет, как из ведра.
«Вот, за минуту до пары зайдет Наруто Удзумаки... Эх, и как он будет относиться к близнецам, после того что было...» - за это Сакура сейчас переживала больше всего. Во время драки ей было не до чужих претензий. Главным было на тот момент для нее, чтобы Тейджи и Саске не поубивали друг друга и прекратили причинять друг другу боль. Но сейчас... Все-таки, как сделала вывод Харуно, Учиха был другом Наруто.
- Сакура! Доброе утро! Или день... – Ринджи словно из-под земли вырос, хватая руку девушки и наигранно галантно целуя тыльную сторону ее ладони. Это было так непохоже на него – обычно в «джентльменов и леди» любил поиграть его старший брат.
- Отвалил от моей девушки, неблагодарный! – раздался рассерженный голос. Тут и Тейджи примостился, пихнув братика, да так сильно, что тот чуть не отправился в долгий полет с последующим неудачным приземлением. – Как спалось? Ты какая-то уставшая, - старший Окинава сел рядом с Сакурой, бережно приобняв ее. Синяки на его лице стали немного ярче, а ссадины начали затягиваться, но все же следы борьбы все еще отчетливо были видны. Он уже подумал, что его девушка сегодня не придет в институт – на предыдущих парах ее не было, но был рад, когда увидел ее лучистые изумрудные глазки среди всеобщей серости.
- Да, отлично, как убитая... Вот только мало... – Сакура, казалось, сейчас завалится спать прямо на парте. – «Моей девушки...» - прокручивая в мыслях эти слова, Харуно, улыбнувшись, все же приподнялась и поцеловала Тейджи в щеку.
- А меня? – Ринджи теперь подкатил к Сакуре с другой стороны, подсев к этой сладкой парочке. Вот только взгляд Тейджи не предвещал ничего хорошего. Сейчас между братьями будто молния сверкнула – они не отрываясь смотрели друг другу в глаза, но потом, словно сговорившись, потянулись оба к девушке и одновременно чмокнули ее с двух сторон в щеки. В этот момент произошло нечто более страшное, чем липовое соперничество братьев...
Порог аудитории, спустя минут пять после начала пары, переступил высокий брюнет. Если его описывать, то на ум приходит тут же сравнение с самцом. Крупным, самцом, распространяющим свои феромоны повсюду, кажется, в утроенном количестве. Так, по крайней мере, подумалось близнецам, которые застыли в позе «поцелуйчик для Сакуры» и покосились на нового преподавателя. Он не был сильно накачан, но и хилым его назвать было нельзя. Парень явно был после драки, так как его лицо украшали пара синяков и ссадин, таких же, как у Тейджи. И, конечно же, когда он увидел девушку и близнецов, окинул их снисходительным взглядом и усмехнулся.
- Я – Учиха Саске. Теперь я буду вести вашу практику, а не Наруто. Рассядьтесь по местам, пара уже началась, - брюнет недовольно отметил, что сегодня весь институт как-то странно на него реагирует. Некоторые девушки стали шугаться от него, некоторые – как-то странно смотреть, словно заискивающе, но без тени скромности, а парни начинали шептаться за его спиной, словно сплетницы. И здесь происходило то же самое.
Увидев, что один из близнецов – по всей видимости Тейджи, ведь именно так Харуно назвала того парня, который вчера помешал ему – сидел рядом с девушкой, Саске расположился за своим столом и незамедлительно начал трудоемкую пару. Учиха дал время студентам прорешать задачи и затем, открыв журнал, лениво заглянул туда и вызвал к доске первого попавшегося. Пока студент решал, темноглазый брюнет, немного своевольно расположившись за своим преподавательским столом, разглядывал Сакуру.
Харуно же, всю пару сидевшая, как на иголках, старалась обращать внимание лишь на доску или тетрадь. В то время как Учиха объяснял тему, она вовсе на него не смотрела. Ее взгляд постоянно задерживался на окне и был устремлен туда довольно долгое время, хотя она должна была признать, что отвечал на вопросы и пояснял он здорово - и все было понятно лучше некуда.
«Интересно, а куда делся Наруто Удзумаки?» - она уже успела полюбить этого веселого блондина. - «Сто пудов, это его месть...»
Ее размышления прервал притягательный голос преподавателя. Когда аудитория услышала, какое решение задачи он хочет услышать, то все тут же стали ерзать на своих местах, в спешке листать тетради, пытаясь найти хоть что-то. Харуно с интересом оглядела всех, кто был в радиусе ее видимости, и у нее в голове мелькнула неприятная мысль: «Рано или поздно, но кому-то все же придется выйти, почему не сделать это сейчас и не узнать, что он сделает, как поступит... Риск, риск... А что делать? Волков бояться – в лес не ходить...»
Сакура, не смотря на преподавателя, все же подняла руку, обратив свой взор безразлично куда-то в сторону.
«Он просто учитель и точка», - билась мысль в ее голове. Девушка не знала, что на дальних рядах несколько ребят уже подняли свои руки и по их взгляду Саске понял, что они знают точный ответ. Однако, даже несмотря на это, он вызвал Харуно.
Сакуре пришлось иметь дело с задачей не из легких. На ее решение должна была уйти уйма времени, а до конца пары оставалось всего пять минут. Девушка не успела расправиться и с половиной, как Учиха великодушно всех отпустил. Всех, кроме Сакуры.
«Сейчас начнется... Спокойно... Главное спокойно...» - думала девушка, стоя у доски.
И вот, Тейджи, самый последний, прошел мимо нее с тревогой в глазах, но ничего возразить Саске, как преподавателю он не мог. Тем более, что Ринджи держал его за локоть, не позволяя дать волю чувствам и врезать Учихе за такой фокус. Все, что ему оставалось – закрыть за собой дверь и ждать девушку снаружи вместе с братом.
- Решай, - спокойно сказал Учиха, даже не поворачиваясь к Сакуре лицом, а продолжая что-то писать в журнале.
Сакура немного замешкала от таких слов. Но делать было нечего, она взяла мел и стала выводить формулы и вычисления на доске. Когда она дорешала задачу, то проверила ее, удостоверившись, что нет ошибок ни в вычислениях, ни в формулах, что все по теории.
Шелест страниц со стороны Учихи стих, но Сакура не придала этому значения – и зря. Пока она увлеченно проверяла свою работу, преподаватель оказался уже рядом с ней и отрезал ей все пути к отступлению, оперевшись двумя руками о доску по обе стороны от Харуно.
- Неплохо, неплохо, - издевательским тоном протянул он.
Девушка от испуга выронила мел, который глухо стукнулся о пол и, отколовшись, покатился к ботинку парня, оставляя за собой белую дорожку. Сакура оборачиваться не спешила – его одеколон бил по ее нервам не хуже, чем слова.
- Отойди и не позволяй себе слишком многого, хотя бы в университете, иначе об этом узнает ректор.
- Об этом? Интересно о чем? – усмехнулся Учиха. К запаху его одеколона примешивался терпкий запах сигарет, что еще больше было неприятным для Сакуры.
- О твоих домоганиях, - коротко ответила девушка.
- Домоганиях? Девочка, ты что-то путаешь. Разве я тебя сейчас домогаюсь? – так и веяло от него издевкой.
- Тогда убери руки и дай мне уйти, - так же спокойно продолжила она, тупо смотря в доску. – «Держись, Харуно...»
- Мне так удобнее стоять. Давай, рассказывай как решала, потом можешь уходить на все четыре стороны, - завораживающий, притягательный голос. Он словно гипнотизировал, но слова, произносимые им, пугали, как и сложившаяся ситуация.
- Зато не удобно мне, - настаивала девушка, стараясь не показать ему ни страха, ни стеснения, обуревавшие ее. Его близость, жар, растекающийся по телу и отражающийся на ее щеках румянцем – все это выводило ее из себя.
- Ничего, потерпишь, - уголок губ Саске приподнялся в усмешке, и он сделал шажок вперед – теперь Сакура ощущала парня своей спиной, что только усилило эффект «наедине».
«А в аудитории-то жарковато...» - вдруг подумала она. Затем, резким толчком в бок заставила его отойти на пару шагов. - А теперь, для непонятливых... - начала девушка объяснять задачу, при чем объяснила коротко и ясно в трех ходах. - Это все? Я могу идти?
- А ты куда-то так спешишь? – с наигранным удивлением спросил Саске, все это время скучающе слушая ее. Ему и так было ясно, что она все поняла.
- Да, на работу, - честно ответила Сакура.
- Я могу подвезти, - с услужливой улыбкой, полной коварства ответил он.
- Нет, спасибо. Я полагаю, это все? – ее взгляд метался из стороны в сторону, словно в поисках спасения.
- Мышка боится и забилась в свою норку? – тут Сакура ощутила, как он легко коснулся губами ее уха.
Харуно машинально тряхнула головой от того, что по ее телу прошлась какая-то странная дрожь, которую она объяснить пока не могла. Девушка поморщилась и вылетела пулей из кабинета, столкнувшись с Тейджи в коридоре.
Парень увидел, благодаря открывшейся двери, что Саске стоял возле доски и смотрел в их сторону с неподдельным весельем в глазах. Тейджи это не понравилось. Он мог предположить что произошло, но Сакуру расспрашивать не стал. Вместо этого, приобняв ее за плечи, он повел ее прочь от кабинета. Странно, но Ринджи к этому моменту уже и след простыл.
Тейджи и Сакура молча шли по коридору, когда мимо студентов промчался оранжевый вихрь. Это Наруто ворвался в аудиторию, из которой только что выскочила Харуно, с криком: «Ну, как все прошло?!».
- Ты что здесь забыл? – спросил спокойно Саске, смотря на друга, как на нечто надоевшее.
- Что-что! Как все прошло? Глухой, что ли?! - разозлено ответил взъерошенный блондин. Совесть и боязнь за ребят его грызли еще больше, чем вчерашнее желание поменяться группами.
- Нормально. Ты не знаешь, почему на меня все так сегодня реагируют? Из-за ссадин на лице? – спросил Саске, отряхивая ладони от мела.
- Эм... Учиха, а это че, правда, что ты извращенец? - вдруг спросил Удзумаки, присаживаясь прямо на парту.
- Наруто, ты с лестницы сейчас упал? Тормозил головой? Или тебе Лита нашептала про меня пару ласковых, когда ты пришел вместо меня?
- Кстати говоря, я на тебя еще зол за то, что, оказывается, ты меня послал разбираться с моей же ученицей. Да ты трус, Саске. А насчет тормозил головой – нет, я слышал собственными ушами.
- Разбираться? Нет. Ты прекрасно знаешь, как я расстаюсь со своими девушками. Так что прекрати молоть чепуху. Мне показалось, что тебе пойдет на пользу общение со слабым полом, а то, глядишь, зачахнешь к тридцати годам, - усмехнулся Саске.
- Не смешно, кстати. Так это правда? - переспросил Наруто.
- Что я извращенец? Ты сам-то думай башкой своей, - Учиха недовольно хмыкнул, словно то, что сказал его друг, было той еще небылицей.
- Ну, возможно это и так, но кто тогда распустил эти слухи? - Удзумаки задумчиво почесал затылок, пытаясь краем глаза найти в журнале оценки за сегодня, полученные Окинава и Харуно.
- Мне все равно на этот слух. Но если мне попадется этот камикадзе, я ему не завидую, - вот только Саске и предположить не мог, что камикадзе – целых два, и что они – у него прямо под носом. – Так, ладно, мне пора. Еще надо кое-что сделать.
Наруто, успев мельком глянуть в журнал, более менее успокоился и, еще раз напомнив Учихе про условия их уговора, скрылся за дверью. Как только он вышел из аудитории, то увидел, что Тейджи и Сакура завернули за угол.
- Нет, вы точно камикадзе! Зачем вы распространили такие слухи?! Если он узнает, вам точно будет худо! - ворчала девушка, идя между двумя близнецами на работу – Ринджи нагнал их на улице. – Интересно, а ректор послушает нас, если мы напишем заявления на другого учителя?
- Заявление? Конечно, попробовать можно, но Саске потом в долгу точно не останется, - близнецы переглянулись. Пустить слух и позабавиться – это одно, а вот поставить под угрозу его спокойное будущее... Органы правопорядка точно заинтересуются им, если в заявлении будет слово «домогательство». – Сакура... Ну... Ты же теперь знаешь, что это всего лишь слух... Ничего он тебе не сделает...
- Да ладно!? Если этот извращенец-учитель будет оставлять меня после пар каждый раз, моя психика точно не выдержит всего этого! – Сакура, негодуя, хлопнула себя ладонями по бокам. При одном воспоминании о том, что только что было там, в аудитории, ее сердце начинало стучать в разы быстрее, а ее мысли уходили все глубже и глубже, выискивая воспоминания о поцелуях между ней и нахальным брюнетом... Странно, она только сейчас четко осознала, что рядом с близнецами и, в особенности с Тейджи, не чувствует ничего подобного. Там – то, что она вполне может назвать похотью и влечением, но здесь – умиротворенность и веселье.
- Мы можем попросить Наруто, чтобы он не позволил Саске над тобой издеваться, - предложил Тейджи, перескакивая очередную лужу. Им еще повезло, что дождь кончился и немного просветлело.
- Да, прошлый учитель был просто ангел. И почему мы его на руках не носили... Может, действительно попробовать? Он выглядит разумным и рассудительным человеком, но все же, я думаю, что он еще может и вступиться за Саске...
- Не думаю. Я общался с ним, так что это вряд ли, - возразил старший брат.
- А вот интересно, что ж он тогда, зная наши отношения с Учихой, позволил ему быть нашим учителем? – спросил Ринджи, смотря на брата.
- Ты меня спрашиваешь? Я не экстрасенс, чтоб все знать.
- Вот именно, почему? - задумчиво спросила девушка, остановившись возле здания детсада.
- Кстати, ты же не работаешь по пятницам, - заметил Тейджи, только сейчас вспомнив этот маленький нюанс.
- Меня попросили, еще увидимся, - с какой-то извиняющейся улыбкой ответила девушка, провожая близнецов взглядом и заходя в детский сад. - Ад начинается, но веселый ад, - подумала она, открывая двери.
Далее была немая сцена. В коридоре стояли двое – мальчик с черными волосами и темно-карими глазами и еще один, видимо, его родственник. Парнишка никак не хотел оставаться в детсаде и все упрашивал взрослого, чтобы он его забрал отсюда. Этот взрослый был жутко похож на Саске Учиху, пусть даже он и стоял к Сакуре спиной. Девушка сначала понадеялась, что это просто ее нервы. Но когда она услышала его голос...
- Нет и еще раз нет. Мама тебе что сказала? - категорично ответил молодой человек.
- Ну Са-а-аске! – мальчишка буквально повис на его рукаве.
Cакура застыла, как вкопанная... Мальчик, упрашивавший парня, определенно был новенький, но ее волновал больше взрослый, стоявший к ней спиной. Она тихо прошла к шкафу, стараясь быть как можно незаметнее.
«Черт, почему, почему! Я сталкиваюсь с ним постоянно! Ну за что мне это!? Мало того, что он преподаватель и сосед, так теперь еще и в детский сад водит ребенка... М-м-м... Он женат? Нет, это исключено, на пальце не было кольца, и он слишком молод, чтобы у него были дети пяти лет... А жаль... Только бы не заметил...»
- Сакура? – Учиха, как на зло, все же увидел Харуно. – Ты что здесь делаешь? – он уже перестал даже обращать внимание на мальчика.
- Я все маме расскажу!!! – насупился малец, покосившись на девушку.
Cакура с нервным тиком громко захлопнула дверь шкафа, когда убирала свою обувь и пальто. Теперь на девушке красовались махровые белые тапочки, и она, развернувшись, скрестила руки на груди, серьезно смотря на Учиху.
- Работаю, - бросила она. Но ее лицо быстро переменилось, когда на нее с радостным криком набросился мальчишка, выбежавший с радостным криком. - Сакура! Вы пришли! - у дверей столпилось еще несколько детей – чуть ли ни вся группа.
- Так, ну-ка, беги к остальным, здесь прохладно, - быстро сказала девушка. - А ты чего насупился, никто тебя не обидит, - улыбнулась она мальчику, который стоял за Учихой, как за каменной стеной.
- Не хочу! – мальчик твердо решил не отцепляться от Саске, которого это уже начало раздражать.
- Катцу, ты меня достал. Иди уже, с ребятами тебе будет веселее, - закатив глаза ответил Учиха.
- Нет! Не пойду! Я хочу с тобой, - сказал, как отрезал, малец.
- Катцу, тебя не спрашивают, идешь ты или нет. Оторвался от меня и пошел к остальным. Немедленно, - грозно рявкнул парень, не желая больше ничего слушать. – Мне еще на работу ехать!
От такого тона, которым Саске ему все это сказал, у мальчика на глаза стали наворачиваться слезы, но его рукав он все равно не отпустил.
- Эм... Катцу, ты, ведь, не хочешь, чтобы у твоего друга были проблемы на работе?
- Он мой папа, - резким тоном заявил мальчик, прижавшись к Саске еще больше.
Услышав такое, Учиха нервно посмотрел на него.
«Опять ее проделки...»
- О-о-о, - удивленно покачала головой Сакура и чуть слышно спросила саму себя. - И когда только успел... – а затем добавила. - Ну, тем более, Катцу, у папы будут проблемы на работе.
- Катцу, прекращай этот спектакль, - Саске попытался вырваться из цепких рук мальчика. – Иди к тете Сакуре, она за тобой присмотрит.
- Cам ты тетя, - буркнула девушка, даже не смотря на него.
- А что, нет что ли? – усмехнулся Саске. – Катцу, кому сказано, иди, мне на работу надо.
- Я хочу с тобой!
- Нельзя.
- Ну почему?
- Нельзя сказал.
И так продолжалось еще минут десять. Учиха уже не знал, куда деть этого настырного мальца – хоть убей его, но отцепляться он не желал.
- Сакура, сделай что-нибудь, - в конце концов не выдержал парень.
Девушка закатила глаза и стала жестикулировать ему руками. Сначала она показала бегущие пальцы в сторону группы и указала на него. Затем – на мальчика, пока тот уткнулся в Учиху, и положила ладоши под щеку, словно она спит. И, под конец, снова указала на Саске, затем бегущие пальцы из группы.
«Черт, делать нечего...» - парень неохотно кивнул Сакуре, а затем обратился к «сыну»:
- Пошли, я побуду с тобой, - каким-то обреченным голосом сказал он и направился в группу. – «Дети... Ненавижу детей...»
А дальше все было интересно и странно, хотя и слишком громко. Катцу понемногу стал привыкать к ребятам, они даже учили его рисовать так, как учила молодая воспитательница. Саске же героически стерпел все испытания, которым подвергли его дети. Что они только не делали. А в итоге, одна из их шалостей не могла остаться незамеченной – на лице брюнета красовались очень милые рисунки – звездочки, цветочки и все остальное. И ведь стирать это все времени не было... А когда уже наступило время сна, и девушка всех уложила, она вышла из спальной комнаты и махнула Учихе – мол, вали отсюда.
Саске усмехнулся и быстро вышел из комнаты, надеясь, что Катцу не проснется – он на работу уже три раза опоздал. И вот – передышка от родственничка. Да, все, кто видел его, с удивлением косились на «модные татуировки» - подарочки детишек, но Учиху это не особо волновало. Работа, работа и еще раз работа – пришлось все делать быстро и без перерывов. Саске сегодня остался недоволен собой. Из-за скорости он не смог перепроверить некоторые детали и поэтому сомневался, что все хорошенько закрепил. Еще больше его настроение испортилось, когда он понял, что опоздал в детсад за ребенком, которого ему еще бог знает сколько терпеть.
В общем, когда он вернулся за Катцу, все остальные дети уже разошлись по домам, и в детсаде стояла непривычная томная тишина. Открыв двери, Учиха словно окунулся в другой мир, чего раньше как-то не особо заметил. Здесь не было взрослой жизни. Здесь царили детская непосредственность и искреннее веселье. Стены коридора были разрисованы бабочками и жуками, повсюду – маленькие стулья и столики. Словно сказочная Лилипутия, в которой Саске чувствовал себя огромным и неповоротливым Гулливером. Разрисованным Гулливером. И он только сейчас вспомнил про свое красочное лицо.
Когда Саске зашел в группу, то увидел, что девушка сидела с Катцу и учила его что-то рисовать, причем вместе они смеялись, и он задавал ей всяческие вопросы. Но эту идиллию разрушил голос Учихи, который показался громом среди ясного неба в такой тишине.
- Катцу, иди, одевайся, мне надо переговорить с тетей Сакурой наедине, - Саске стоял, облокотившись о стену, и ждал, когда мальчонка уберется отсюда.
«Начинается... Сейчас будет проверка на совесть. Интересно, может, скажет спасибо и перестанет приставать?»
- Я тебя слушаю, - начала она, складывая листы с рисунками.
- Спасибо, что хоть как-то оторвала его от меня, - искренне благодарил Саске, но он не был бы собой, если бы не добавил, - но могла бы провернуть все и побыстрее, я на работу сильно опоздал.
- Скажи спасибо, что вообще явился, - разочарованная второй частью предложения, ответила Сакура, вставая из-за детского стола. – Надеюсь, мы нашли общий язык, и в покое теперь ты меня оставить просто обязан, - четко проговорила она, сетуя на фразу «найти общий язык» - мало ли как он ее поймет.
- С чего это вдруг? – усмехнулся парень, подходя к Сакуре.
Девушка, уже зная, что он может выкинуть, (о, как она наивна!) обошла столик и встала так, что они были разделены этой самой деревянной преградой.
- С того, что я тебе помогла, - ответила она.
Саске только усмехнулся и, с легкостью отодвинув детский стол в сторону, подошел к Сакуре вплотную, смотря на нее сверху вниз.
- Я попросил – ты помогла. На этом все. Никаких условий не было, - четко ответил парень, словно давая понять, что даже после этого поблажек не будет.
- Значит, совесть ты скорее всего променял на какую-то безделушку в школе, верно? - Сакура хотела отвести глаза, но получилось так, что она окинула его с ног до головы... Или с ремня до головы. – «Да...а он впечатляет... Откуда такие мысли!!!» - девушка сделала пару шагов назад, смущенная и немного разозленная, - Имейте уважение к тому, хотя бы, кто помог.
- Разве я сейчас сделал что-то неуважительное?
- Я не говорю о сейчас, я говорю о вообще.
- А ты чем-то заслужила мое уважение? – насмешливо спросил он, затем, не дожидаясь ее ответа, развернулся и вышел в коридор.
- Вот ублюдок... – зло прошептала девушка. – «Еще и помогла ему...»
Этот день был не самым удачным для Харуно. Но для себя она решила, что проучить этого гада ей бы не помешало, и вскоре подвернулся такой шанс.

65

.
Глава 5. Яблоко?
Хрустящая спелая мякоть этого фрукта никого не оставит равнодушным. Яблоко является символом очага и, в то же время, раздора. И, словно подтверждая свою противоречащую самой себе символику, может быть кислым или сладким, в зависимости от сорта.

На следующий день, когда пар у Саске и у Наруто не было, они оба пришли в столовую, куда редко заглядывали. Учиха все слушал, как Удзумаки что-то болтал о своих любимых предметах и расхваливал новую группу, а сам думал, куда бы сплавить своего племянничка. Еще одного опоздания шеф не потерпит.
«Извращенец-преподаватель» и не подозревал, что за ними рьяно следит его «ученица». Девушку вчера, откровенно говоря, взбесило то, как он отнесся к ее помощи, да еще так унизительно выплюнул ей в лицо слова про уважение.
«Да нужно оно мне, твое это уважение, скотина...» - думала она, наблюдая за четверокурсниками. У Сакуры тут же пропал аппетит, и она поспешила выйти из столовой, пройдя тихонько мимо них – благо, Учиха сидел спиной и к выходу, и к ней. Но стоило ей приблизиться, как девушку позвал ее бывший учитель Удзумаки.
- Cакура, пожалуйста, чай подай, - улыбнулся он мило.
Харуно с ядовито-милой улыбкой, а-ля «чтоб тебе пусто было» взяла чай и уже было решила отнести его Удзумаки, как в голову ей пришла потрясающая, как ей показалось, мысль.
«Я покажу тебе, Учиха, свое уважение».
Подходя к столику двух «преподавателей», Сакура решила передать кружку с горячим чаем над брюнетом. Она задела нарочно его затылок, и немного горячей жидкости вылилось ему на спину, образуя разводы на ткани его рубашки, которые продолжали расползаться, пока не достигли своих пределов.
- Ой, извини, я не хотела, правда... - после этих слов девушка быстро поставила стакан на стол и буквально вылетела из столовой, пока Саске не успел очухаться от произошедшего.
Учиха отнесся ко всему на удивление спокойно, поразив этим даже Наруто. Чай на его спине, вскоре высох, а Саске, как ни в чем не бывало, продолжал болтать с блондином. Кто бы знал, что в этот момент Учиха строил планы мести этой выскочке с осакским акцентом, которые осуществил несколько дней спустя.
Выходные уже прошли и наступила середина недели. По правде говоря, спокойно идущая на третью пару девушка только казалась невозмутимой – на самом деле, ее трясло, словно она предчувствовала бурю, которая вот-вот разразится после затишья. Она даже уволилась из детского сада. Сакура собиралась сделать это позже, когда начнутся репетиции, но нежелание встретиться с Саске еще где-либо перебило ее амбиции работать с детьми.
«Черт, ну что меня дернуло так сделать! Надо было плюнуть на него и ладно».
Она зашла в аудиторию, не глядя на учительский стол и коротко кивнув близнецам.
Пара прошла более, чем банально. Кого вызвал Учиха к доске? Ну конечно же Сакуру. Однако у него было огромное преимущество. Ему было все равно, что про него скажут или подумают, тем более, что слух об извращенце уже облетел весь институт. И, к тому же, он вовсе не учитель, а в первую очередь – четверокурсник. Поэтому он без зазрения совести, во время объяснения решения задачи, хорошенько так приложил свою ладонь к заднице Сакуры, при этом оставив на ее черных брюках смачный белый след.
Сакура только охнула и вздрогнула от удара. В следующую минуту мел в ее руке гулко хрустнул. Дотянувшись до коробочки с этими самыми «карандашами» для доски, Харуно резко с шумом опрокинула ее на Учиху, испачкав в белом порошке. В воздух вздыбилось облачко мелких частиц, забивая легкие брюнета, да и Сакуры тоже, ведь она была совсем рядом. Девушка смотрела на Саске с вызовом в глазах, так же, как он смотрел на нее с нарастающей злобой. Забавным могло показаться то, что они вот-вот явно оба чихнут, однако сейчас было не до шуток.
- Харуно, а вот это ты зря, - схватив ее за руку, он потащил ее с собой – вон из класса.
Тейджи, во все глаза наблюдавший за происходящим, застыл в немом шоке, как и все в аудитории. Все происходило как в замедленной съемке – ну, такое просто нереально. Чтобы Учиха, да позволил это все на глазах у всех... Лишь когда Ринджи, наконец, схватил его за руку и повел за Харуно, Тейджи опомнился. Но было поздно – в коридоре ни Саске, ни Сакуры уже не было...
Они уже пересекли площадь перед университетом и направлялись к стоянке для машин, при чем хватка у Саске была видимо не хуже, чем у Катцу. Что только Харуно не делала – и била его, и пыталась тянуть назад, цепляясь пятками за всевозможные уступы, и кричала – ничего не помогало.
- Ты сам напросился, идиот! - закричала на него девушка.
- Возможно потому, что первая напросилась ты? – спросил он, открывая свою машину и буквально вталкивая девушку внутрь. Затем, заблокировав двери, он обошел ее, сел за руль и повернул ключи в замке зажигания.
- Выпусти меня! - Сакура тщетно пыталась выйти из машины. - Если бы ты не проявлял свои дурные наклонности, ничего бы этого не было!
- Дурные наклонности? Ты настолько наивна и живешь в своем девственном мирке, что совершенно нормальные, естественные вещи тебе кажутся чем-то немыслимо ужасным. Меня это бесит. Ты даже не можешь иметь нормальных отношений со своим драгоценным близнецом. Сколько раз вы целовались?
- Это тебя не касается! В отличие от тебя, он не думает этим, - она указала на мужское достоинство кивком. - Как ты!
- А чем думаешь ты, Сакура? Чем? – Саске наклонился к ней так близко, что она чувствовала его дыхание, запах сигар и, затем, его руку внизу своего живота, которая все спускалась ниже. – Сейчас ты наверняка думаешь «извращенец», но твоему телу нравится, признай, – на этих словах его пальцы втиснулись между ее ног. А он смотрел на нее и улыбался, зная, какие чувства вызывает одно такое прикосновение. Зная, что она его ненавидит за все. Прекрасно зная.
- Свинья! - девушка с силой оттолкнула его обратно на свое сидение - выпусти меня отсюда! - ее голос дрожал лишь от впечатления, произведенного его прикосновением к самой чувствительной точке – даже через одежду.
Саске неожиданно рассмеялся.
- Ты уверена, что хочешь выйти? Тогда все увидят, где тебя только что «приласкали». Уж прости, забыл руки от мела вытереть.
И не только руки. Он весь был в мелу, благодаря стараниям Сакуры. Сидя сейчас здесь и делая все это, Саске не единожды задавался вопросом – почему он не плюнет на девушку и не отстанет. Но, как оказалось, в нем просыпался азарт каждый раз, как она его отшивала. Возможно, неизведанные ранее ощущения «отвергнутого» и тому подобные давали такой эффект?
- Все, что угодно, только не сидеть здесь, с тобой, в одной машине. Выпусти, - подтвердила заложница свой приказ, поджав при этом губы и твердо смотря перед собой.
- Неужели ты думаешь, что после твоих слов я тебя выпущу? – Учиха приподнял бровь, смотря на Сакуру, как на последнюю дурочку.
- А какое право ты имеешь так поступать со мной?
- Для меня не существует ни прав, ни правил. Вспомни это, когда захочешь воплотить в жизнь очередную глупость, - усмехнулся Учиха, выезжая со стоянки.
Услышав такие слова девушка сначала подумала, что он сумасшедший, но глядя на его лицо поняла, что он говорил правду. Далеко неприятную правду.
- Заканчивай этот детский сад и выпусти меня, - более спокойно сказала Харуно. Мысль о том, куда они сейчас едут ее немного пугала, так как она себе смутно представляла, что у Учихи на уме.
Саске никак не отреагировал на ее слова, словно она была для него пустым местом. Его машина ехала на огромной скорости. Парня мало волновало то, что рядом была токийская полиция и он даже, казалось, забыл об этом. За их «гавканьем» они не заметили, что уже были на знакомых улицах.
Вскоре девушка увидела родной дом и родной подъезд. А когда Учиха, крепко держа ее за руку, протащил к лифту мимо злой тетки, которая следит за всем в подъезде, то посмотрел на старуху так, что та даже пикнуть не решилась. То ли Саске был страшен в «меловом амплуа», то ли лифтерша просто боялась Учиху. В общем, парень без помех привел Сакуру к себе домой и довольно грубо втолкнул ее в квартиру, заперев затем дверь.
Даже после тщетных попыток (хотя, довольно сильных) девушки вырваться, ее решимость немного угасла, когда она оказалась в его квартире. Странная обстановка. Вроде бы все было просто, вроде и нет. Царило странное ощущение властности и превосходства. Все – в черно-белых тонах и кое-где проскальзывал синий, почти никакого уюта. Лишь холодная красота помещения.
Сакура нервно взглотнула и спросила дрогнувшим голосом, стараясь держать себя в руках:
- Что тебе надо? - спросила девушка, стараясь придать своему голосу твердости, хотя получилось, как всегда, наоборот.
- Ничего противоестественного. Будешь отрабатывать все, что натворила, - усмехнулся парень, начиная расстегивать свою спортивную кофту.
- И что ты под этим подразумеваешь? - Сакуре казалось, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
- А сама ты не догадываешься? – вслед за кофтой он снял свою черную футболку, испачканную мелом, оставшись в одних джинсах.
- Нет, ничего на ум не приходит, - хладнокровно отвечала девушка, пытаясь смотреть ему в глаза, хотя, на самом деле, внутри ее всю трясло: кто знает, что у него на уме?
Учиха надменно кинул ей и кофту, и футболку так, что ее накрыло с головой.
- Ванна прямо и направо. Там же еще одна рубашка, которую ты залила благополучно чаем.
«Еще одна..? Что?» - сначала девушка не поняла о чем шла речь, но потом вспомнила. – «Ах да... Чай. Ну уж нет!»
Когда он развернулся к ней своей широкой спиной, то по макушке его ударили его же вещи, и Саске услышал ее самоуверенный голос:
- Я не обязана ничего стирать. Если ты бы себя так не вел, мое поведение было бы к тебе уважительным, - резко бросила ему Сакура, поймав себя на отвратительной мысли, что его торс, все же, привлекал внимание. – «Вздор!!!»
Ее поступок и слова разозлили парня. Развернувшись обратно, он окинул ее похотливо-надменным взглядом и, сжав довольно сильно запястье Сакуры, Саске рывком притянул ее к себе, так, что девушка буквально врезалась в него.
- Ты будешь делать то, что скажу я, - процедил он, смотря ей в лицо. Ее нежно-розовые волосы растрепались в беспорядке, а несколько прядей попали ей на губы от резкого толчка. Учиха машинально убрал их, коснувшись ее губ своими пальцами и даже не обратив внимание на то, что его действие можно было назвать нежным по отношению к ней.
- Я! Не Буду! Ничего! Делать! Я! Не Обязана!!! - закричала на него Сакура, зная что перегибает палку.
- Да ты – дура, каких еще поискать. Вместо того, чтобы просто выстирать то, что испачкала, ты просто напрашиваешься, чтобы я отымел тебя, как последнюю шалаву.
- Ой, как мы заговорили! - передразнивая его, ответила Харуно, напрочь забыв о чувстве самосохранения.
«Сакура стой, стой!!! Это перебор», - но она уже не слушала свой внутренний голос.
- Да ты только и умеешь, что пугать этим! Она что, тоже отказала тебе в чем-то, и ты ее отымел?!! - намекнув на тот вечер, спросила в крике Сакура. - И хочу спросить тебя! - продолжила она. - Я ли все это начала?
- Если хорошенько разобраться, то именно ты, - со злой усмешкой парировал Саске. Ее слова только подлили масла в огонь. Он так и хотел ее хорошенько ударить, но сдерживал себя, поскольку не в его правилах было бить женщин.
- Интересно, напомни-ка, с чего все началось?! – вкрадчиво спросила Сакура.
- С того, что ты чуть не попала мне под колеса, - рявкнул Учиха, прижимая ее к стене. – Будем еще болтать или займешься делом?
- Я тебе все сказала по этому поводу, а то было случайностью, если не помнишь, я просила прощения! – продолжала стоять на своем зеленоглазая «ученица».
«Сакура, Сакура, стой-стой-стой», - пела ее совесть, закрывая глаза ладошкой.
Больше ни слова не говоря, Учиха взял оба запястья смелой девушки в свою ладонь и занес над ее головой, прижав к стене. Свободной же рукой он начал расстегивать ее брюки. Молча. Без эмоций.
- Что ты... Нет! Отпусти! – Сакура, недолго думая, от страха укусила его за плечо, так что Учихе пришлось отпустить ее руки. Она, как могла, быстро побежала к двери и в панике попыталась ее открыть.
Саске, потирая плечо, обернулся к ней лицом и, недолго думая, схватив девушку за руку, швырнул ее подальше от двери.
- Доигралась, - зло проговорил «преподаватель».
Сакура, отходя от него дальше и дальше, только выплюнула:
- Подонок... - она шагала назад, словно проверяя и готовясь к его дальнейшим действиям. – «Какой-то кошмар...» - ее колени дрожали и ей казалось, что она вот-вот поддастся панике.
- Ну, что дальше? Будешь продолжать провоцировать меня? – Саске сделал ровно столько шагов ей на встречу, сколько сделала она от него.
- Я отвечаю тебе тем же, что и ты мне, вот и все, - категорично выплюнула Харуно.
- Я отвечаю тебе в два раза больше. Хочешь, чтобы все закончилось плачевно? Могу устроить, - кивнул как-то угрожающе Учиха.
- Какая же ты сволочь, - ответила девушка, заходя за стол так, что они были снова как в детсаду разделены им – только вот его не подвинешь.
- Сволочь? Возможно. Но это лучше, чем быть без мозгов, как ты.
- Может и без мозгов, зато с чувствами... - хмыкнула девушка.
«Как долго еще этот ад будет продолжаться...»
- Как раз сейчас мы и проверим, насколько ты чувственная, - издевательски ответил парень, опершись рукой о преграду и просто перемахнув через нее. Теперь он оказался в плотную к Сакуре, которая была зажата в угол.
Девушка стояла, молча вжимаясь в стенку. В ее глазах было много страха, но, несмотря на него, она пыталась дать достойный отпор. За нее говорили красноречиво ее глаза, в которых читалось презрение, давившее последние остатки надежды на то, что перед ней не последний ублюдок. Но гордость не позволяла ей просить отпустить ее.
Саске видел искрение глаза Сакуры. Он уловил ее чувства, но его это не остановило. Он расправился с ее одеждой, немало поборовшись с девушкой, но, в итоге, оставив в одном нижнем белье. Теперь, осматривая немного оценивающе ее с ног до головы, Учиха насмешливо сказал:
- Одежду верну, когда все добросовестно постираешь. Если начнешь снова выделываться, останешься голой, - рявкнул он.
При этих словах лицо Сакуры покрылось ярким румянцем. Она не знала, что ей сейчас делать, а продолжала смотреть на Учиху взглядом, полным ненависти и презрения, смешанного с удивлением – такого поворота она не ожидала. При этом ее руки машинально закрыли грудь.
«По крайней мере не изнасиловал...» - девушка тяжело вздыхала, и губы иногда подрагивали. – «Выбора, увы, нет».
Как только Сакура прошла мимо него, она закрыла глаза – ее опозорили и еще насмехались, и за что?! За то, что он виноват?! Он – эгоист, не знающий рамок и вечно берущий от жизни все, что захочет. Избалованный, но мальчишкой его не назовешь... Он словно делал это не из каприза, а что-то доказывая ей или проверяя ее.
«Ничего, еще придет мое время!» - злобно подумала про себя Сакура.
«И на тебя найдется управа, Харуно», - промелькнула самодовольная мысль в голове Саске, когда он уходил на кухню.
Где-то лишь через час вещи были готовы и сложены на стиральной машине. Все это время Учиха чем-то занимался у себя в комнате, порой уходя на кухню или же заглядывая в ванну и наблюдая за девушкой.
- Верни мне мою одежду, - твердо сказала она, заметив снова его присутствие в ванной комнате. «Ученица» в упор посмотрела Учихе в глаза.
- Не спеши, - Саске указал ей на кухню, - твоя одежда никуда не денется.
Крепко сжав зубы, Сакура прошла туда, куда он показал, попутно хватая белое полотенце и обматывая себя.
- Угощайся, - бросил он, вежливо отодвигая стул, чтобы она села.
На столе были приготовлены чай и кексы с шоколадом. Помимо этого, там же стояла пепельница, зажигалка и пачка сигарет – видимо, Учиха был заядлым курильщиком.
- Они, наверное, отравлены, - не сдержалась девушка и озвучила мысли вслух – больно как-то все подозрительно было.
- Не волнуйся, я бы нашел более извращенный способ убийства, - усмехнулся парень.
- И все-таки, принеси мне мою одежду... Пожалуйста... И я не голодна... – девушка понадеялась на его благое настроение.
- У меня в квартире довольно жарко, - Саске требовательно на нее посмотрел, давая понять, что еще чуть-чуть – и он усадит ее силой.
Сакура глубоко вздохнула, словно набираясь терпения, и села за стол, обхватив кружку. Пила она только чай. При этом ее плечи были немного приподняты, а голова чуть опущена, словно она пыталась хоть как-то прикрыть свою наготу.
«Что за идиотизм?! Я почти голая, перед человеком, которого я вообще не знаю! Хотя, насчет человека, это сильно сказано... Гадко! Гадко! Как же гадко и стыдно... А он, зараза, ухмыляется!»
Саске же все это время сидел напротив нее, расслабленно, подперев голову рукой, и довольно улыбался, наблюдая за девушкой. Казалось бы – идиллия... Словно на автомате, через некоторое время, он потянулся за сигаретой, сжал ее губами и попытался поджечь той же самой противной зажигалкой, которая не хотела работать тогда – при Наруто.
Сакура, заметив, что он собирается сделать, словно увидела в этом причину для мести, но был и другой мотив – она терпеть не могла людей, которые курили с ней в одном помещении, а в квартире тем более. Отломив кусочек кекса и положив его себе в рот, другой рукой она потянулась к нему и, выхватив сигарету, сломала ее. То же самое ожидало и пачку – теперь там были раскрошенные табачные изделия.
Саске скептично на все это смотрел, не позволяя себе злиться снова. Ведь он и так перешел почти все крайности. Усмехнувшись в ответ на ее действия, он привстал и, опершись о стол, нагнулся к Сакуре, дотянувшись до ее лица. Затем, он откусил кусок кекса, торчащий из ее рта, при этом слегка коснувшись своими губами ее губ.
Сакура в ответ на такое действие откинулась назад, на сколько позволяла спинка стула, и удивленно уставилась на Саске. Такое приятное прикосновение губ. Теплое, нежное, хотя ей казалось, что Учиха не способен на эти чувства – ан нет, не тут то было. Снова эта сладкая истома прошлась по всему телу и отозвалась трепетом в ее душе.
«Как такое быть может? Почему я не чувствую того же рядом с Тейджи...»
- Может, отдашь мне теперь одежду? - все же спросила она, немного отвернув лицо.
Взгляд Саске был таким необычным... Нежным и надменным, хитрым и ласковым, самодовольным и притягательным. А его улыбка... Как у опытного искусителя.
Пытка молчанием продолжалась недолго. Усмехнувшись, Учиха выпрямился и вышел, вскоре вернувшись с одеждой Сакуры – слава богу он не порвал ее прямо на ней.
- Держи, заслужила. - сказал он, отдавая одежду, при этом взгляд у него был как у победителя.
Девушка косо посмотрела на парня и, поняв, что уходить он не собирается, решила быстро одеться. Затем появилась другая проблема – что делать дальше. Она посмотрела на Учиху таким убийственным взглядом, на какой только была способна.
- Двери открой. - рявкнула она.
- Сначала проверим, как ты все постирала, - сказал он, направляясь к ванне.
Когда Учиха прошел туда, все было безупречно чистым и аккуратно сложенным на стиральной машине...
- Хорошо, - удовлетворенный ее работой, Саске открыл входную дверь и посторонился.
Когда Сакура переступала порог, он вдруг резко задержал ее за руку и, когда она машинально обернулась к нему, поцеловал. Конечно не так грубо, как тогда в коридоре, но и не слабо. Он не дал ей разорвать поцелуя, зарывшись пальцами в ее волосы и надавив на макушку. И он прекрасно знал, что это все видел один из близнецов, который стоял чуть поодаль от его квартиры – видимо, он шел к Сакуре.
Саске почти сразу почувствовал отпор ее рук, уперевшихся в его грудь. Девушка даже, насколько это было возможным, попыталась отвести свое лицо, надеясь прекратить его домогания. Вконец, ничего лучшего ей не пришло в голову, как только укусить парня. Тут же неприятная резкая боль заставила-таки Учиху закончить «ласку».
- Как же ты меня достал! - крикнула она, вытирая губы.
Близнец, нахмурившись и сжав кулаки, стремительно подошел к ним и, взяв за руку Сакуру, буквально вытянул ее из квартиры Учихи, как из омута.
Парни еще долгое время стояли и смотрели друг на друга, словно у них шла бурная мысленная баталия, пока Саске не расплылся в ухмылке и, не послав Сакуре наглым жестом поцелуй, захлопнул дверь в свою квартиру.
- С тобой все в порядке? – близнец сжал девушку за плечи, вглядываясь в ее глаза.
Харуно посмотрела на Ринджи и покачала отрицательно головой.
- Как же мне это надоело... - как-то машинально уже добравшись до квартиры и открыв ее, она без слов зашла, только кивнув в знак благодарности.

66

Глава 6. Персик?
Мировую славу и поклонение персику принесли его волшебный аромат и умопомрачительный вкус. На языке фруктов он означает сладостное сексуальное влечение к женщине.

Наступило утро. Для Сакуры оно как всегда началось с противного звука, мешающего спать. Однако, в этот раз это – звонок в дверь, а не будильник. И у девушки, к ее великой досаде, было еще десять законных минут до пробуждения...
Сакура спала, как всегда, в шелковом пеньюаре, но пришлось встать, кое-как нацепить на себя легкий халат, который никак не хотел завязываться, дойти до двери по квартире, залитой утренним солнышком, и открыть нежданному гостю.
Не было ни привет, ни с добрым утром, ничего, кроме легкого внезапного поцелуя в губы. Тут же. С порога. Поцелуй был нежным и ненавязчивым, но недолгим – близнец отстранился от Сакуры практически сразу, смотря на нее так, словно что-то решал. Удивленные зеленые глаза, порозовевшие щеки и губы, взъерошенные волосы, халат, лоснящийся по ее коже и ошарашенное выражение лица.
- Тейджи! - охнула девушка. - С добрым утром... – что-то было не так. Тейджи не был шалопаем, как его брат, но и на столько серьезным тоже. И он, и хозяйка квартиры словно не знали, что сказать, но, в тоже время, что-то хотели.
- Эм... С добрым утром, - улыбнулся, наконец-то, в ответ парень. – Сакура...мне тут Ринджи рассказал... Саске тебе правда ничего не сделал? Только не ври, прошу.
- Поиздевался и отстал... Отомстил...в общем, все нормально, я ему тоже оставила подарок, - Сакура встала на цыпочки и дотянулась до уха Тейджи с озорной улыбкой, - запихала красную футболку в кучу белой одежды, которую он только-только загрузил в машину и собирался стирать.
- Эм-м-м... – близнец был немного в замешательстве – при чем тут месть и какая связь с одеждой? Хотя, пораскинув мозгами, он вспомнил про мел и смог представить, как все было. – Ясно. Надеюсь издевка с его стороны не была слишком сильной?
Высокий парень все смотрел в ее лучистые глаза, на ее чувственные губы и никак не мог понять, почему она – вроде бы его идеал – для него была, скорее, как сестра. Он почувствовал это еще вчера. Когда Учиха уволок девушку с собой, Тейджи не ощутил ревности – были лишь ступор, да переживание за нее. Да и что за парень из него, если он не смог о ней позаботиться, а сидел и смотрел, как истукан.
- Ну...нет, - Сакура соврала, хотя, затем задумалась и решила, что месть не была действительно сильной – мог и изнасиловать.
- Сакура, можно я пройду? Думаю... Нам надо поговорить, - Тейджи виновато почесал затылок, смотря в пол. Сейчас он чувствовал себя более, чем неловко. Он закрутил все эти отношения, что же теперь?
- Да, конечно, - Харуно впустила Тейджи и обеспокоенно посмотрела на него. - Что-то случилось?
- Нет-нет! Ты не подумай, - брюнет прошел на кухню и сел за деревянный стол, нервно теребя все, что попадалось в руки – ложку, лежавшую неподалеку, салфетку, покоившуюся рядом и другие вещи. Дождавшись девушку, он начал мяться, но все же спросил. – Сакура, что ты чувствуешь ко мне? Только, опять же, честно, - Тейджи растерянно на нее посмотрел, тут же отведя взгляд – ее халатик развязался, а пеньюар только подчеркивал ее женские прелести, впрочем, он ничего разглядеть и не успел – не за этим он сюда пришел. Ему не нравилось, что здесь царила такая напряженная атмосфера. Все должно быть не так... Они друзья и...
«Друзья и точка...» - подумал он про себя. – И смотри не ври, а то притащу детектор лжи «Ринджи-3000».
Он взглянул на нее, ожидая реакции. Настенные часы на кухне начали раздражать своим тиканьем – и почему бы не повесить электронные? Минутная стрелка так и щелкала каждую секунду, отдаваясь в его висках и действуя на нервы еще сильнее. А они были на пределе. Он не хотел терять эту драгоценную дружбу, еще хуже для него оказалось бы, если бы он сам, своими руками разорвал бы ее. При одной этой мрачной мысли адреналин проникал в кровь, заставляя все его тело напрягаться.
Cакура невольно усмехнулась и посмотрела ему в глаза.
- Прости, но... – спохватившись, она поправила халат и попыталась сделать вид, что ничего не было. Все же, он не смотрел, куда не следует. - Мне кажется, мы только друзья... – девушка робко и грустно улыбнулась, готовая к любой отрицательной реакции. Этого напряжения не должно быть. И она ничего не чувствовала во время его поцелуев – только дружеские ласку и любовь. Теперь ей есть с чем сравнивать, не так ли? А это совсем не то, о чем она мечтала.
Щелчки от стрелки часов словно ушли на второй план, оставшись за стеклянной стеной. Тейджи облегченно выдохнул и расслабился. Казалось, словно кто-то сломал все стены, и в кухню ворвался ветерок, принесший с собой свежесть и легкость в их отношениях.
- Я надеюсь, ты не обидишься, если я скажу, что рад этому? – чуть виновато спросил близнец. – Это не из-за Саске... Просто, я действительно тебя люблю, как друга.
- При чем тут Саске вообще? - пожала плечами девушка, улыбаясь. - Я не злюсь, я тоже это поняла, - она снова поправила халат. – «Действительно, стало легче», - подумала Сакура. – Кстати, меня не будет два дня в университете, кое-кто, наверное, будет рвать и метать, ну да ничего, потерпит, не помучает меня день – другой. Хочу отдохнуть. Предупредишь преподавателей, что я...
- Заболела? – Тейджи тут же просиял, как солнце, хотя веселого ничего не было.
- Нет, просто работа меня нехило выматывает, - при этих словах на лице Сакуры отразилась досада. – «И еще кое-кто...» - увидев, что парень уже растягивается в улыбке, собираясь съязвить, а возможно и озвучить ее же мысли, Сакура добавила:
- Взяла отгулы, хочу отдохнуть по полной программе, - она снова замолчала на мгновение. – Ну, можно сказать в универе, что я заболела.
«Может быть, как раз Учиха остынет от розовых футболок по моему дизайну?»
- Понятно, скажу. Ладно, я пойду, а то Ринджи ща еще припрется и тогда – прощай институт, - усмехнулся Тейджи, вставая из-за стола.
Как только Сакура проводила его, настал самый настоящий рай. Иначе не опишешь – целый день дома одна. Счастья – море. Одно настораживало – Учиха до сих пор даже не ломился к ней в двери. Нет ну, он, конечно, думает, что сможет просто-напросто оторваться сегодня на ней, но не тут-то было. Девушка просто решила не пойти – уж один-то раз можно.
Вечером, когда на улице уже стемнело, она лежала на мягком диване на животе и пересматривала любимые фильмы. В комнате царила интимная обстановка. Мерцающий разными красками свет от телевизора был единственным источником освещения. Несколько журналов валялось на диване и на полу неподалеку, а перед ней стояла огромная пиала с чипсами – благодать домашней жизни. Но спокойствие владений Харуно нарушил внезапный звонок в дверь.
Подойдя к ней, Сакура сначала посмотрела в глазок – не очень-то хотелось, чтобы утреннее приветствие повторилось, особенно теперь, когда парня у нее не было, а значит, поцеловать ее мог кто угодно другой. Хотя, не об этом в такие моменты надо переживать.
В коридоре не оказалось никого, кроме то ли Ринджи, то ли Тейджи. Чтобы их различить, с ними надо было пообщаться – по-другому никак. Увидев знакомую черную шевелюру, девушка была весьма удивлена, что он один. Ведь обычно близнецы ходили всегда вместе. Сакура открыла дверь, уже волнуясь, не поссорились ли братья.
- Привет. В общем, я ща убегаю, от Тейджи тебе тоже привет. Не знаю, что Учихе от тебя надо, но он тебе это передал... – Ринджи протянул девушке конверт, а сам уже удалялся по коридору, махая Сакуре на прощание. – Будут проблемы – звони нам немедля. Я убегаю, просто работу нашли, - радостно объяснил он отрывками, уже исчезая в лифте.
Сакура с удивлением посмотрела на закрывающиеся двери и перевела взгляд на конверт. Пройдя обратно в квартиру и сев на диван, она распечатала его и вытащила пару бумаг. Одна представляла собой довольно-таки внушительный счет за «испорченное имущество». Невольно закрадывалась мысль – из каких алмазов сделана его одежда и откуда у него столько денег. На второй же бумажке красовалось несколько предложений, явно написанных небрежно.
«Мышка, либо оплачиваешь счета, либо снова будешь стирать мои вещи, только уже в других условиях. Целую. Саске».
Cакура смотрела на сумму наверное минуты две, а потом решила, что это еще маленькая плата за то, что она сделала, и, главное, как, наверное, злился Саске. Усмехнувшись, она встала, достала деньги и убрала все обратно в конверт, снова склеив его. Затем, подумав, что Учиха педант – конверт беленький, бумажки сложены аккуратненько, в квартире художественный порядок с легким кавардаком, но для холостяка – идеал, девушка вышла на лестничную площадку.
- Да и пусть подавится, - бурчала она, кладя конверт в железный почтовый ящик с номером его квартиры.
- Забыл спросить, вы с Тейджи больше не встречаетесь? – раздался внезапный голос сзади, и в следующий момент Сакура спиной почувствовала, что там кто-то есть – у нее даже волосы чуть на голове дыбом не встали.
- А-а-а!! - крик девушки грозил тем, что на них бы обратили свое внимание другие жители этого этажа, а то и подъезда. Кто так поступает – тихо подкрадывается и спрашивает? Более того, в подъезде всегда очень тихо, потому задумавшаяся Сакура была сильно напугана. Закричав что есть мочи, она развернулась и врезалась спиной в почтовые ящики. Увидев силуэт, она не сразу поняла, кто это и закричала:
- Да кто так делает?!!
- Харуно, теперь я понял, что ты действительно больная. С таким голосищем реально опасно в институт ходить. Мало ли кто услышит – больниц всего Токио не хватит на пациентов, - усмехнулся Учиха, стоя перед ней.
- Так, спокойно, - выдохнула девушка. - Значит так, плейбой, деньги – в почтовом ящике, в конверте. Поясняю для особых. Мы – в расчете, - после этих слов она быстрым шагом устремилась к своей квартире, на ходу доставая ключи.
- Ну-ка стой, маленькая засранка, - Саске поймал Сакуру за руку и заставил ее притормозить, - Ты так и не ответила на мой вопрос.
- И не собираюсь! - девушка дернула рукой, а другой продолжила открывать дверь, стараясь как можно быстрее попасть в собственную квартиру.
- Значит – да, следовательно, ты свободна. Что ж, замечательно, - Саске обошел студентку, встав между ней и ее дверью, и, как уже стало традицией, наклонился к девушке и насильно поцеловал.
Опять. Снова эти ощущения. Манящие, сводящие с ума, пьянящие... Своевольный горячий язык исследует абсолютно все - ведет себя так, словно он – хозяин, хотя, возможно, так и есть. Все не так, все не так, как с Тейджи. Подчиняет, заставляет делать так, как хочет он. Казалось, время застыло на месте, а в реальности прошла пара секунд. Резкий вдох – и все прекращается. Требуются мгновения на то, чтобы девушка пришла в себя, после чего последовал только злой тон:
- А тебе какое дело? И сдерживай свои дурные наклонности!
- Ты злишься еще больше только от того, что тебе нравится, - насмешливо прошептал Саске ей на ухо, прижимая ее к себе.
- Да что тебе надо от меня? Деньги ты получил! Сколько можно! - Сакура отвернула лицо и уперлась руками ему в грудь, пытаясь оттолкнуть гада. Хотя его близость уже притормаживала ее реакцию.
- Если честно, не ожидал, что у тебя будет такая сумма, и брать с тебя денег не собирался. Меня больше привлекал второй вариант расплаты, - усмехнулся наглый эгоист.
- Зато я не согласна на второй вариант! - Харуно перешла на крик.
- Слушай, Сакура, прекрати орать, а то так и хочется твой рот заткнуть.
-Уйди, - прошипела она.
- Еще брызгать ядовитой слюной начнешь?
- Идиот! - она ударила его по груди ладонями, одновременно с тем пытаясь оттолкнуть.
- Не истери. Я тебе сейчас ничего не делаю. Мы просто стоим.
- Иди и стой в другом месте, - более спокойно ответила она в его духе.
- Вот, уже лучше, значит слова мы уже воспринимаем. Так вот, вникай в следующее. Теперь ты – моя девушка, и это – не обсуждается, - сказав так, Саске прикусил ее шею, от чего Сакура почувствовала нечто странное, и только потом она поняла, что это был его язык. Саске слегка увлекся и, оставив маленький, но уже наливающийся фиолетовым цветом синячок, оторвался от нее, затаив сожаление где-то в закромах своей похоти, и ушел в свою квартиру. А конверт с деньгами так и пригрелся в руках девушки.
Сакуре только и оставалось, что стоять и смотреть на черную железную дверь напротив. Она уставилась на нее, как заколдованная.
«Девушка? Он что, издевается надо мной???» - в воображении невольно разыгрались воспоминания об ощущениях и реакции, вызванных только его прикосновениями и поцелуями. – «Да он просто опытный бабник! И все! И вообще, почему ты о нем все еще думаешь?!!»
- Ах, да, - его дверь снова открылась и Саске выглянул в коридор, - если попробуешь от меня сбежать или отлынивать от встреч со мной, то не завидую я близнецам. Ведь я буду очень зол, а когда я зол, то окружающим очень плохо, - подмигнул он ей и снова закрыл дверь.
Девушка была уверена, что именно в этот момент у нее нервно задергался глаз...или даже оба.
- Да проще об стену убиться! - крикнула она в сторону квартиры Учихи.
Ответа не последовало – видимо, парень уже был далеко в своей «берлоге».
Ничего не дождавшись, Сакура вернулась к себе, громко хлопнув дверью и делая нетерпеливые размашистые шаги – она мягко говоря была не в духе. И она походила на взбешенного зверя, который не находил себе покоя и сновал туда-сюда по квартире.
- Ишь, чего удумал! Негодяй! Скотина! Подлец!! Как же так можно!!! Еще и угрожает! – негодовала она. Наконец, более-менее успокоившись, девушка села на постели взъерошив нервно волосы. – «Спокойно, главное – не паниковать... Стоп-стоп-стоп... Ничего и не будет. Сакура, чего ты разнервничалась? Вот паникерша! У тебя учеба и много работы, так что никаких свиданий и быть не может!» - именно сейчас у девушки появилось жгучее желание плюнуть на свои отгулы и полететь на репетицию, но она ринулась в супермаркет. Просто так. – «Я, на самом деле, струсила. Что, если он позвонит и потребует пойти куда-то с ним?»
Однако, он и не собирался этого делать. Саске видел, как она шла по дорожке, ведущей в магазин. Он стоял в это время на балконе и, опять же, курил очередную сигарету, размышляя.
«Зачем мне эта девчонка? Нет, она и вполне хороша собой, но до жути крикливая. Странно, но даже теперь, когда я заставил ее обратить на себя внимание, у меня не потерялся интерес к ней... Может, пройдет только после секса? Да ее еще попробуй затащи...» - на этой мысли Саске улыбнулся и затушил сигарету. – «Наверняка в этом все и дело».
«Черт, на улице почти никого нет – поздний вечер, а я иду в супермаркет. А что? Продукты кончились. И врать не придется. Ой, Сакура, ты трусиха... Да ну, что я поделать могу? Надо бороться... Если я зол – то плохо окружающим», - перекривила его девушка. – «Почему-то у меня такое яркое ощущение, что он за мной сейчас смотрит... Ай ладно, что я теряю? Все равно никого нет на улице», - девушка подняла вверх руку и выставила средний палец, показывая его своему «парню». Она знала, что с его балкона видно эту дорогу, по которой ближе всего идти в магазин. Девушке крупно повезло в одном – Саске уже не увидел этого. И крупно не повезло в другом – Учиха направился туда же, куда и она...
Харуно уже проходила по рядам, напичканным продуктами, и ей внезапно захотелось суши, хотя перед ее глазами маячило какое-то сливочное масло.
«И чего вдруг на меня навеяло...», - купив все необходимые ингредиенты, она прошла мимо полки с шоколадом. – Черт, ну кто так поступает...
В общем, в руке уже была корзинка со всем необходимым для суши, и из нее уверенно махали фантиками конфеты разных видов, приглашая отведать каждую прямо сейчас.
«Так и растолстеть недолго...» - голос совести никто не услышал.
Вдруг, ей в голову пришла еще одна несуразная, но до боли приятная мысль.
«Суши из Учихи... Боже. Нет ничего вкуснее...»
- Так любишь сладкое? – раздался его голос над ее ухом.
«Черт... Учиха... благо я не дернулась и не заорала как тогда. Черт, как стыдно...» - на этот раз она сразу узнала его голос.
- Люблю, - спокойно ответила Сакура, разглядывая овощи.
- От чего же не купишь больше? На диете? – усмехнулся он.
- Вообще-то уже купила столько, сколько надо, не волнуйся, - с иронией сказала она.
- Да я и не волнуюсь. Из тебя прямо такая хорошая хозяйка. Даже еду сама готовишь, - наигранно поражаясь, заметил он.
- Представляешь, - также фальшиво удивленно ответила девушка.
- И ты все-все умеешь готовить? – насмешливо спросил Саске.
- Ну, не все, конечно, но многое, - девушка, делая вид, что ее нисколько не смущает и не бесит его присутствие, продолжала рассматривать и выбирать продукты.
- А лазанья? Это европейское блюдо входит в какую половину?
- Умею, - спокойно ответила девушка.
- Даже так? Или ты сейчас так говоришь, чтобы лицом в грязь не упасть?
- Нет, мне все равно, какого ты обо мне мнения, - флегматично продолжала отвечать девушка.
- Даже если так, ты не можешь уметь все, - усмехнулся Саске, проходя вперед с руками, запущенными небрежно в карманы.
«Идиот, мог бы и помочь... Скотина... Как я и ожидала, отношения не похожи на настоящие. Думает, я с ним в постель лягу...»
- Тебе еще много закупаться? – лениво спросил черноволосый парень, высматривая очередь поменьше.
Когда он повернулся, девушки рядом не было – она уже расплачивалась с кассиром и о чем-то мило беседовала с женщиной, стоящей рядом с ней. Саске разозлился такому ее поведению, но решил придержать злобу при себе до поры до времени.
- Хотел тебе помочь, но раз ты так рвешься идти одна, не буду мешать, - усмехнулся он, проходя мимо нее.
- Как это мило c твоей стороны, - приподняв уголки губ, ответила Сакура, но в этой улыбке было лишь «да пошел ты».
- Боже, вы такие молодые, так хорошо смотритесь вместе, - встряла в разговор та самая женщина, обменявшаяся с Сакурой до этого парой фраз. - Не ссорьтесь по пустякам, а вы, молодой человек, помогайте ей, любимую надо оберегать!
От этих слов у студентки отвисла немного челюсть, и пакеты жалобно хрустнули в ее кулачках.
Саске не стал разочаровывать женщину и с натянутой улыбкой влюбленного дурачка взял сумки из рук «своей девушки». Он подыграл, потому что видел – Сакуре это не по нраву.
- Любимая, пошли, а то мне тебя оберегать да оберегать. Оберегов на тебя не напасешься, - чуть тише усмехнулся он.
Выйдя из супермаркета, Сакура отошла от Учихи чуть дальше, дабы не попасть под очередной штурм крепости.
- С ума сойти, - буркнула девушка. - Что ты забыл в магазине?
Учиха шел, согнув одну руку в локте и запрокинув сумку за спину. Он смотрел на небо скучающим взглядом, а потом, услышав вопрос, посмотрел на Сакуру.
- Да вот, подумал, мало ли, опять кому дорогу перебежишь.
На это девушка только хмыкнула.
«Вот, что теперь? Всю дорогу до квартиры с ним идти?!» - повисла тишина.
- Ты ничего не хочешь спросить? – наконец задал вопрос Саске. Ему все время казалось, что Сакура что-то не договаривала. Хотя, он понимал, что это могли быть тысячи ругательств в его сторону. Все же ему, вдруг, стало любопытно.
- А что, мне должно быть что-то интересно? Ты же все равно не ответишь на вопрос. Зачем тебе издеваться надо мной и уж тем более над моими друзьями?
- Разве я постоянно издеваюсь? – усмехнулся Учиха.
- А что ты сейчас делаешь? Саске, мы оба знаем, что тебе нужно от девушек.
- И что же по-твоему мне надо от девушек?
- Только секс, - ответила Сакура.
- И ты считаешь, что я ради этого сейчас трачу кучу времени, сил и вообще уделяю свое внимание тебе? Не слишком ли самонадеянно? – Саске внимательно на нее посмотрел. – «И действительно... Если мне нужен от нее только секс, то зачем я делаю все это?»
- Ну знаешь, есть несколько типов кобелей. Первый – это, когда берет сразу, что хочет. Поздравляю, ты к этому не относишься. Второй медленно добивается своей цели и, получая ее, исчезает, как ни в чем ни бывало – вот ты и относишься ко второму.
«Я бы себя скорее отнес к первому, чем ко второму... Да какая к черту разница? Девушки сами вешаются на меня, как на елку в Новый год», - Саске остановился, преградив Сакуре путь и посмотрел ей в глаза. – Ты это так уверенно говоришь, словно знаешь меня уже не один десяток лет.
- Я рассуждаю по тому, что ты мне уже дал, - так же серьезно ответила девушка.
- Не логично. Так ты могла рассуждать только лежа в одиночестве в холодной постели после ночи секса со мной, - усмехнулся Саске.
- Мне все равно, как бы я могла рассуждать – это мое видение. И в том, что оно такое – постарался ты. Не знаю, комплимент ли это для тебя или оскорбление, ну в общем все так.
- Да мне все равно на твое мнение. Как бы то ни было – ты моя девушка, а дальше – поживем, увидим, - усмехнулся Саске.
- А ты сам-то уверен в словах «ты моя девушка»? - c усмешкой спросила она. -Более того, раз тебе все равно на мое мнение, какой же ты «парень»?
- Ты так самоуверенна? По-твоему, из меня может получиться только плохой парень? – насмешливо спросил Саске. Его даже вдруг заинтересовала эта идея, внезапно пришедшая ему в голову.
- Так, ладно! Ты меня достал! Чего ты хочешь, чтобы ты отвязался от меня? – казалось, оба забыли, что находятся на улице среди людей.
- М-м-м...секаса, - рассмеявшись ответил Саске. Его действительно рассмешила эта девушка. То она говорит, что знает его как облупленного, то она задает ему вопросы, что ему от нее надо. И под конец – провокационный ответ, перечащий всему.
- Все, что угодно, но не это, - хмыкнула она.
- Значит, вопрос исчерпан? – осведомился брюнет, пытаясь приобрести снова свой серьезный вид, но как только он вспоминал их разговор, гадкая усмешка опять просилась на лицо.
- Слушай, неужели тебе удовольствие доставляет мучить людей?
- Да я и не мучаю вроде никого.
- Да ладно?!
- Представь себе.
- Это бред, мы – не пара, - категорично ответила Сакура, проходя вперед.
- Ну, хватит. Поигрались и довольно, - с этими словами Саске нагнал девушку, взяв все сумки в одну руку и другой прижав зеленоглазку к себе. – Я тебя не спрашивал. Я тебя выбрал, так что твои проблемы, каким ты меня видишь.
- Хорошо, задам вопрос по-другому! Что мне нужно такого сделать, чтобы тебе было противно на меня даже смотреть?
- Хочешь знать? – Учиха нагнулся к ее уху и стал ей что-то подробно нашептывать, да такого, что у Сакуры сначала округлились глаза, ее щеки покрылись румянцем и она приоткрыла рот в удивлении, а затем на ее лице появились черты брезгливости.
Девушку передернуло от детального описания всей этой похоти... Уж теперь-то она замолчала и надолго. До самой квартиры, думая всерьез о том, что, все же, Учиха, возможно, не видит в ней подружку на одну ночь...
Саске, как ни в чем не бывало, дождался, когда Сакура откроет дверь в свою квартиру и внес туда сумки, нисколько не заботясь о том, что его не приглашали.
- Ну, спасибо за помощь, - сказала девушка, мило взглянув на дверь.
- От спасибо как-то не колышет, - усмехнулся парень, подходя к ней. Он, надменно на нее смотря, провел двумя пальцами по ее шее снизу вверх и, заставив отвернуть немного лицо, поцеловал ее, оставив еще одно темно фиолетовое пятнышко после себя на бледной коже.
Он делал это, словно издеваясь и беря как будто то, что заслужил. Он видел, как ее испуганные глаза следили за его движениями, за его приближением. Даже когда он аккуратно отвернул ее лицо немного в строну, прикоснувшись к шее, по телу прошла судорога с приятным онемением. Затем, самое «ужасное» - сначала ее шеи коснулись его теплые губы. Кто бы мог подумать, что мужчина способен вызвать дрожь во всем теле лишь одним их прикосновением. Cакуре казалось, что она сейчас потеряет равновесие, но благо – сзади стена. Внешне девушка пока держалась достойно, но, когда он чуть прикусил кожу, это возымело двойной эффект. Cловно точечные электрические заряды прошлись по месту его игрищ, постепенно превращаясь в тепло и трепет, передаваемый телу.
- Согласись, это в тысячу раз лучше, чем спасибо, - прошептал Учиха, проводя своими губами по ее устам и немного улыбаясь при этом.
- Да, есть...немного... - ответила девушка, так же касаясь его рта своими, дрожащими.
Саске обхватил ее нижнюю губу и, сжав ее, немного оттянул, слегка посасывая.
В груди, пояснице и внизу живота стало нарастать странное тепло, пока не стало совсем жарко внутри, до такой степени, что девушка стала чаще дышать.
- Cаске, хватит... - его губы одним лишь касанием заставляли дрожать.
Но Учиха словно ее не слышал. Его руки начали скользить по нежной коже ее спины, порой, слишком высоко задирая ее рубашку. Он по-прежнему ласкал ее уста, но при этом словно издевался. Порой кончик его языка очерчивал контур ее губ, порой касался их центра, словно стремясь проникнуть внутрь, но вновь дразня исчезал. Однако, и на этом ничего не заканчивалось – вновь приятные покусывания, томящая игра с ее ротиком и его улыбка победителя.
«Боже, какие у него руки...» - думала девушка, чувствуя кожей нежные прикосновения его ладоней. – «Надо остановиться, но почему так приятно..?» - уже из последних позывов рассудка девушка отстранила свое лицо, прервав все это, и уткнулась ему лбом в плечо. - Хва-тит, - произнесла по слогам, специально, чтобы он понял.
- Не слышу уверенности в голосе, - эти слова прозвучали с усмешкой, а затем, Сакура почувствовала, как его ладони заскользили по спине вверх к ее лопаткам, на секунду остановились и... Учиха расстегнул ее лифчик. В тот момент, когда щелкнул еле слышно замочек, улыбка на его лице еле заметно дрогнула и расплылась еще шире.

67

Глава 7. Лилия?
Запах лилии изумителен. Тонкий нежный аромат, пробуждающий самые потаенные чувства. Все лилии, по природе своей, ядовиты. Но кто вспоминает об этом, когда видит их красоту?

Как бы нежен он ни был, как бы опытен он ни был, в девушке сразу же проснулись усыпленные ярость и гнев к этому человеку. Его ласки сводили с ума, словно подчиняя себе, и хуже всего было то, что где-то глубоко в душе ей нравилась эта зависимость.
- Я сказала, хватит! - оттолкнула она Саске что есть силы, стараясь взять себя в руки.
Искуситель, с усмешкой глядя на нее, слегка склонил голову набок. Сакура была так смешна. Она сама же льнула к нему, он чувствовал, как тяжело ей было отстраниться и прервать все это, но она все равно стояла на своем. Саске же только и оставалось, что облокотиться о противоположную стену, запустить свои руки по привычке в карманы и задать один единственный вопрос:
- Почему?
Ответ был довольно резким, но забавным для него.
- Если ты настолько слеп и глуп – я тебе помочь ни в чем не могу. И не хочу. Спокойной ночи, - намекнула она парню, предельно ясно, чтобы он ушел.
- Ты будешь сегодня спать у меня, - усмехнулся Саске в ответ, но его голос, не терпящий возражений, звенел как сталь.
- Я сказала, уходи! - повысила голос девушка и указала на дверь. – «Он псих!»
В глазах и Саске, и Сакуры была твердость, непреклонность. Никто из них не хотел уступать, а для у Учихи даже не возникало такой мысли в голове – он привык добиваться своего любыми методами.
На этой ноте раздался неожиданный звонок, который словно вернул двоих в реальность, заставив девушку вздрогнуть, а парня отвести взгляд в сторону. Как не вовремя кто-то пожаловал!
Сакура вопросительно посмотрела на дверь, прошла мимо Учихи, пихнув его плечом, чтобы он ушел с дороги, и в гневе ее распахнула. Ее уже не волновало, что расстегнутый под кофтой бюстгальтер придавал ей весьма странный внешний вид.
- Э... – это был единственный звук, который смог вырваться из горла Тейджи, застывшего в дверном проеме. Саске – вот что первое попалось ему на глаза. – «Какого черта здесь происходит?!» - парень переводил настороженный взгляд с Учихи на Сакуру и обратно, ничего не понимая. Больше всего его удивляло то, что девушка выглядела так, словно он прервал их на самом интересном месте – с ее одеждой явно было не все в порядке, чувствовалось, что Учиха приложил к этому свои руки, да и не только их – ее лицо подернулось ярким румянцем, а губы так и налились алой краской, припухнув и требуя продолжения банкета.
Сакура бросила взгляд на Тейджи, приветливо улыбнувшись, и сразу же перевела на Учиху ледяной взор.
- Ты уходить не собираешься? - спросила она.
Саске недовольно посмотрел на зеленоглазого брюнета, затем на Сакуру и, подойдя к девушке, вынул правую руку из кармана, по-хозяйски обняв Харуно и резко притянув к себе. Этот жест еще больше взбесил Тейджи. Ему не нравилось, когда кто-либо начинал играть с чувствами людей. К тому же, он видел, что от того, что делал Учиха, Сакуру словно разрывало на две половины – на ее лице читались недовольство и брезгливость и, в то же время, в глазах улавливался интерес, и ей капельку льстило такое отношение.
- Добрый вечер, - с хитрой улыбкой поздоровался Саске, целуя Сакуру в макушку, при этом не сводя пристального взгляда с Тейджи.
Девушка только хотела толкнуть наглеца или врезать как следует, но, когда увидела реакцию близнеца, замерла. На лице парня было так много эмоций: злоба, презрение и скорейшее намерение сцепиться с обидчиком подруги вновь. Затем, опомнившись, она все же толкнула Учиху в бок.
- Пусти меня! Я последний раз спрашиваю, ты выйдешь или нет?!
- Ты всерьез думаешь, что я оставлю свою девушку наедине с этим..? – он кивком указал на Тейджи.
Парень, увидев сей жест, стиснул зубы и было видно, что он стремится сделать шаг, занести руку – его мышцы так и играли, он был похож на коня, рвущегося на свободу, но сдерживаемого хозяином. И все, что остается – танцевать на месте, перебирая копытами. Тейджи же просто стоял, еле сдерживая себя. Его уздой были слова – «свою девушку». Ему не верилось, что это правда.
- Я устала от тебя буквально за два часа! Как же ты меня достал! Пошел вон из моей квартиры! - Сакура каким-то образом выбралась из объятий Учихи, встала позади него и уперлась в его спину руками, пытаясь выпихнуть из квартиры надоедливого парня.
- Хорошо, - Саске по-прежнему нагло улыбался, глядя в глаза близнецу, словно усилия Сакуры совершенно ничего не стоили. Казалось, тысячи разрядов пробегали между парнями, а воздух накалился так, что кожей ощущался колкий жар. – Я уйду, - Учиха ловко развернулся и наклонился к Харуно, нашептав ей на ухо, - но только, если ты сама меня поцелуешь...глубоко, - усмехнулся он, снова исподлобья взглянув на Тейджи, который прошел мимо них в глубь коридора, постоянно поглядывая на подругу и Учиху.
Девушка нахмурилась, неохотно развернулась к близнецу и, подойдя к нему, шепнула умоляюще:
- Тейджи, все будет хорошо, у нас с ним долгий разговор будет... Иди, пожалуйста...
Парень все понял – он был не глуп и он знал, что можно ожидать от Учихи, но поделать ничего не мог. Посмотрев Сакуре в глаза еще разок, он без слов прошел в ту самую комнату, где они с Харуно впервые встретились. Стоило ему скрыться из виду, как девушка вернулась к своей насущной проблеме.
- Саске, я не собираюсь тебя целовать, поэтому, пожалуйста, - выделила она. - Просто уйди, а?
- Я сказал свое слово, - твердо ответил он и направился в ту же комнату, что и Тейджи, давая понять девушке, что будет, если она не послушается.
Сакура только шикнула от злости и ощущения нелепости ситуации и, схватив его за руку, заставила развернутся к себе лицом, но, как только он посмотрел на нее своим выжидающе-любопытным взглядом, решимость девушки как ветром сдуло. Она резко отвела взгляд в сторону на момент, взглотнула и, смотря только на его наглый рот, потянулась к его губам. Сакура в неуверенности чуть приоткрыла уста, чтобы соприкоснуться с его насмешливой улыбкой.
«Как же хочется тебя заткнуть раз и навсегда! Стереть это выражение с твоего лица!!!» - успела подумать она, и эта мысль придала ей немного храбрости. И вот он – этот момент. Первое соприкосновение.
Необычно. Его губы оказались в этот раз податливыми, мягкими, не навязывающими свою волю. Тепло. Нет, жарко. Она целовала ласково и неуверенно, словно не зная, что делать дальше. Странно... Парень изначально не собирался ей помогать, но как только ее губы коснулись его, он, словно загипнотизированный, тут же начал отвечать на ее поцелуй, постепенно перенимая на себя всю инициативу.
Такое тонкое ощущение от именно ее прикосновения разлилось по его телу и отозвалось страстным пылающим чувством. Неизвестно когда, но поцелуй перерос из нежного в слишком напористый, подчиняющий и...пугающий. По-настоящему пугающий. Он с жадностью мял ее губы, им обоим так не хватало воздуха, и Саске буквально вдавил девушку в стену, крепко обнимая и лаская руками.
По всем звукам, доносившимся из коридора, Тейджи прекрасно понимал, что там у них за разговор, но, ему ничего не оставалось, как сжать кулаки и смотреть в окно, покорно ожидая Сакуру. Ему еще о многом нужно ее спросить и в первую очередь – с каких пор она стала подстилкой Учихи. Мысль об этом просто выводила Тейджи из себя.
А здесь, в коридоре, Саске все же разорвал поцелуй, с шумом вдохнув живительного воздуха. Он сделал это, как только до них донеслись из комнаты звуки разбившегося стекла.
- Иди, киска, а то там твой любовник уже нервничает, - с усмешкой сказал Учиха и, внезапно поцеловав ее в лоб, как и обещал, вышел из квартиры. Его трогательный, легкий поцелуй напоследок оставил Сакуру и вовсе в смятении. Что происходит? Она уже не могла понять.
Девушка дождалась, когда хлопнула дверь и сползла вниз по стенке, закрыв лицо руками и пытаясь привести дыхание в норму.
«Почему он так на меня влияет? Почему?! Оправдание простое – он просто опытен, просто много знает, просто кобель... Оправдание?» - Сакура вспомнила про Тейджи и решила про себя – скажет правду.
Заперев за брюнетом дверь, девушка развернулась и, приводя себя на ходу в порядок, направилась к другу.
Тейджи и в правду не мог спокойно стоять на месте. Он прошелся по комнате и взял в руки крохотную статуэтку, чтобы отвлечься хотя бы на нее. Но осматривая стеклянную фигурку, он не заметил, как задумался и машинально стал вновь прислушиваться. Как же ему хотелось оглохнуть и в то же время слышать все. Ему казалось, что чем тише становится вокруг, тем сильнее разыгрывается его воображение и тем громче становится их поцелуй, который словно перерастал в нечто большее с каждой секундой. Задумавшись, парень не заметил, что сжал фигурку слишком сильно – стекло в дребезге рассыпалось по полу, благодаря чему Учиха и прервал поцелуй.
Сакура вошла в комнату, когда он уже листал какую-то книгу. Она серьезно посмотрела на Тейджи, надеясь, что все будет хорошо.
- Я знаю, у тебя много вопросов. Я отвечу на любой, - посмотрев на осколки, Сакура проигнорировала их и устроилась на диване, жестом предлагая близнецу последовать ее примеру.
- Тогда первое, - тут же отозвался Тейджи. - Это правда, что ты его девушка? – он положил книгу на место и сел в кресло, буравя подругу угрюмым взглядом.
- Ну, это он так считает, - ответила Харуно. - А я теперь не могу придумать, как отвязаться от него.
- Ну, должно же быть что-то, что ему не нравится в девушках... Просто веди себя таким образом и он сам от тебя откажется.
- Понимаешь...он пришел и заявил, что я его девушка... И... - Сакура запнулась, не зная, стоит ли ей это говорить.
- Он так поступил, даже несмотря на то, что он думал, что ты все еще моя девушка?
- Нет, он понял...все, - ответила Харуно.
- Так, ладно. Второй вопрос. Как далеко у вас все успело зайти?
- Никуда еще ничего не зашло. Он просто шантажист чертов.
- Ясно. Пожалуй, у меня больше нет вопросов, - Тейджи поднялся и, пройдя мимо Сакуры, ободряюще похлопал ее по плечу. – «Этот ублюдок еще получит свое», - подумал он, по привычке разминая кулаки.
- Тейджи...постой. Прости меня, если я как-то обидела тебя...
- Тебе не за что извиняться, - парень обернулся со своей обыкновенной лучезарной улыбкой. – Все знают, что Саске извращенец, - хихикнул он, стараясь скрыть от Сакуры свой настрой против него.
- Тейджи, просто не нарывайся, пожалуйста. Мы сами разберемся в этом, должно же быть что-то в нем такое...
- Какое такое? – настороженно осведомился он, развернувшись к ней полубоком. – Ты не понимаешь, что для него все девушки – только шлюхи на одну ночь? Даже не думай, что он может измениться ради тебя.
- Ну, хотя бы не ради меня... Может, он хоть что-то поймет...
- Замечательно, он и тебе голову вскружил? Целуется шибко хорошо, да?
- Да причем тут это, Тейджи?! Ну, не может же быть такого, чтобы он ничего не чувствовал!
- Чувствует. Животное влечение к тебе, вот что он чувствует. И как только получит свое – сразу от тебя отстанет, это я тебе как парень говорю, - Тейджи помедлил, а потом добавил с сарказмом. – А что, неплохая идея. Самый кратчайший путь к избавлению от Учихи.
- Уйди... - серьезно ответила девушка... – «Не думала, что ты...скажешь такое...»
- Уже ухожу. Не буду мешать тебе избавляться от него, - и парень, не глядя больше на нее, быстро удалился, громко хлопнув дверью.
«Дура, о чем ты только думаешь, Сакура! Да он тебе вообще мозг запудрил!» - думал Тейджи, буквально несясь по коридору домой. Ринджи даже отпрянул от брата, когда тот вернулся не пойми откуда весь злой и вообще сам на себя не похожий.
- Ты...
- Я спать, - грубо перебил его брат, хлопнув дверью в свою комнату.
Ринджи так и остался стоять в недоумении, смотря то на входную дверь, то в глубь квартиры.
«Интересно... Это он от Сакуры такой? Не дай бог мне завтра оказаться меж двух огней...»

***

Рано утром девушка встала уже без настроения. Недавно она поссорилась с другом, и это все – снова из-за Учихи. Да еще и не ожидала, что Тейджи такое скажет, но и его понять можно. Поэтому, коря себя вдвойне, девушка опустила свое настроение до отметки «куда уж хуже».
Сакура утром мимолетно зашла в интернет, чтобы посмотреть расписание занятий, потому что на кафедре предупреждали, что возможны некоторые изменения. Когда она увидела их, то «куда уж хуже» упало еще ниже. Оказывается, может быть еще и не так плохо – в понедельник назначили еще одну пару практики с Учихой. Захлопнув ноутбук, девушка встала и пошла собираться – сегодня будет тяжелый день.
«Пошел к черту, никуда сегодня не пойду. C подработкой в детсаду закончила, новую работу, которую добивалась на пробах всеми силами я не упущу из-за дебила по имени Учиха Саске», - девушка громко хлопнула дверью. Еще та и не захотела закрываться, от чего хозяйка стукнула ее сапогом. Услышав характерный щелчок, говорящий о том, что дверь соизволила закрыться, девушка провернула пару раз в замке ключами.
- Спешишь ко мне на пару? – усмехнулся Учиха, запирая свою дверь неторопливо на замок – Сакура даже не заметила его.
- К тебе я спешу в последнюю очередь, - рыкнула девушка, направляясь к лестнице.
- Киска, стой, - Саске с легкостью поймал ее за руку и притянул к себе, да так, что она чуть не упала, если бы не оперлась о него. – Мы идем вместе, - насмешливо продолжил он.
- Я не иду с тобой никуда, - отчетливо сказала девушка. - Я не иду в университет, так что идешь ты в гордом одиночестве! - она с силой ударила его в грудь.
- И куда это ты идешь? – для Саске ее удары были не больнее укуса комара, поэтому он даже не шелохнулся, только крепче сжав ее запястье.
- Это вообще тебя не касается! Отпусти меня!
- Меня касается все, связанное с тобой, - Учиха впервые сказал такое по этому поводу – ранее ему было все равно, чем и где занимаются его девушки. Сейчас эти слова вырвались скорее ей на зло, как ему хотелось думать, - так что говори, куда собралась.
- На работу, черт возьми, отпусти, я опаздываю! – настрой Сакуры был невероятно накален злобой до предела...
- Критические дни? Или у тебя это постоянный режим – поорать? – усмехнулся брюнет.
- Идиот! Из-за тебя я поссорилась с другом! Если бы не ты, ничего бы этого не было! Если ты – мой парень, черт возьми, то почему у меня от тебя одни проблемы?! -сорвалась Харуно.
- Это ты меня сейчас обвиняешь в том, что твой бывший лезет в наши с тобой отношения? Самой не смешно? – Саске отвлекся от Сакуры, увидев, что из дальней квартиры выходят близнецы. Как только Тейджи заметил их, то ему тут же захотелось подойти и врезать Саске, но Ринджи его остановил, так же враждебно смотря на Учиху. – И потом, между парнем и девушкой дружбы быть не может. Если ты порвала с близнецом, так прекрати общаться с ними. Поняла?
И тут произошло то, чего никто не ожидал из зрителей – Учиха Саке получил неслабую пощечину.
- Я не марионетка, Саске, и не тебе решать, что мне делать! - грозно сказала девушка.
Парень стоял, отвернувшись из-за удара, и не двигался. Атмосфера накалялась с каждой секундой, да так, что это чувствовалось кожей. Ринджи и Тейджи даже вздрогнули, когда Саске схватил Харуно за плечо и с силой придавил к стене так, что она больно ударилась не только спиной, но и головой.
- Не марионетка? Ты такая же сучка, как и все остальные, с той только разницей, что ты еще можешь поднять свою тощую ладошку, - Саске вдавливал ее руку, которой она его ударила в стену все сильнее, и сжимал ее – синяки точно останутся.
Наконец-то, один из близнецов оправился от увиденного и, сообразив, что Сакуре надо помочь, ринулся к Учихе.
Когда Ринджи увидел, что сейчас между ним и Тейджи снова начнется драка, он ринулся вслед за братом, но действовал импровизированно. Сперва он помог Тейджи оттащить Учиху от Сакуры, но затем попытался успеть встать между ними, чтобы не допустить новой драки.
Саске был в ярости. Его довольно сильно начали доставать эти близнецы своим вмешательством не в свое дело. Он оказался проворнее Ринджи и успел сбить старшего, который с грохотом оказался на полу. В считанные доли секунды младший из близнецов понял, что Саске начнет избивать его брата, даже лежащего на холодной плитке. Этого нельзя было допустить. Мысль о том, что Тейджи в опасности, прибавила Ринджи адреналина. Он встал между ними и успел отклонить удар Учихи, предназначенный уже ему самому, благо Тейджи и его научил паре приемов. Не дожидаясь продолжения, парень громко и отчетливо выпалил, пытаясь достучаться до разума брюнета.
- Посмотри в ее глаза!!!
Смысл слов дошел до Саске не сразу. Он уже перевел взгляд на Сакуру, словно по инерции, и то, что он увидел, заставило его на секунду оторопеть. Глаза девушки были наполнены неподдельным страхом. Она даже боялась шевельнуться – настолько сильно он ее испугал своими звериными выходками. У девушки дрожали губы, и она прижалась вся к стене, словно надеясь в ней исчезнуть, только бы не видеть его.
- Идешь в мою квартиру, - процедил Саске, позволяя Ринджи оттеснить себя дальше от близнеца, который уже очухался и не двигался только потому, что он тоже увидел ее глаза. – Живо! – рявкнул Учиха, когда заметил, что девушка не сдвинулась с места.
Но Сакура оцепенела. Ее состояние было близко к истерике, она уже смутно понимала, что происходит, что надо делать и как это все остановить.
«Черт... Учиха... Еще можно договориться...» - Ринджи стоял перед сложным выбором. Сейчас любое решение могло повернуть ситуацию совсем другой стороной и все же он посмотрел на Сакуру через плечо и серьезно попросил:
- Иди к нему, все будет хорошо. Побудь там, умойся холодной водой.
Саске, услышав эти слова усмехнулся. Ринджи так хотел ее успокоить, что говорил с ней, как с ребенком.
Девушка только после этих слов посмотрела на зеленоглазого брюнета и на ватных ногах прошла к квартире Учихи. Трясущейся рукой она закрыла дверь и осталась стоять у нее, вслушиваясь в то, что творилось на лестничной площадке.
- Тейджи, тебя это тоже касается, уйди отсюда, - в приказном тоне попросил Ринджи своего брата.
- Не строй из себя крутого, я...
- Иди! – теперь и Ринджи начал повышать свой голос. Тейджи недовольно и удивленно посмотрел на брата и прошел мимо них, пихнув хорошенько Саске плечом. Он послушался младшего только потому, что он впервые видел его таким и решил дать ему шанс самому разобраться во всем.
Как только близнец скрылся, спускаясь по лестнице, Ринджи перевел взгляд на ухмыляющегося Саске. Они были оба широкоплечи, но Ринджи явно уступал ему, если дело коснется драки. Тем не менее, он верил, что поступает правильно.
- Зачем тебе Сакура?
- Все-то тебе расскажи, - усмехнулся Учиха, убирая руки в карманы.
- Зачем ты так с ней?
- Какое тебе до нее дело? - пожал плечами Саске.
- Мне есть до нее дело. Я – ее друг, я тот, кем ты никогда не станешь.
Парень молча усмехался. Он раздумывал над тем, врезать этому зеленоглазому недоразумению сейчас или попозже.
- Так зачем она тебе? Что она тебе сделала такого, что ты так с ней обращаешься?
- Пацан, - Саске вытащил свою правую руку и схватил Ринджи за воротник, притянув к себе. – Это не твое дело, понял? Не твое и не твоего брата, так что проваливай.
- Нет, пока не объяснишь нормально. Уж поверь, вмазать тебе я хочу не меньше, чем ты мне. Так что будь добр, давай, ты сдержишь свой нрав, и поговорим нормально, если, конечно, тебе это знакомо, - Ринджи был зол и спокоен одновременно, что придавало ему больше достоинства, чем нахальная ярость Учихи.
- Я не собираюсь тебе ничего объяснять, - Саске только сильнее сжал ворот его рубашки в кулаке.
- Ну конечно, мы же можем все решать лишь силой, - с сарказмом ответил Ринджи, толкнув его сильно в грудь, от чего парень вынужден был отпустить близнеца.
На это Саске среагировал немедленно. Ему было все равно, что там говорит Ринджи, главное – он его раздражал, и раздражал сильно. Через секунду близнец почувствовал, как кулак с противным хрустом врезался в его челюсть.
Раздался смачный плевок слюной с кровью и Ринджи спокойно спросил:
- Ну и? Это все? Я был о тебе большего мнения, считая, что ты, как взрослый человек, способен мыслить здраво.
- Здраво ты рассуждать не умеешь, раз все еще находишься здесь. Проваливай. Сакура взрослая девочка или ей все же нужны няньки? – усмехнулся Учиха.
- Да, но вот такое дерьмо, как ты, ей не пара, - рыкнул Ринджи.
- Пф, единственное дерьмо здесь это ты. Только и можешь, что гавкать, - парировал Саске, разворачиваясь к нему спиной и уходя к себе.
- Только попробуй ей сделать больно, пожалеешь об этом, я тебе это обещаю! Думаю, не только я.
- Фас, - отозвался Учиха прежде, чем войти в квартиру и захлопнуть дверь.
Зайдя внутрь, он увидел Сакуру, облокотившуюся о стену возле входа. Она, словно статуя, застыла на месте и смотрела в одну точку, ожидая чего-то.
- Ну что? Пришла в себя?
- Пришла, - ответила коротко девушка. Затем, она посмотрела на Учиху – в ее взгляде читались презрение и ненависть.
После этого Саске, смотря на нее в ответ с таким же презрением, нагло подошел вплотную и буквально вырвал из ее рук сумку. Вместе с дамской принадлежностью он удалился в глубь квартиры, откуда начали раздаваться шуршание, звон и другие звуки, сопровождающие полное опустошение сумочки Сакуры. Саске вытряхнул все до дна. Найдя ключи от ее квартиры, он взял их и направился к окну.
- Что...ты, - Сакура впервые, наверное, отлепилась от стены и пошла вслед за ним, влекомая неприятными звуками. Когда она прошла в гостиную, то увидела все документы, кошелек, пару тетрадей, телефон и прочее содержимое сумки, выпотрошенное на диван. Не было только ключей – они звякнули в руках брюнета.
- Начну дрессировку. А то мало ли, еще кусаться начнешь, - с усмешкой ответил он, открывая настежь окно и выбрасывая ее ключи. Связка, как на зло Сакуре зацепилась за одну из самых тонких и высоких веток – где-то на уровне шестого этажа. Затем, Учиха закрыл окно и снова развернулся к девушке. – Еще вопросы?
- Идиот! Какого черта! У меня даже нет запасных ключей! Ты... Ты... Ты... - у нее не хватало зла на этого подонка, чтобы высказаться. - Сначала ты издевался и насмехался надо мной, теперь побил моих друзей и, в довершение всего, выкинул к чертям ключи! -девушка метнула взгляд на какую-то вазу, стоявшую на стеклянном столе гостиной у дивана, и, схватив ее, зашвырнула в Учиху.
- Пасть прикрой, - он поймал вазу и откинул ее на диван. – По-прежнему смеешь еще что-то вякать? – Учиха стал надвигаться на нее, как туча на солнце.
- Как же ты мне осточертел! Ненавижу тебя! - теперь Сакура начала кидать в него все, что попадалось – пульты от телевизора и DVD, подушки, те, что потяжелее, книги.
Учиха легко от всего отбивался, и расстояние между ними быстро сокращалось. Наконец, он дотянулся до девушки и повалил ее прямо на пол, буквально оседлав.
- Что дальше? – скучающим тоном осведомился он.
Сакура еще долго выбивалась и кричала: «Индюк, негодяй, подонок», - и прочее, и прочее, пыталась ударить его руками, но все было тщетно. В итоге, она выбилась из сил и обмякла. Сильно вздымающаяся грудь ясно давала понять, что девушка переутомилась.
- Тебе надо в душ, - решил парень и, подняв ее грубо за руку, повел в ванну. Закрыв дверь, он явно не собирался оставлять девушку одну.
- Оставь меня в покое! - силы при таких обстоятельствах вновь к ней начали возвращаться – жить захочешь еще не так разгорячишься.
- Тебе определенно надо в душ, успокоиться, - усмехнулся Учиха, притягивая ее к себе и начиная снимать с нее кофту.
- Не с тобой! – Сакура, что было мочи, толкнула Учиху.
- Тебе вижу, было мало? Сакура, я могу быть еще жестче и взять все, что захочу, - предупредил парень, снова притягивая ее к себе, но при этом другой рукой он сильно сжал ее бедро. В добавок ко всему, он еще и нагло смотрел на нее, словно наблюдая, что она будет делать дальше.
- Оставь меня в покое, - процедила девушка немного дрожащим голосом, давая понять, что лучше всего она придет в себя в одиночестве.
Но вместо того, чтобы послушать ее, Саске расстегнул ширинку ее джинс и начал стягивать с нее штаны, крепко держа девушку второй рукой.
- Прекрати! - закричала она, пытаясь ударить его хоть как-нибудь.
- Чем сильнее вырываешься ты, тем больнее будет тебе же.
В какой-то момент, после всех попыток высвободиться, девушка остановилась. Но не от того, что испугалась, а от безысходности – глаза смотрели в одну точку, тело иногда дергалось, пытаясь по-прежнему вырваться, и постепенно она стала стоять спокойно, но в душе была настоящая буря эмоций.
Теперь Саске смог совершенно спокойно ее раздеть. Когда дело дошло до нижнего белья, он не стал торопиться, словно растягивая удовольствие. Саске приник губами к ее шее, провел ими до ее ключицы и затем – поцеловал губы Сакуры.
На поцелуе девушка, словно придя в себя, отстранилась и попыталась отойти от него подальше, хотя и понимала, что это небольшая ванная комната, но мысли противоречили сами себе.
«Убежать, закрыться, спрятаться».
- Мышка, я же тебя не кусаю, - усмехнулся Учиха, приближаясь снова к ней и протягивая руку, чтобы взять ее за запястье.
- Ты делаешь только больнее... - проговорила дрожащим голосом девушка.
- Поцелуями? Не смеши, - он притянул ее к себе снова и напористо, но не слишком грубо поцеловал ее уста. Затем, он отстранился и посмотрел на нее так, словно хотел доказать, что это действительно не больно.
- Почему ты достаешь именно меня? Неужели девушек мало во всем городе? – Сакура стукнула кулаком по его груди.
- У меня еще полно времени, чтобы добраться до остальных девушек в городе, не волнуйся.
- Кобель! Тряпка! – всхлипывая, ответила Сакура, ударяя снова его в грудь.
- Некрасиво девушке употреблять такие слова, - с усмешкой ответил Саске, с силой приподнимая ее лицо так, чтобы она смотрела прямо ему в глаза.
- Некрасиво?! Я, в отличие от тебя, не шляюсь по мужикам! И мне не нужен парень-ловелас!
- М-м-м... – Саске вместо ответа провел руками по ее спине вверх. Снова щелкнул замочек и вновь лифчик Сакуры оказался расстегнутым.
Плечи девушки дрожали, и она стала неистово брыкаться, пытаясь вырваться из его объятий – ей даже удалось задеть его по подбородку.
- Свинья! Отпусти меня! – закричала она.
Саске сжал ее так, словно хотел сломать ее. От этого ее плечи приподнялись, вся она съежилась и ей пришлось приподняться на цыпочки. А после – снова насильный поцелуй.
Ее губы болезненно сдавлены, смяты и уста с силой раскрыты. Ловкий язык Саске хозяйничал, словно доказывая свое превосходство и ее никчемность. Он исследовал, втягивал в себя, и ни на секунду не отпускал.
Сакура всячески пыталась вытолкнуть ловкое словесное орудие, старалась не отвечать на поцелуй, противостояла ему всеми возможными способами, но ее пугало то, что его теплый, твердый и в то же время мягкий язык хоть и проявлял своего рода властность, но где-то на подсознательном уровне она даже начинала нравиться девушке.
Еще больше чувств и ощущений открылись Сакуре, когда его широкая горячая ладонь стиснула ее грудь, уже успевшую округлиться от возбуждения, пробуждаемого его поцелуем. Даже будучи в такой ситуации, она успела где-то на заднем плане отметить, что по ее плечу, которое он отпустил, пробежали мурашки – без его руки было холодно.
От этого движения страх переполнил Сакуру и ударил в голову адреналином. Она с силой вцепилась в его запястье, давя ногтями, и убрала его руку, стараясь прикрыть свою грудь хотя бы одной своей рукой.
- Не для такого отброса я берегла себя! - закричала снова она.
«Ну раз бороться, то до конца...»
- Как интересно, хочешь сказать, что ты девственница? – с усмешкой спросил Саске, тем не менее немного ослабляя хватку. – «Поверить ей? Это больше похоже на правду. Значит, я был прав. Вот, что меня привлекало в ней. Но что это изменит сейчас?» - он был немного удивлен и не совсем представлял себе, что это действительно так. Хотя, ранее через его кровать проходили такие же «невинные овечки», но позже они все равно оказывались стервами, да и все девушки без исключения вешались на него. Но Сакура в его глазах, даже не смотря на резкий контраст между ней и ими, все еще находилась на одной планке с остальными. Она, как и все, не принимала его, как личность или же как того, кто имеет право быть таким, каков он есть, а как способ развлечься, получить удовольствие от хорошей жизни.
Сакура выжидающе смотрела на Саске, затем передернула плечами в попытке освободиться. Хоть его хватка и ослабла, но он по-прежнему держал ее и снова начал целовать так, словно только что не узнал одну маленькую, но немаловажную вещь. Первое время девушка еще рыпалась, но куда ей тягаться с его размерами и силой – хватка была стальной.
«Зашибись, ситуация! Меня целует кобель, который считает меня своей девушкой!» - казалось совсем неуместная мысль, в таком месте, с таким человеком. Но все же...
В конце концов, Саске отстранился от нее, с хрипотцой в голосе нашептав ей:
- Прими душ, - затем, он отпустил ее и вышел, напоследок еще раз окинув оценивающим и наглым взглядом.
Оставшись одна, девушка по-прежнему стояла, смотря на дверь.
«Неужели оставил в покое?»
Саске, поняв, что на свою пару он уже три раза, как опоздал, решил уже сегодня никуда не идти. Пройдя в гостиную, он включил телевизор и, расслабившись на диване, закурил сигарету.
«Почему я остановился? Мне нравится это увлечение? Ну, если так, пусть пока все остается, как есть. Посмотрим, сколько она продержится».
Сакура провела в ванной уже час и все не выходила. Она, уже готовая и одетая, с немного влажными волосами, которые придавали ей еще более милый вид, сидела и думала, что ей сейчас делать. Она даже тихонько провернула замок в двери.
Смотря какой-то скучный фильм и выкуривая уже восьмую сигарету, Саске полулежа сидел на диване. Комната походила на прокуренный зал в кабаке – так много было дыма от сигарет, что, казалось, Саске погружен в легкий туман.
Глубоко вздохнув, девушка вышла из ванной. Правда, сначала она подумала, что у Учихи что-то горело, но нет, «этот гад» всего лишь лежал и курил. Даже не думая, что она делает, опять-таки мельком оглядывая дорогую обстановку в квартире, она открыла окна на кухне и затем в гостиной, а после – забрала новый, нераспакованный блок с пачками сигарет, лежавший внизу журнального столика, и понесла на кухню с такими мыслями: «Если выкинуть в окно, то он может подобрать – блоку ничего не будет... Записал меня в девушки на одну ночь? Я тебе устрою сладкую жизнь, сам от меня откажешься...» - Сакура подходила к тумбе, где находилось мусорное ведро. – «Мелочь, но приятно... И это только начало».
Поэтому девушка быстро распотрошила дорогие сигареты и выбросила все в мусорку.
Саске, до этого просто наблюдавший за всеми ее действиями, почуял неладное, когда увидел, что Сакура куда-то потащила его блок. Встав с дивана и затушив последнюю сигарету, он пошел на звуки рвущейся бумаги и чего-то хрустящего, от чего в его мыслях стали зарождаться самые худшие опасения.
Когда он увидел, что она делает, он застыл в дверном проеме, не в силах даже сказать что-то. Видно было, как жилка на его виске нервно задергалась.
- Я не выношу дыма, - коротко ответила Сакура, увидев его реакцию.
«Господи... Что я сделала... Боже, как он зол... Так стоп, без паники. Держись достойно!»
- Привыкнешь, не обломишься, - процедил Саске, подходя к ней.

Поделиться…

68

Глава 8. Ришелье?
Едва сей коктейль коснется ваших губ, как вы тут же почувствуете привкус жадного терпкого лета, на смену которому придет привкус сладкой осени. Хищный гранат – изюминка этого чуда.

Это был злой поцелуй, уже третий, не похожий на все остальные. Сакура чувствовала только его напор, боль в губе, удушающий запах сигарет, от которого выворачивало наизнанку. Он поцеловал ее назло, зная, какой эффект возымеют те восемь сигарет, которые он только что выкурил в задумчивости.
Оторвавшись с трудом от Учихи, девушка тут же вытерла губы, шикнув злобно:
- Идиот.
- Еще парочка таких поцелуев и, поверь, ты даже перестанешь замечать, когда я курю, а когда нет, - насмешливо улыбаясь, заверил ее брюнет.
Девушка начала отступать назад, ну так, на всякий случай, смотря прямо ему в глаза.
- А с чего ты вообще взял, что они состоятся?! С завтрашнего дня ничего не жди, понял?! Я заменю замок, - медленно начала девушка, - продам квартиру! – она с вызовом посмотрела ему в глаза. – «Черт, родители старались...может, просто припугнуть? Хотя, на него не подействует запугивание», - с досадой думала она. - И помашу тебе ручкой, Учиха! И больше не буду видеть твою морду!
- Да ты просто боишься. Тебя в ужас приводят только одни мои касания. Прямо монашка. Слабо противостоять мне? Как что, так сразу уедешь? Слабачка, - Саске стоял и усмехался над ней, слегка растягивая слова.
- Нет, Учиха, трус тут только ты! Потому что ты просто-напросто боишься вести себя нормально, а не так, что пришел, как напыщенный индюк и сказал: «Все это мое – значит, мое!» Я тоже человек! Я – не вещь, которой можно распоряжаться! У меня тоже, представь себе есть чувства! - начала срываться Сакура.
- Трус?! Да ты понятия не имеешь, о чем говоришь, идиотка! Попробуй, заставь меня вести себя по-другому и что за результат тогда будет? Я такой, какой я есть! - его раздражало, когда кто-то указывал на его недостатки, которые он в общем-то и недостатками-то и не считал, поэтому сейчас его насмешливый голос прозвенел, как сталь, а взгляд был просто убийственный.
- А я и не хочу тебя ни к чему принуждать! Это твои проблемы, Учиха!
- У меня нет никаких проблем, а вот у тебя будут, если ты сейчас же не заткнешься. Я и так спускаю тебе с рук то, что ты сделала с моими сигаретами.
- Да?! А как думаешь, что мне нужно делать после того, что ты делал?! Тоже с рук спускать? Ах, как жаль, что я не такой сильный баран, как ты! - наигранно расстроено сказала девушка.
- Хорошо, докажи мне, что ты не такая шваль, как остальные. Можешь попытаться изменить меня – мне все равно. Если ты не сможешь, ты будешь беспрекословно делать все, что я скажу. Если же каким-то чудом ты окажешься не такой, как все остальные – я весь в твоем распоряжении, - усмехнулся брюнет. Последняя мысль для него была особо забавной и нелепой.
Девушке показалось, что она ослышалась. Он что, дурак? Сравнивает ее с шлюхами!
«Ладно, Учиха, напросился».
- По рукам!!! - протянула Сакура ладонь. - «Ой-ей-ей, ты бы сначала подумала, на что подписываешься, а потом бы соглашалась. Ну да, меня же никто не слышит... Ау-у-у!» - напевал всеми позабытый здравый глас.
- Договорились, - Саске с хлопком пожал ее ладонь, а затем притянул к себе и наигранно интимным голосом спросил. – Чем теперь займемся?
- По-о-ого-о-оди... Давай оговорим условия... - девушка снова оттолкнула его от себя, высвободившись из объятий.
- Какие еще условия? Ты согласилась, сделка действительна, так что все, - Саске обошел ее и, подойдя к столу, достал нож и хлеб.
- Значит так, мое условие - никакого намека на секс... Ясно?
«Ну, если учесть, что мне так хорошо от его прикосновений... Так, стоп, стоп, стоп... Ну не будет пока я не решусь и не привыкну... Стоп! А с чего я вообще взяла, что буду к нему привыкать?!»
Послышался удар ножа о доску.
- Ладно, но тогда ты живешь со мной и прекращаешь любое общение с противоположным полом. В первую очередь – с близнецами.
«Все равно, Сакура, рано или поздно ты сама попросишь», - усмехнулся он.
«Ах вот ты как», - девушка застыла и смотрела на него несколько секунд с широко распахнутыми глазами. - «Ну хорошо, с Тейджи и Ринджи поговорю, предупрежу...»
- Ладно!
К сожалению, люди не всегда знают, на что подписываются. Порой, ситуация выходит из-под контроля и принимает совершенно неожиданные повороты. Бывает хуже – когда все, что ты готовил для себя, становится опасным для тебя самого... Никто из них не знал, чем обернется им эта сделка. И уж тем более они и не подозревали, что о ее существовании станет известно еще кому-либо.
- Тейджи, дурак не пихайся!!! - зашипел черноволосый брат-близнец на старшего, когда вдруг брань за дверью кончилась.
- Умолкни, мне ничего из-за тебя не слышно! Что у них там? – Тейджи на какой-то момент потерял равновесие и оперся о голову брата, взъерошив и без того торчащие во все стороны волосы.
- Кажись, все... Закончили ругаться... Нет, ты слышал? Они заключили сделку...только я не совсем расслышал условия...
- Слушай, у тебя что, локаторы в ушах? Мы стоим в подъезде, нас разделяет железная дверь, и, как я понимаю, полквартиры этого ублюдка. Тебя инопланетяне в младенчестве не похищали? А то вдруг я твой клон?
- Да ладно, не бузи, завтра ее расспросим... - буркнул Ринджи.
- Цыц! По-моему снова орать начинают... – Тейджи вновь прислонился ухом к двери, но теперь Саске и Сакура разговаривали гораздо тише, так что услышать ничего нельзя было. – «Хорошо хоть не довел ее до слез...»
Теперь тема спора перешла на другой уровень. Осталось нерешенной одна проблема – курево. Саске не собирался бросать из-за какой-то девушки, поэтому уперся как баран и начал теперь доставать Сакуру этим.
- Да, и кстати, ты мне должна блок точно таких же сигарет. Поскольку рвала ты их тщательно, название должна была запомнить, - Учиха продолжал резать хлеб, а после – достал помытые помидоры и соль.
- Нет, я тебе ничего не должна, ведь я – твоя девушка, верно?!
- Вот черт, - выругался Саске, поднося свой палец к губам: эти слова Сакуры отвлекли его, и он нехило полоснул лезвием – шкурка помидоров слишком гладкая и нож легко соскользнул.
- Сильно порезался? - вдруг спросила девушка, подходя к нему.
- Не фтекляний, жаживет, - промямлил Саске с пальцем во рту, с некоторым нарастающим удивлением смотря на Харуно.
Сакура не смогла удержаться и тихо начала давиться смехом, при этом прикрыла рукой рот, потому что ей казалось, что она сейчас слишком громко захохочет.
- Смешной, я не могу, - она вдруг юркнула в комнату и среди выпотрошенных вещей из сумки достала пластырь. Затем, вернувшись на кухню, она сказала: «Дай сюда».
Саске ошарашено на автомате протянул ей руку. Секунду назад они готовы были друг другу глотки перегрызть, а теперь она смеется и помогает.
«Она сведет меня с ума...» - иронично ухмыляясь самому себе, подумал парень.
«Странно, только что орали друг на друга...а теперь помогаю... Может, мне удастся тебя перевоспитать...» - задумалась Сакура, наклеивая лейкопластырь. Тут же в воображении нарисовались рожки и вырос хвостик. – «И тогда ты будешь у меня на побегушках! Бу-ха-ха!!!»
- Чему это ты ухмыляешься? – спросил парень, перехватывая ее руку и притягивая к себе уже в который раз.
«А черт, забыла одно но... Я официально его девушка... Не дай бог узнаю, что он налево ходит. Никакой сделки, и уж поверь, отплачу тебе сполна, Учиха...»
- Да так, задумалась над тем, что мне с тобой следует сделать, если будешь себя вести как последняя кобелина.
- И что же ты решила? – с неподдельным интересом осведомился Саске.
- Кастрирую, - на полном серьезе ответила Сакура.
- Без доказательств не сможешь, - усмехнулся Учиха, - да и силенок маловато будет.
- Знаешь, я не буду выполнять условия на счет мужского пола, если ты будешь общаться с женским, - cухо ответила девушка. - «Странно так, не сопротивляться и быть в его объятиях...»
- Знаешь, я и так с ним не общаюсь. Так что разницы никакой, - усмехнулся Учиха.
«Сакура такая теплая... Ну конечно, идиот, она же не труп. Но все же, когда она сопротивляется она становится прямо-таки горячей штучкой...» - влекомый своими мыслями, Учиха приласкал губами ее скулу. – «А сейчас нежная и податливая... Девушка на любой вкус...» - усмехнулся он, ища ее губы с прикрытыми в блаженстве глазами. Он никогда не отличался любовью к романтике, но сейчас почему-то было такое настроение.
«А он может быть...ласковым...очень...» - подумала про себя Сакура, закрывая в блаженстве глаза. – «Да, он эгоист, нахал, баран и тому подобное, но почему тогда я млею от его прикосновений...»
«И все же мне больше по нраву Моя Сакура», - с этими мыслями он нашел наконец левый край ее губ и, едва проведя своими опытными по ее мягким и податливым, поцеловал их с правой стороны. – «Думаю, пора тебя разбудить», - усмехнулся он и его ладонь во второй раз за сегодня накрыла ее грудь, хотя теперь на девушке была одежда. Этого хватило, чтобы губы Сакуры дрогнули и приоткрылись, чем Саске и воспользовался. – «Поиздеваться?» - кончик его языка провел по ее языку, заставив его вздрогнуть и моментально отреагировать. Саске словно поймал ее язык и стал его медленно посасывать, как леденец, чем заставил Сакуру испытать сладкую дрожь, пробежавшую по всему ее телу.
«Остановиться...надо остановиться! Надо что-то сделать! А зачем? Я ведь его девушка теперь...» - Сакура осторожно положила ладонь на его щеку, медленно поглаживая ее, а вторая рука легла ему на грудь. – «Я тебя перевоспитаю...»
«Снова нежность? Ну нет», - желая вкусить остренького блюда, Учиха прикусил ее язык, не больно, но ощутимо и посильнее надавил на ее губы. Его пальцы переплелись с ее локонами, надавив ей на макушку, и поцелуй получился еще более напористым. Другой же рукой он продолжил легкими движениями массировать ее грудь, постепенно делая это все жестче. Эта его «ласка» женской прелести подействовала на девушку словно ушат холодной воды. Она резко отстранилась от парня и убрала его руку.
- Не наглей, - рыкнула она.
«Лови момент, Учиха Саске», - усмехнулся парень и сжав ее запястье, снова притянул к себе, резко затянув в новый жаркий, феерический поцелуй. Он не заметил, как Сакура оказалась вдавлена спиной в холодильник, он не отдавал себе отчета в том, что его руки уже во всю ласкают ее бедра, а в мыслях бьется только одна идея: «Раздеть и хорошенько трахнуть».
Лишь ее протестующее мычание и ревностная попытка перехватить его руки, напомнили Саске о их договоре. Выругавшись про себя трехэтажным матом, парень резко отпустил Сакуру и направился в ванную. Ему срочно был нужен ледяной душ.
«Все превратилось в пытку для меня же самого! Вот сучка...» - думал он с улыбкой на губах, вспоминая недавние ласки. Струи прохладной воды обволакивали его тело, и порой брызги орошали его одежду, небрежно разбросанную на полу в ванной.
Снять с себя напряжение, прогнать вожделение, пульсирующей болью отдающееся в теле – не так-то просто, особенно, если знаешь, что предмет твоей страсти находится за тонкой стенкой и в случае чего не сможет тебе противостоять.
«Нет, Саске, ты же не последний ублюдок... Тем более, мы заключили пари. Нужно просто перетерпеть. Она все равно станет моей...»
У Сакуры тоже все было напряженно – девушка подошла к крану на кухне и, открыв холодную воду, хорошенько умылась... Затем она посмотрела в зеркало, проходя мимо него в коридоре - взъерошенные волосы, и красные распухшие губы, и раскрасневшиеся щечки...
«Учиха, что же ты...» - выдохнув, она зашла в гостиную и наконец-то ее смогла хорошенько рассмотреть. Большой диван цвета топленного молока, плазменный телевизор на стене, махровый ковер, светлая белая тюль без узора, и поверх нее – темно-синие занавески. Стеллажи из черного дерева – все так резко контрастировало между собой. И лишь тусклый свет бра придавал хоть немножечко уюта.
«Мда, сразу видно – тут живет эгоист...»
Хозяин квартиры, в одном черном халате вышел из ванной, вытирая полотенцем волосы. Он неспешно прошел на кухню, но Сакуры там, естественно уже не нашел. Только будущий завтрак, одиноко разложенный на столе.
- Харуно, ты где? – спросил он, смотря на недорезанные помидоры и немного заветревшийся хлеб.
- В стране чудес... - ответила девушка, вытаскивая и разглядывая журналы с красивыми полуголыми девушками около машин. И так ясно, что девушек там больше, чем машин. Она доставала и кидала «макулатуру» на диван – скоро они окажутся в мусорке.
«Что она там делает? Такие звуки, словно пачки бумаг раскидывает... Блок сигарет... Вот черт...» - снова не дорезав злосчастный помидор, он отложил все и быстро пересек кухню и коридор, оказавшись в гостиной. – Что ты делаешь? – сердито спросил он, смотря на свою коллекцию журналов.
- Как что, избавляюсь от ненужной макулатуры. У-у-у, - протянула она, доставая серию журналов плейбой и кидая на диван.
- Сакура, - Саске подошел к девушке и, схватив за запястье выхватил из ее руки журнал, - я допустил, что ты будешь пытаться изменить меня, а не мою квартиру! Хватит с меня того блока! Положи все на место, сейчас же!
- Это к тебе тоже относится, - сухо перебила она. – Вот, неужели приятно смотреть на голые задницы этих..? - фыркнула Сакура. - «О да, сладкий, я тебя доведу!»
- Хорошо, я буду смотреть на твою голую задницу, тогда можешь выбрасывать, - насмешливо парировал Учиха, аккуратно складывая стопку журналов.
- Нет, Саске, уговор есть уговор. Так что, нечего на зеркало пенять, коли рожа крива, - спокойно ответила девушка, выкидывая журналы. При этом, один попал прямо Учихе в спину, когда тот, развернувшись, хотел было уйти из гостиной, дабы привести нервы в порядок.
- Харуно, чтоб тебя! Убери руки от моих журналов! – Саске поднял и этот журнал и решил, что легче всего будет убрать от стопки коллекции девушку, а не наоборот. Подойдя к ней, он пригнулся и рывком перекинул Сакуру через плечо, а затем понес в спальню.
- Поставь меня на место! Куда...куда ты меня несешь?!
- Туда, где ты не сможешь больше ничего выбросить, - рявкнул Учиха и повалил ее на свою кровать, придавив сверху собой же.
- Кстати, на счет постели. Ты мне не постелишь в гостиной? – нервно и, в то же время, мило улыбнулась Харуно, пытаясь вылезти из под него, ведомая страхом того, к чему это может привести.
- Нет!
- Что значит «нет»? Ну, дай мне – я постелю.
- Так, киска, ты лежишь? Вот и лежи. И кстати, заметь, ты уже настолько привыкла к дыму от сигарет, что даже не возникаешь. Так что только попробуй хоть еще раз выкинуть – убью.
- Нет, это ты только попробуй закурить! – возмутилась девушка, лежавшая под парнем и с трудом дышащая под тяжестью его тела. - Я тебя отучу, поверь.
- Не раньше, чем я приучу тебя к сексу, - усмехнулся Саске.
- Ты сам пошел на сделку. Так нечего теперь отнекиваться!
- Ты сама согласилась на нее, так что прекрати этот балаган.
- Ну, так значит не рыпайся! Я буду делать то, что считаю нужным! Ясно тебе? И слезь с меня!
«Интересный поворот».
- Не хочу, - усмехнулся он.
- А, черт, ну да... И что дальше? – Харуно уже сама запуталась во всем.
- А дальше – ты лежишь и ждешь меня, - ответил Саске, вставая с Сакуры.
Он направился в гостиную и нашел в куче вещей, выпотрошенных из сумки девушки, ее сотовый телефон. Учиха открыл телефонную книжку и начал стерать все ненужные контакты с мужскими именами, пропустив среди них только «папа».
«Слишком тихо...» - подумалось Сакуре.
- Что делаешь? – громко крикнула она.
- Да так, ничего особенного, - отозвался Учиха.
Сакура выглянула тихонько из комнаты и увидела, что именно он делает через его плечо.
«Ах ты, гад ползучий! Удаляешь? Ну ладно!» - Сакура окинула взглядом комнату и – о счастье! – нашла его сотовый, лежавший на столе. Она взяла его и в темпе удалила всех девушек, кроме «мама». Однако, когда она увидела контакт под названием «Сакура Харуно» в записной книжке, то сильно удивилась.
«Откуда он его взял?!» - услышав его шаги, она быстро положила телефон на место, делая ангельский вид, словно ни при чем.
- Что, успела уже здесь напакостить? – спросил он с усмешкой. Парень предполагал, что теперь он не найдет в своей телефонной книжке ни одного женского имени, но впрочем, его не особо это волновало.
- Естественно! – девушка обошла кровать и взяла домашний телефон.
- А он-то тебе зачем?
- Тут тоже есть, - задумчиво закусив губу, сказала она.
- А ты, я смотрю, прямо собственница, - Саске встал, скрестив руки на груди. Ему даже нравилось то, что Сакура так реагировала, если конечно закрыть глаза на журналы и сигареты, что Саске до конца сделать не мог.
- У меня досто-о-о-ойный пример, - ответила она, нарочно растягивая ключевое слово.
- Я – парень, мне положено, - спокойно сказал Саске.
- И что? – тупой вопрос.
- И то. И кстати, даже не надейся на то, что сможешь общаться с близнецами в институте. Уговор есть уговор.
- Они – мои одногруппники, от этого никуда не денешься, - улыбнулась через плечо Сакура.
- Я не поставлю тебе зачет – и можешь распрощаться со своей группой.
- Да ты дурак? Любой преподаватель знает, что я хорошо учусь! - негодованию девушки не было предела.
- И что с того? – Саске вздернул бровью.
- Да то, что пройду через комиссию. Ну и где мой комплект белья?
- Даже не мечтай. Ты – моя девушка, живешь у меня, так что спать будешь в моей кровати, монашка, - с издевкой произнес Саске последнее слово.
- Кобель, - в такт ответила девушка.
- Может, еще ошейник на меня нацепишь?
- Попахивает ролевыми играми. Ты действительно извращенец, - холодно сделала вывод Харуно.
- Заметь, это твои мысли – не мои.
- Я есть хочу, - вдруг сказала девушка, проходя мимо него на кухню с мыслью, полной сарказма. – «О, господи! Теперь у меня парень! И какой!»
Саске, вспомнив про бедный помидор, который успел скукожиться, кинул сотовый Сакуры на диван и тоже вернулся в кухню доделывать горячие бутерброды. Нарезав помидоры, посолив их, намазав майонезом и накрыв тонким слоем сыра, он отправил свое творение в микроволновку.
- Две минуты подожди, - только и сказал он, усаживаясь за стол и мрачно беря в руки любимую зажигалку. Сигареты все кончились, благодаря девушке, так что все, что ему оставалось – играться с зажигалкой...
- А не судьба что-то нормальное приготовить?! - cпросила Сакура.
- А чем тебе мои бутерброды не нравятся? Есть еще лапша быстрого приготовления, - лениво отозвался Саске, уже всерьез задумываясь о том, чтобы прямо сейчас пойти за пачкой сигарет.
Выслушав его, девушка сразу поняла: нормальной пищи он не знает. Потому она молча подошла к холодильнику и, открыв его, честно говоря, не была удивлена – немного колбасы, овощей и майонез на столе. И все...
«Хорошо, хоть, хлеб есть... Может, что-то в морозилке имеется?»
По правде говоря, Харуно не надеялась уже что-либо увидеть в морозилке, но – о, чудо! Замороженная рыба! Да еще лосось. Еще были овощи, тоже замороженные.
«Все не так уж плохо, но придется готовить и ему».
- Ну ладно, если хочешь, ешь свои бутерброды, - девушка выложила рыбу и поставила под холодную воду. Овощи же она разу бросила на сковороду. Внутри себя она улыбалась и ждала.
- Надеюсь, не отравлюсь твоей стряпней, - усмехнулся Саске, вставая и направляясь в коридор. Там он одел кожаную куртку и, взяв ключи, вышел из квартиры, не забыв провернуть их в замке.
«Вот козел... Запер... И, небось, за сигаретами пошел...ничего...и их найду и выкину...»
Девушка допивала чай на кухне – удивительно, но у нее в сумке оказалась шоколадка. Все остальное она спрятала в холодильник и часть, предназначенную для Учихи, поставила в микроволновку.
«Посмотрим на твое лицо, когда узнаешь, что я типа все съела».
Ее размышления прервал внезапный звонок ее сотового телефона, который прямо разрывался в гостиной – кто-то ну очень сильно хотел с ней поговорить. Девушка оглянулась и зашла в комнату, ища глазами свой телефон, который оказался на диване. Прислушавшись к тишине подъезда, она ответила на звонок.
- Да?
- Сакура, ну что там у тебя? Этот подонок тебя не тронул? Прости, что я заставил тебя к нему пойти.
- Да, Сакура, у Ринджи иногда голова не тем местом работает, - перебил Тейджи брата, видимо отобрав трубку.
- Все нормально, ребята... У меня к вам разговор, буду говорить быстро, так что вникайте сразу, пока Учихи нет. Мы заключили с ним пари на то, что, если я смогу его изменить, я буду делать с ним все, что захочу, если нет – то он. Но условия таковы, что я не могу общаться с мужским полом, а он с женским. Поэтому не обижайтесь, но пока мы не будем общаться.
- Че?! – переспросили братья в голос – видимо они догадались включить громкую связь.
- Да, так нужно! Хочу уделать Учиху – долго это не протянется. Просто помогите мне и не провоцируйте его, - умоляющим голосом попросила девушка.
- Сакура, но... – в трубке послышался шлепок и шуршание вперемешку с шепотом, после чего встревоженный голос Ринджи стал даже каким-то веселым. – Ну, хорошо, раз так, то ладно. Если что, зови – мы всегда поможем.
- Да, Сакура, про нас не забывай, - вторил старший брат.
- Вы что, конечно не забуду, вы так говорите словно я навсегда уезжаю, это ведь ненадолго, - ответила девушка.
- Твой любимый возвращается, все, пока, - вдруг выдал Ринджи и резко отключил связь.
«Дурак, какой он мне любимый...» - подумала Сакура, возвращаясь назад на кухню к чашке чая. – «Право же, интересно, что за моська у него будет на этот раз... Запах рыбы еще остался».
Звякнули ключи. Щелкнул замок. Вот его шаги... Послышался шорох от его куртки, и затем Саске прошел на кухню, влекомый запахом. С интересом поглядывая на Сакуру, он спросил:
- И откуда так вкусно пахнет? – это был неосознанный комплимент, но для девушки показалось немыслимым то, что он мог еще что-то чуять – от него снова буквально несло куревом.
- С улицы из магазина напротив, а чем – я тебе отвечу. Куревом.
- Прекрати, ты прекрасно знаешь о чем я, - Саске уже раздражал такой ее педантичный подход ко всему, что ей не нравится, да к тому же, здесь пахло так ароматно и чудесно, что голодный желудок даже сводило.
- Я уже все съела. Прошел час, а тебя все не было, а я не из тех девушек, которые все время на диете, - с ласковой улыбкой ответила она.
Саске так же наигранно ласково улыбнулся ей, подойдя и нависнув над Харуно, облокотившись при этом на спинку ее стула.
- А теперь давай разберемся. Ты – моя девушка?
- Ну да, - ответила Сакура, с подозрением оборачиваясь к нему.
- И, как примерная девушка, ты же не оставишь своего парня голодным?
- Не оставлю, ты подождешь часик, пока рыба разморозится?
- На сколько я знаю, в моем холодильнике валялась одна рыбина. Это – во-первых, а во-вторых, мне кажется, что ты бы так не поступила, даже со мной, - тут Саске призадумался над собственными словами – с каких это пор он анализирует поведение своей девушки и запоминает, что в ее привычке, а что нет?
Его размышления прервал жалобный и довольно громкий всхлип желудка, раскатившийся по кухне. Услышав это, Харуно повернулась и посмотрела сначала ему на живот, а потом, встав, пошла в гостиную, бросив на последок:
- Салат в холодильнике, а рыба в микроволновке. Одну минуту-то подождешь, пока она подогреется, - с сарказмом сказала она.
Учиха впервые подловил себя на том, что на его лице играла довольная улыбка до ушей. Разогрев себе еду, он начал ее есть, поражаясь, что такая стерва может так вкусно готовить, что впрочем, он не постеснялся сказать вслух.
«С каких это пор мне его жалко?»
Девушка свернулась калачиком, обняв подушку, на диване и начала тихо засыпать после всех потрясений, обрушившихся на нее сегодня.
Насладившись едой и убрав все в мойку, Саске нашел Сакуру там, где она заснула минут пятнадцать тому назад. Так мило... Харуно спала, как ребенок. Ее щечки залил легкий румянец, а приоткрытые губы так и хотелось приласкать.
«Попридержи коней, Саске, иначе снова попадешься в ту же ловушку... Чертовы условия...» - и злясь и умиляясь одновременно, он осторожно взял Сакуру на руки и понес ее к своей кровати. – «Я сказал, что ты будешь спать там, значит так тому и быть», - думал он, ощущая ее тепло.
Девушка заерзала от его вмешательства в ее покой и открыла глаза.
- Саске? – спросонья спросила она.
- Нет, розовый слон, - усмехнулся он, укладывая ее на холодное одеяло.
- Нет, я так не буду! Я не привыкла! Дай хотя бы время к квартире привыкнуть! -начала упираться девушка, внезапно встрепенувшись.
- Еще чего, - Саске вдруг улегся рядом с Сакурой и обнял ее, прижимая к себе, теплому и притягательному.
- Надо было самой все съесть, - обиженно буркнула Харуно.
- Еще скажи, что тебе плохо в моих объятьях.
- Плохо, - бросила она, соврав.
- Да неужели? – Саске перевернул ее на спину, оказавшись сверху и стал целовать ее шею, намеренно покусывая. – Нестерпимо?
Сакура, ничего не отвечая, лежала под ним с закрытыми глазами, шепча у себя в сознании:
«Нет, нет, нет, нет... Черт! Да-да-да!! Главное – не сказать!»
- Ну? Что молчим? – рука Учихи начала спускаться по ее животу вниз, пока он не одернул себя. – «Спокойно, Саске, нельзя...»
- Я спать хочу... - с трудом выговорила девушка.
- Спорим, врешь? – Учиха провел рукой по ее плечу и зарылся пальцами в ее волосах, сжимая их и оттягивая. Заставив Сакуру выгнуться, он как вампир приник к ее шее и провел губами вниз, до ее ключицы.
- Как же ты меня достал... - простонала «жертва похотливого самца».
- Я еще и не так тебя достану, - проговаривая эти слова, Саске едва касался ее губ своими. Сакура чувствовала его дыхание, почти выветрившийся, но все еще четкий аромат сигарет и ей было щекотно от этих мимолетных, еле заметных прикосновений. Он дразнил ее нещадно.
- Нет, Учиха, я все выдержу, и ты будешь ползать у моих ног, - зло проговорила она, чуть приблизившись к его губам и уже вдыхая этот запах.
- Выдержишь что? Сладкую пытку? – чем больше слов он говорил, тем чаще его губы щекотали ее.
- Черт, не было бы тебя, не было бы никаких проблем! - закричала девушка, отпихивая его с себя.
- Ха, ты боишься, Сакура, боишься поддаться искушению. Сильному и сладкому, - Саске поцеловал еще разок ее плечо и затем лег на спину рядом. – А между тем, я по договору ничего тебе не сделаю.
- Надо же, начинаешь вести себя хорошо, - с сарказмом ответила Сакура, сразу отвернувшись и накрывшись, точнее спрятавшись под одеялом. «И так морда красная как у помидора...»
- Зато, из тебя получается отменная дрянная девчонка, - хохотнул парень, но тут же стал вновь серьезным.
- Заткнись уже, - рявкнула девушка, - Иначе, в гостиную уйду спать, понял?!
- Ну, уйдешь. И что? Я тебя все равно принесу сюда. Буду, как щенка, приручать к месту.
В ответ на это Учиха ощутил слабый удар подушкой по голове.
- Так, сейчас кто-то доиграется.
- Нечего всякий бред говорить – помолчи, за умного сойдешь.
- Попробуй заткни, - усмехнулся Учиха, самодовольно закидывая руки за голову и ногу на ногу.
«Черт, не особо-то я и умею, но так хочется, чтобы ты заткнулся!»
Самодовольный Саске не сразу понял, что его накрыла тень, а затем он почувствовал легкое прикосновение девичьих губ.
Раскрыв в удивлении глаза, он выяснил, что ему не чудится, и Сакура действительно сама целует его. В этот раз и вовсе сама – без хитростей, по собственному желанию. Ощущения совершенно другие. Легкость, немного задора и нежность. Такой необычный коктейль. И так сладко, приятно, что не хочется прекращать его. Не хочется разжигать страсть – она излишня. В понимании нет места страсти.
«Такое чувство, словно мы держимся за тонкую нить и наконец она натянулась...» - промелькнула мысль в его голове.
Саске лишь отвечал на ее поцелуй так осторожно, словно боялся спугнуть пичугу с ветки.
«Сакура стой... Сто-о-о-ой...он уже вообще-то заткнулся... Ясно, совесть мы выменяли на ластик в пятом классе...»
Девушка по-прежнему продолжала его целовать, словно изучая неизвестную и мистическую книгу. По началу, то боязливо касаясь его языка, то уже более смело, когда он сам, словно уча, подталкивал. Ладонь парня, до этого лежавшая на ее щеке, стала медленно спускаться вниз на шею и далее – на грудь.
«Вот это да... Боже, никогда не думала, что касаться в меру накаченного мужчины так приятно... Такой теплый и крепкий...»
«Она такая нежная и страстная одновременно... Не перестаю удивляться...» - он положил свою руку на ее талию и стал легонько поглаживать, в такт поцелую, в тон ее нежности, в унисон их сердцам. Вскоре подключилась и вторая его рука. Проведя по спине девушки вверх, он взъерошил ее шелковистые волосы и совсем чуть-чуть надавил на ее макушку, приглашая ее в более ритмичный танец языков.
«Надо остановиться сейчас! Да именно сейчас! Ну же! ...Сейчас...да...еще чуть-чуть...»
Сакура уже полностью легла на Учиху, не отдавая себе отчета в том, что может пойти дальше, если не остановиться... Но так не хотелось прерывать все это... Вздох, шуршание одела, и девушка легла на бок, повернувшись к нему спиной.
«Ну, заткнула ведь!» - нашла она оправдание своим действиям.
Ощущение тепла и мягкости на его губах тут же пропало. Словно увели желаемое из-под носа. Тяжесть ее веса улетучилась, а так хотелось ее еще немного прижать к себе, оказаться сверху, исследовать каждый уголок ее тела...
«Так, стоп!» - Саске понял, что слишком замечтался – от одних мыслей тело его согласно отозвалось желанием, полностью поддерживая фантазии. Сердце забилось чаще, предвкушая сладость и негу, а штаны начинали жать все сильнее и сильнее. – «Надо отвлечься... Что-то я забыл... О чем мы разговаривали... Кажется... Ах да... Черт! Эта сучка меня заткнула!»
- Спокойной ночи, - слишком уж сладко ответила девушка.
«Это самое худшее пожелание на данный момент», - недовольно подумал Саске и так же недовольно процедил сквозь зубы. – Спокойной.
Встав, Учиха снял носки, скинул на стул свою рубашку и начал расстегивать ремень, думая о том, как заставить себя утихомириться до того, как она увидит насколько сильно его влечение к ней.
- Кстати, ключи все равно тебе придется достать как угодно, - вдруг ответила девушка.
- Это еще с какой такой «кстати»?
- Потому что при себе у меня немного денег и паспорт. Вещей вовсе никаких нет. Думать нужно было головой, а не другим местом, - зевая, ответила девушка.
- Думаешь, я полезу на это дерево за ключами? Самой не смешно? – Саске снял брюки и развернулся к Сакуре. – Встань, я расстелю.
Девушка еле-еле встала и, развернувшись, увидела его лишь в одних семейных трусах . В следующую минуту комната наполнилась криком.
- Идиот!!! Извращенец!!! - Сакура схватила первую попавшуюся подушку и швырнула в Учиху.
«Так и думал...» - промелькнула мысль, когда подушка оказалась в его руках. – Из какого монастыря тебя выписали? Я же не полностью голый. И к тебе пока не пристаю, - усмехнулся он, подходя к кровати, снимая с нее покрывало и попутно кидая подушку обратно Сакуре.
- Идиот, я буду спать на диване, - девушка решительно направилась в гостиную с мыслями: «Боже, сколько мне это еще терпеть?»
Саске, безнадежно на нее посмотрев, быстро нагнал ее и легким движением снова повалил на кровать.
- Никуда ты не пойдешь. Спи, - накрыв ее одеялом с головой, Учиха обошел кровать и лег с другой стороны, притянув Сакуру к себе, чтобы она не сбежала в гостиную.
- Ладно, ладно, хорошо! Только отодвинься от меня... - буркнула девушка, чувствуя что-то твердое позади себя.
Саске с улыбкой на губах отвечать ей не посчитал нужным. Он просто притворился, что уже заснул и вскоре это действительно стало так.

69

Глава 9. Малина?
Малина – символ любви, целомудренности и красоты. В фольклоре малина как символ вольной жизни противопоставлен калине как обманчивой красоте.

- Ринджи, как думаешь, у них теперь любовь до гроба? – спросил Тейджи брата, завязывая шнурки на кроссовках.
- Откуда я знаю... Вот мне только не понятно чего Учиха удумал... Он из тех, кто берет все и сразу, - размышлял в слух младший брат.
- По-моему, такие их отношения закончатся свадьбой.
- С чего ты вдруг это взял?
- А то ты сам не видишь? Ты же видел, как они друг на друга смотрят. Правда, этого ублюдка я простить не могу за то, что он на Сакуру руку поднял.
- Да... Но она сама просила пока с ней не контактировать. С чего вдруг она уверена, что все пойдет как ей хочется? Кто его знает... - задумчиво произнес Ринджи. Вдруг, он встрепенулся, повернулся к брату и крикнул. - Тейджи у меня идея!!!
- Когда ты так говорил в последний раз, мне в итоге пришлось ловить тебя на карнизе, - скептично заметил близнец.
- Да нет же! Мы ведь опытные уже по лазанию на карнизах! И во-о-обще! Давай установим в их квартире камеры! Нам нужен только подходящий момент, чтобы балкон у Учихи был открыт!!
- Ты что, совсем с дубу рухнул? Это же подсудное дело!
- Да ты пойми! Так мы сможем все знать, нормально ли он с ней обращается, более того, если что, мы сможем ей помочь.
- Ну...разумно. А еще можно вести записи, как с лабораторными мышками, - хихикнул Тейджи.
- Это точно! А прикинь, вдруг все сложится мы им это покажем!
- Представляю, как нас Учиха потом на шнурки порвет. Думаю, у них сложится только если Сакура его перевоспитает, - усмехнулся брюнет. – Ладно, я даже отведу на это целый свой новый блок. Начнем с сегодняшнего дня в институте, - подмигнул он Ринджи, выходя из квартиры.
- О да! О да! О да!! - ликовал младший. - Хех...история начинается, - с хитрым выражением лица сказал Ринджи.
Усмехнувшись, Тейджи посмотрел на дверь «подопытных» и стал рыться в своей сумке в поисках купленного вчера блока и ручки.
- Эй, ток записывать буду я! – Ринджи выхватил блок из рук брата и пишущую принадлежность.
- Ладно, ладно, вижу страсть к писательству у тебя еще не совсем выветрилась, - усмехнулся старший, когда дверь Учихи начала открываться.
- О да! Начнем-с, - зажав колпачок зубами, Ринджи открыл ручку и начал вести записи прямо в коридоре. Белые листы проминались под напором стержня и на них оставались черные завитки чернил, заставляя бумагу немного скручиваться.
«День первый. Саске Учиха (подопытный номер один) вышел из квартиры, как всегда с надменным видом а-ля «я крут и не ипет» и остановился, по-видимому, ожидая Сакуру Харуно (подопытная номер два). Наконец, показалась и подопытная номер два – у нее был немного озлобленный вид и такой же взгляд, перебегающий с Учихи на собственную дверь. Подопытный номер один, казалось, не замечает совершенно намеков Сакуры, которые и автор сия дневника пока не очень понимает. Ой... Мамочки... Какой взгляд... Сколько страсти... Саске...походу дела решил прикончить автора этого дневника одним из особо убийственных взглядов в своем арсенале. Надо же... Ринджи (ваш покорный слуга) прыгает от счастья, ведь он удостоился VIP-взгляда от Учихи!»
- Что за бред ты тут пишешь? – раздался голос над ухом писателя – это Тейджи подсмотрел записи через его плечо.
- Cаске... - злобно намекнула девушка.
- Что, киска? – как только Учиха посмотрел на Сакуру, его взгляд совершенно изменился, что Ринджи поспешил занести в дневник.
- Вот это уже больше по делу. Хотя поиздеваться тоже можно, - хохотнул в кулак Тейджи. – Все равно даже за одно наличие этого дневника растерзает.
- Хватит меня так называть, - буркнула Сакура.
- Ты – моя девушка, так что как хочу, так и называю. Смирись, - Саске прошел к лифту и нажал на кнопку.
На это Харуно ничего не ответила, а попыталась «смириться», хотя, не очень это и хорошо получалось.
«Черт, я этого не вынесу...он везде! Школа, дом, улица!!!»
- Я точно рехнусь, - неожиданно для самой себя озвучила Сакура свои мысли, заходя в лифт.
- Хм? – Саске посмотрел на девушку и последним, что увидел Ринджи до того, как двери лифта закрылись – это то, что парень начал к ней наклоняться с каверзной улыбкой на лице.
Братья застыли на секунду, затем, посмотрев друг на друга в один голос воскликнули:
- Вниз!!! – и помчались по лестнице догонять лифт.
- Черт, напомни камеру и в лифте поставить!!! – крикнул запыхавшийся Ринджи. Он немного не успевал за натренированным братом.
- Обязательно! – заверил его старший, резко останавливаясь в пролете между первым и вторым этажами. Саске и Сакура вышли – девушка выглядела заметно помятой, в буквальном смысле этого слова. Видимо, Учиха не ограничился страстным поцелуем (о чем говорили ее раскрасневшиеся и немного опухшие губы), но и успел «приласкать» ее, смяв ее одежду.
- Сил моих на тебя нет! - повысила голос Сакура на «парня». - Ужас! Единственная одежда и та помятая!!! Как так можно! - недовольно ворчала девушка.
- Зато я весь опрятный, - усмехнулся Учиха в ответ.
- Козел, - буркнула Сакура. - Я тебе все сказала по этому поводу, как хочешь, но достань ключи!
- Козочка, я тебе тоже все сказал, я туда не полезу, - спокойно полу-улыбаясь, ответил Саске.
- И что? Мне в одной одежде ходить?! Дурак, у меня даже денег нет!
- У меня они есть, успокоилась?
- Да плевать я хотела, что они у тебя есть! У меня есть свои деньги! И мне нужна одежда! Тугодум! - рыкнула она в добавок, выходя из подъезда.
- Слушай, ты, стервочка с характером. Мне уже порядком надоела эта тема. Я сказал нет, значит нет. Забудь. Нужна одежда? Есть такая замечательная вещь, как магазин. Прошу любить и жаловать, - его голос удалялся и становился все более «размытым», поэтому близнецы поспешили вслед за ними.
- Слушай сюда, кобелёчек! Мне уже тоже порядком надоело твое «раз Я решил, значит, так и будет»! Живо достал мне ключи!
- Харуно, пасть закрыла, а то яд капает, - краткий и резкий ответ.
А братья, наблюдавшие за всем из-за угла все-все записывали...
- Будешь так со мной разговаривать – сладкая жизнь тебе гарантирована! - девушка начала переходить на крик.
- О да? Это я тебе гарантирую сладкую жизнь с приторным привкусом, если не прекратишь истерить, - Саске уже взял ее за руку и потянул на себя. Из-за этого резкого движения, близнецы чуть не раскрыли себя, так как у обоих был порыв выхватить Сакуру из лап Учихи.
- Знаешь, из нас двоих только ты! И только ты! Создаешь проблемы! Если бы сделал то, что я просила, ничего бы этого не было, понял?!
- Завтра поменяю тебе замок на двери! Заткнись только! – рявкнул доведенный Учиха и, отпустив девушку, направился вперед – в институт.
- Кретин! – в ответ рыкнула Сакура, разворачиваясь и идя в другую сторону. – «Ублюдок! Сам напросился! Чтобы так со мной разговаривал парень?!»
- Сакура Харуно? Вы это куда? У нас с вами сейчас пара, так что попрошу не прогуливать. Вы и так много пропустили, - видимо, девушке сегодня страшно не везло. Ее заметил один из преподавателей и был явно не рад тому, что она пропускает его пары.
Саске же, краем глаза увидев, что происходит, лишь усмехнулся и продолжил свой путь.
А девушка, которую он оставил один на один с учителем, чувствовала себя просто ужасно: мало того, что поссорилась, а точнее «нагавкалась» с никудышным парнем, так теперь еще и преподаватель поймал за шкирку и как маленького котенка тыкал в «фекалии» носом, словно говоря «нельзя прогуливать»!
Но, стоило ей посмотреть за спину преподавателю, как она заметила близнецов, приветливо ей махавших. Ринджи, со всей своей искренней бесшабашностью даже посылал ей воздушные поцелуи. Благо, Учиха уже скрылся на территории университета.
Сакура готова была их убить одним взглядом, но в силу того, что не могла просто скривила недовольную моську: «Что вы тут вытворяете, забыли про уговор?» - и направилась дальше, как под конвоем.
- Ринджи, пиши: розоволосый объект наблюдений направился в институт под присмотром преподавателя.
- Ага, и еще не забудь, что после ссоры с объектом номер один.
- Да-да, - хихикнул Тейджи. Ему нравилось, что Сакура не стелется перед Саске, как другие, хотя, возможно, именно это в ней Учиху и привлекает.
Все пары для девушки были абсолютным адом. Время растягивалось как резина и специально не хотело идти быстрее. В общем, начало дня здоровское. Мало того, что этот Учиха – «крЕтин» (но не кретИн, потому, что кретИны более нормальные люди) на нее наорал, нахамил и обозвал, так еще и препод нарисовался и поймал с поличным. Более того, еще уж очень веселыми оказались близнецы... Хуже всего было то, что последней парой им назначили дополнительно физкультуру в свете того, что скоро начнутся соревнования между институтами. Хорошо хоть из-за этого пару Учихи перенесли на другой день и сегодня его не будет.
Площадка для двух групп, в одной из которых была Сакура, находилась напротив второго корпуса, где было нечто, вроде уличной столовой. Таким образом, студенты могли завтракать, обедать и, одновременно с тем, наблюдать за тем, что происходит на площадке для физкультуры.
У Сакуры была хорошая физическая подготовка – как никак она занималась танцами, но вот волейбол терпеть не могла. Мяч, словно бешеный, постоянно летел в нее и все время проносился мимо, демонстрируя окружающим, что девушка совершенно не имеет талантов в данном виде спорта.
Очередной такой спортивный инвентарь, после слишком сильной подачи, ударился о пол и о ногу Сакуры одновременно, изменив свою траекторию в сторону «столовой» и врезавшись прямо в лоб Наруто, который в этот момент сидел вместе с Саске за крайним столиком и только-только хотел сказать ему, что Харуно сейчас на площадке. Однако, когда он разозлено посмотрел туда, откуда прилетел мяч, виновную увидеть уже не смог.
«Черт...скорее бы это все кончилось...» - бубнила напрочь расстроенная девушка, идя по лестнице. Ей очень хотелось пить. Настроение было все хуже и хуже. Затем, сев за тонкой стеной, которая разделяла пару столов в столовой, она взяла чай и начала медленно потягивать его, нервно глотая.
«Так опозориться...» - на глаза девушки даже начали наворачиваться слезы.
- Черт, руки бы пообрывал тому, кто не поймал этот дурацкий мяч! – донеслись слова до Сакуры. Она узнала голос – это был точно Удзумаки. Наруто все потирал ушибленное место и обиженно пил свой сок, возмущаясь по поводу нерадивого студента.
- Не все могут то же, что и ты, - резко ответил Учиха. Он прекрасно видел чей мяч это был. В прочем, у него не было причин защищать Сакуру, но почему-то даже такие отзывы о ней заставляли его тут же вспоминать ее хорошие качества и непременно отстаивать свою точку зрения по этому поводу. – Она молодец, уже потому, что выстояла. Наверняка ей самой не хотелось там стоять, - Учиха сжал в руке банку из-под лимонада.
- Она? Ты видел кто это кидал? – Наруто посмотрел угрюмо на друга и тут же в его глазах зажегся интерес. – И кто же та девушка, которая удостоилась твоей похвалы?
- Какой же ты тормоз, Наруто.
- Точно! Это Харуно, верно? Чую, ты по ней уже сохнуть начал. Надо же, чтоб Учиха и втюрился! – блондин ехидно смотрел на друга, не веря собственным глазам. Но факт – на лице брюнета.
- Молчи, импотент, - злобно парировал Саске, вставая и уходя из столовой.
Сидящая за столиком, который был отгорожен лишь тоненькой стенкой от стола двух друзей, девушка поверить не могла, что это говорил сам Учиха.
«Определенно он», - она узнала его голос и узнает из тысячи. – «Вот дела...»
Вскоре он показался из-за перегородки – благо, он направлялся к площадке, в противоположную от девушки сторону. Саске шел туда, высматривая среди прочих Сакуру, но он так и не смог ее там найти. Тогда он достал свой сотовый и без колебаний набрал ее номер. Удивительно, как она в порыве гнева и его не удалила.
Увидев его номер девушка не спешила отвечать. Он все звонил и звонил, и спустя пару секунд она все же набралась храбрости и подняла трубку.
- Да?
- Встречаемся возле главных ворот через пятнадцать минут. Не опаздывай, - отрезал он и отключил связь. После этого Саске направился к первому корпусу, у которого и назначил ей встречу.
«Мда, горбатого могила исправит... Ну, почему так-то, а?»
Злиться не было сил. Переодевшись в раздевалке, она, уставшая, направилась к главным воротам.
«Да уж, а я хотела купить хоть что-нибудь из одежды... Вряд ли он сделает то, что обещал...»
Саске уже был там и дожидался свою девушку. Когда он ее увидел, то не смог сдержать легкой улыбки – уставшая Сакура больше походила на милую и безобидную девушку, чем та, с которой он цапался каждый день.
- Устала? – словно неохотно, растягивая слова, спросил он.
- Нет, полна энергии и энтузиазма, - неохотно ответила она.
- О да, конечно. По тебе видно. Пошли домой, я не хочу тебя тащить на себе, - тем не менее, он притянул ее к себе за руку, как это всегда делал, и приобнял за талию, словно поддерживая. – «Выжатая, как лимон и к тому же вся вспотевшая... Ты мне нравишься, Сакура, даже такая», - подумал он, усмехаясь и смотря на нее сверху вниз.
Девушка на удивление ничего не сказала на его колкость – сил не было. Не только он ее достал за весь день. Она только и желала, чтобы поскорее настало завтра.
Было так странно... Ни слов, ни насмешек, ни ссор, ни пустых оскорблений. Они просто шли. Он чувствовал ее тепло, подстроился под ритм ее шагов... Она ощущала его пресс под рубашкой, к которому была прижата и шла медленно, не торопясь.
Доведя до подъезда, он просто потрепал ее по голове, сказав насмешливое «молодец», всучил ключи от квартиры и ушел. Он направился совершенно в противоположную сторону от дома и института, запихнув руки в карманы и даже не бросив на прощание простого «пока». Сакура недоуменно уставилась на ключи, а затем на его спину, но говорить ничего не стала.
«И что это было... Черт, он так замок и не сделает...а значит – я без одежды. Нет, я так больше не могу».
Девушка вернулась домой только через два часа с одним пакетом, в котором лежала новая одежда – немного, но на первое время хватит сполна. Придя к нему домой – больше не куда было, благодаря ему – она удивилась, что балкон был открыт.
«Странно, он был закрыт...» - подумалось ей.
Еще злее девушка стала тогда, когда, пройдя на кухню, вспомнила, что после вчерашнего продуктов не осталось, а есть одни бутерброды от «Учихакорпорейшн» не хотелось. Пришлось вновь бежать в супермаркет – из-за ее постоянной беготни туда-сюда ворчала все громче смотрительница, но зато время пролетело незаметно.
Сакуре казалось, что она видела какой-то священный ореол над приготовленным мясом и рыбой, словно божественный дар. И только потом, переодевшись в шорты и большую футболку, она нарыла у Учихи в шкафу еще одно одеяло и легла спать.
«Плевать, что он подумает о моем домашнем виде. Сам вообще в трусах при мне бегает».
Когда Саске вернулся, он тут же направился в душ: сегодня выдался неудачный рабочий день и его одежда оказалась испачкана маслом. Почти сразу после его прихода, Сакуру разбудил жуткий шум, доносящийся из коридора. Все дело было в том, что Учиха выполнил свое обещание, и сейчас там меняли замок на двери в квартиру Харуно.
Сонная девушка села на диване, потирая глаза. Она была немного напугана этим шумом.
«Что это?» - сонно спросила она. Затем, поняв, что это что-то в подъезде, зевнула и завалилась спать снова.
Учиха же, даже несмотря на то, что устал как собака, все же нашел в себе силы поднять Сакуру на руки и отнести упрямо в свою постель. Но, как только он ее уложил и лег сам, то тут же провалился в глубокий сон, даже не подозревая о том, что теперь в его квартире установлена парочка камер. Иногда близнецы не знали границ своей фантазии.
- Тейджи, ты только посмотри на этих голубков, - умилился Ринджи, наблюдая, как парочка заснула в кровати.
Сакура, чувствуя, что ей неудобно, повернулась на другой бок и, тем самым, лбом уткнулась Учихе в грудь. Саске же, почувствовав легкий толчок, нащупал рукой то, что потревожило его сон и, видимо решив, что это что-то теплое и приятное, прижал к себе еще сильнее, не отпуская до самого утра.
Оно, как всегда наступило слишком быстро. Лучи утреннего солнца пробивались сквозь щель в занавесках, освещая сонную спальню. Сейчас комната приобрела даже некий уют – было видно, как пылинки танцуют в воздухе. Вроде ничего такого особенного, но на сердце тут же становилось тепло и спокойно. Все бы хорошо, если бы не дикий визг девушки:
- Саске!!!
Учиха проснулся моментально. После пятисекундного раздумья, он понял, что это голос Сакуры. При том, рассерженной непонятно чем. После еще десяти секунд, он подумал, что открывать глаза не будет, поскольку он совсем не выспался. И еще спустя двадцать секунд он наконец понял, что ему как-то слишком прохладно...
- Боже, идиот! - были слышны ее нервные шаги и затем удаляющийся топот, а позже – включенная вода, бегущая сильной струей.
«Да что я сделал-то?!» - недоумевал Учиха, которому по-прежнему было лень разлепить глаза. Он начал рукой нащупывать одеяло и постепенно осознал, что он абсолютно голый. – «Черт...лег спать в халате, который, по ходу дела, развязался... Надеюсь, она не за секаторами пошла...»
Но нет, девушка пошла вовсе не за секаторами, хотя, почему бы и нет? Как ни странно, она тоже думала об этих ножницах в данный момент. На самом деле Сакура умылась холодной водой и привела себя в порядок – о том, что она увидела, она предпочла не вспоминать, поскольку ее детская психика не выдержала. Не такой извращенной она была, чтобы это так легко принять... Выйдя из ванны, Харуно просеменила на кухню. Как истинный осаканец, она была любителем поесть, особенно, когда было много сладкого – вот, что может поднять настроение.
Если для девушки с утра стимулом к радости являлось сладкое, то для близнецов было достаточно посмотреть на съемки их камер. И вот, Ринджи уже полчаса не может прийти в себя, истерично хохоча вместе с Тейджи.
Вроде ничего такого криминального они там не увидели. Ну, обнаженный Саске, подумаешь, что с утренним перевозбуждением организма. Если бы не реплика, брошенная Ринджи:
- По-моему, у него маленький... – задумчиво проговорил он, потирая подбородок, как истинный философ.
- А по-моему в самый раз... – тут и Тейджи подошел.
- Хорошо стоит...
- Лепота...
Переглянувшись и прокрутив в голове все, что только что было сказано, а главное как было сказано, братья покатились со смеху.
- Так-с...пишем... – послышался шелест страниц и Ринджи описал увиденное с научной точки зрения, добавив немного высокохудожественного стеба. Совсем чуть-чуть.
«Надо будет вырвать эту страничку...» - подумал Тейджи, украдкой смотря на монитор.
Саске уже встал с кровати, одев халат, и прошел на кухню. Увидев Сакуру, он приблизился к ней и, обняв, начал целовать ее шею. Казалось, слегка перепутал свой завтрак.
- В следующий раз одевай...хоть...что-то... – смущенно проговорила девушка. – «Но начало утра неплохое... Как же он здорово целуется...»
- Я посмотрю на твое поведение, - усмехнулся Саске. Он опустил взгляд на ее губы и, облизнувшись, словно увидел сладкое, наклонился поцеловать их. Сердце девушки забилось сильнее, отбивая бешенный ритм и разгоняя разгоряченную кровь, заставляя ее нежные щеки покрыться еще большим румянцем, как Саске вдруг отстранился. А ведь до поцелуя оставалось буквально два миллиметра.
- Зараза, - встрепенулась она, - сам готовь себе завтрак.
- Как мы заговорили. Разозлилась, что я тебя не поцеловал, киска? – усмехнулся он.
- Иди уже...куда шел... – буркнула девушка.
- Хорошо. Уйду вместе с твоими новыми ключами, - усмехнулся Учиха.
- Отдай ключи или тебе придется потратить на меня кучу денег.
- Я могу себе это позволить, - немного раздраженно ответил Учиха. Для него уже было в порядке вещей тратиться на девушек, с той только разницей, что раньше он это делал только, чтобы от него отстали его пассии. Например, присылал цветы, давал деньги на шмотки и другое, но зато потом девушки проклинали тот день, когда с ним связались. Нет, он не требовал возврата потраченного. Он просто унижал девушек.
- Не надо себе позволять – просто дай мне ключи...пожалуйста, - вежливо, через силу попросила она.
- Заставь меня, - усмехнулся Учиха, присаживаясь за стол.
«Черт, почему я должна себя так вести! Но я определенно привыкаю и мне это начинает нравиться...» - Сакура, закатив глаза, встала, обхватила его лицо ладошками и потерлась о его нос своим, едва коснувшись его губ, но так и не поцеловав, просто нежно чмокнула в щеку и, отстранившись с ангельским видом, сказала:
- Пожа-а-алуйста.
- А что мне за это будет? – его ладонь сжала ее ягодицы. - «Без палева».
- Ты в живых останешься, - процедила сквозь зубы девушка, поняв, что добротой его не пробьешь. – И хватит лапать мой зад, - недовольно добавила она, убирая его руки.
«Ладно, Харуно, посмотрим, как ты запоешь», - на этом Саске отпустил ее, но, резко приподнявшись со стула, впился в ее губы, не оставив никаких шансов романтике.
Сакуре от напора пришлось даже облокотиться о стол, чтобы не упасть.
Почувствовав, что девушка оперлась о твердую поверхность, Саске решил добавить пикантности и, снова взявшись за ее зад, спустил руки к ее бедрам, а затем резким рывком усадил на стол.
- Саске не...надо... – промямлила девушка. От столь резкого движения она вцепилась в его плечи.
- Почему? – отстраненно спросил он, ища губами мочку ее уха.
- Мы опоздаем, - попыталась отмазаться Сакура и уперлась руками в его грудь.
- Я сегодня не иду в институт, - усмехнулся парень, убирая ее руки.
- Но я-то иду, - возразила девушка. - «Хотя уже не очень хочется...»
- Уверена? – он добрался-таки до желаемого и прикусил ее мягкую кожу, слегка посасывая.
- Саске не надо ты...ты...забыл условия? – шепотом спросила Сакура, уже обняв его за шею, прильнув к нему всем телом и облокотившись лбом о плечо. – «Это должно на него подействовать, только не понимаю, почему мне так хочется обнимать его...» - девушка невольно вспомнила, как он ее защищал.
- Нет, не забыл. Киска, разве мы занимаемся сексом? О прилюдиях никаких запретов не было.
- Да, не было... – шепотом сказала девушка, смотря на его губы.
- Тогда в чем проблема? – спросил Учиха, растягивая слова и намеренно приоткрывая свой рот.
«Боже...как наркотик... Его можно только сильно хотеть и чувствовать. Ненавидеть и любить...»
Но Сакура не спешила прикоснуться к его губам – то ли от неуверенности, что, если поцелуй состоится, то она точно никуда не пойдет, то ли из вредности.
- Ты настолько без ума от меня, что даже проглотила свой язык?
Девушка сразу же опомнилась, толкнула с силой в грудь и, вдобавок, дала еще и подзатыльник.
- Ключи, - сказала резким тоном, словно ее сильно обидели.
- После такого? – усмехнулся Учиха.
- Иди к черту. Сам нарвался, - отрезала она.
- Снова гавкаешь? – спросил он, притягивая девушку к себе.
- Хватит так говорить – в следующий раз будешь думать.
- Я ничего тебе не сделал, - возразил Саске, проводя рукой по ее щеке.
- Нечего было лицемерить, - буркнула обиженная девушка, но смягченная его лаской, более того, немного смущенная.
- Где мой завтрак? - спросил Учиха, как ни в чем не бывало.
- Сам готовь... – Сакура слезла со стола и направилась к холодильнику.
- Очень мило. Тогда на завтрак я себе приготовлю сладкую горячую цыпочку, приготовленную на медленном огне, приправленную вспыльчивым норовом и острым язычком, под соусом страсти.
- Ах, ты кобель!!! Каким идиотом был, таким и остался! Отдай мне ключи!
- Вообще-то я о тебе, - явно забавляясь, Саске снова сел на стул и откинулся на его спинку.
- Хм. Я готовить тебе ничего не буду – не заслужил, - категорично ответила девушка, разбивая яйца и выливая содержимое на сковороду.
- Хорошо. Ключи ты тоже не получишь.
«Вот баран...» - девушка ощутимо ударила кулаком по столешнице. – «И, ведь, крутит и вертит как хочет».
Фыркнув, она открыла дверцу холодильника и смиренно достала еще несколько яиц.
Саске же, тем временем, встал и вышел из кухни в гостиную. Пройдя на балкон, он облокотился о перила и закурил сигарету. Он даже не заметил, что тем самым пошел на поводу у Сакуры.
Девушка искоса посмотрела ему в след, не понимая, что он там достает. Но особо вдаваться в подробности не стала – он и так потрепал ей нервы, причем с утра. Сакуру даже передернуло при воспоминаниях об этом.
«Блин, плюнуть бы на все это к чертям – и вообще, кто согласится на такую сделку... Главный вопрос, не кто, а почему я согласилась... Действительно, а почему? Самой интересно... Это ведь нельзя назвать отношениями. Скорее всего, это своего рода дегустация – я пробую быть с таким парнем, поскольку до этого были только хорошие и милые, в общем правильные и главное не извращенцы. Не то, что этот. А он? Он пробует тоже самое, почти – до этого его устраивали отношения на одну ночь. Но почему он решил так сделать? Может, понял, что это глупо и ничего ему не даст? Вряд ли, конечно, но его слова тогда в столовой...» - задумалась девушка, выкладывая яичницу на тарелку.
В тот же момент, когда белок коснулся тарелки, пепел слетел с сигареты парня и покрыл собой ветки соседнего дерева. Учиха стоял и смотрел, как ключи раскачиваются на ветру, но никак не упадут.
«Зачем все это? Каждый день собачимся... Но мне нравится. Нравится ощущать ее тепло, нравится смотреть, как она оживляется. Я как больной наркотой... Надеюсь, что как только она станет моей, это пройдет...» - Саске выкинул бычок и вышел с балкона, целенаправленно идя к своему оживившемуся сотовому. Переговорив, Учиха решил вернуться на кухню, поскольку оттуда уже довольно сильно пахло вкусной яичницей.
- Сакура, у меня для тебя две новости. Хорошая и плохая. С какой начать? – спросил он, забирая свою порцию и приступая к завтраку.
- Ну, давай с плохой, - на автомате ответила Харуно.
- Ну, тогда жди, когда я поем, - усмехнулся Саске, представляя себе какой скандал она снова закатит.
Девушка скептично смерила его взглядом, словно раздумывая убить тапком сразу или медленно и мучительно, но продолжила есть молча.

70

Глава 10. Никотин?
Никотин – настоящий наркотик. Он успокаивает, активизирует, помогает сконцентрироваться. И горечь не мешает и удушающий дым становится благодатью. Еще не почувствовал? Попробуй. Но потом не терзай себя за то, что не можешь бросить.

Утро в Токио только начало расцветать, а жизнь уже кипела во всю. Машины, словно железные муравьи, снуют повсюду в городе и утопают в пестром потоке людей. Гудение, гомон, ругательства, детский плач и редкие завывания сирен – все это уже стало частью жизни любого, кто родился в столице, в этом огромном городе. Однако, всем нужен отдых, который можно найти лишь дома, за семью замками, в тихой квартире, где новейшие окна не пропускают уличного шума. Не все так гладко. Порой дома даже хуже, чем на улице.
В одной из таких квартир пока еще было довольно тихо, но атмосфера уже начала накаляться, подпитываясь голосом парня.
- Плохая – ключи я тебе не отдам. Хорошая – мы сегодня вечером идем в клуб. Ясно? – спросил он, складывая с грохотом всю посуду в мойку.
- Для меня обе новости звучат абсолютно плохо. Я никуда не пойду, - ответила девушка, уделяя особое внимание последним четырем словам, проговаривая их по слогам. - Я не любительница клубных вечеринок.
- Как хочешь, но тогда не жди меня, - усмехнулся Учиха.
- Странно, но мне почему-то казалось, что у тебя хоть когда-то заговорят мозги, а не место между ног, - фыркнула она.
- Я звал тебя, ты отказалась. Я собираюсь провести время в свое удовольствие, – Он поморщился из-за громко стукнувшей тарелки. - В конце концов, если ты моя девушка, то логично что ты пойдешь со мной, - Саске подошел к Сакуре, насмешливо на нее смотря.
- Учиха, я не могу уже хотя бы потому, что у меня есть причина. У меня сегодня работа, и пропускать ее нельзя.
- Да? И какая же работа? К твоему сведению, клуб ночной. Или ты ночной бабочкой подрабатываешь? – усмехнулся он.
- Попробуй еще раз нечто подобное сказать, и сделки не будет, ясно? - рыкнула девушка, резко вырвала ключи, торчащие из его кармана, и твердым шагом направилась к дверям.
- А ну стой, киска, - Саске ничего не стоило догнать ее и притянуть к себе, устроив свои руки на ее талии. Поскольку она была к нему спиной, он не мог видеть ее лица, да это и не нужно было. – Успокойся, я знаю, что ты слишком правильная, чтобы работать потаскухой. Но в клуб мы идем. Вместе. Если не хочешь, чтобы на меня поналепились разные особи женского пола, лучше бы тебе меня послушать.
- Я тебе не щит, Саске, если бы ты не хотел, чтобы к тебе приставали, ты бы сам ясно дал это понять. А так, у меня нет другого вывода, кроме как того, что это просто тебе льстит, - девушка, поджав губы, посмотрела на его руки, но пока ничего не стала делать.
«Ар-р... Сакура, ты меня достала!» - резко развернув ее к себе лицом, он схватил ее за плечи и легонько встряхнул. – А у тебя нет другого выхода, как пойти со мной. И учти, у меня есть запасные ключи.
- Да мне все равно, что у тебя там есть, - буркнула обиженно девушка. – «Ему плевать на чужое мнение», - печально подумала она, смотря куда-то в пол.
- Во сколько у тебя заканчивается работа? – спросил Саске уже более примирительным тоном.
- Я не знаю. Гибкого графика нет.
- Если до девяти ты не вернешься, я заеду за тобой.
- Ну да, конечно. Может, отпустишь уже?
- Одевайся, я буду ждать тебя в машине, - усмехнулся Учиха. – «А еще что-то про институт мне тут втирала».
Уже через полчаса, к удивлению Саске, Сакура была уже в его машине. Обычно его девушкам приходилось тратить час как минимум. Однако, Сакура преспокойно успела привести себя в порядок и теперь указывала ему, куда ехать и сказала заветное «стоп», не доезжая до театра всего каких-то сто – сто пятьдесят метров. Она специально выбрала это расстояние, чтобы здание было не видно.
Учиха на редкость послушно остановил машину, но двери по-прежнему оставались пугающе заблокированы. Полубоком повернувшись к девушке, он оперся о ее сиденье рукой:
- Так не честно, Сакура. Как твой парень, я имею право знать, где ты работаешь.
- Давай поговорим об этом дома? - cпросила вдруг девушка.
- Почему ты не можешь сказать все на чистоту сейчас?
- Хорошо, я работаю в театре, ты доволен?
- Ты? – Саске показалось, что она просто над ним смеется. Да, она хорошо танцует, но театр тут при чем? – Да брось. Ладно, иди, а то еще скажешь, что ты космонавт, - он разблокировал дверь, но, как только Сакура коснулась ручки, тут же снова щелкнул замок. – Ты ничего не забыла? – Саске смотрел на нее выжидательно и с некой издевкой.
Девушка вопросительно вздернула бровь и едва заметно помотала головой из стороны в сторону, показывая, что не забыла.
- Да неужели? – парень дотронулся до ее подбородка и слегка потянул ее лицо на себя, наклоняясь при этом к ней навстречу.
Сакура только молча посмотрела ему в глаза, затем ее взгляд медленно опустился на его губы. Но сопротивляться она даже и не думала. А смысл? Иначе он не отстанет, и она опоздает. Они оба это прекрасно понимали.
«Во, даже в рифму», - подумала девушка, - «Может, скоро роль крутую дадут?»
И все же, Саске всего лишь поцеловал ее губы и тут же отстранился. Словно Сакура для него была вкусной сладкой клубничкой, которую он поцеловал прежде, чем съесть.
- Иди. И помни про уговор, - наконец, дверь оказалась открытой.
Не говоря ни слова больше, девушка покинула машину и направилась дальше. При этом, она мельком, краем глаза поглядывала на дорогу – не проедет ли ее парень вперед. Но был слышен удаляющийся визг шин, свидетельствующий о том, что Саске не собирается шпионить за ней. И вот, снова ее маленький мирок – работа в удовольствие. Люди приходят сюда, чтобы отдохнуть, порадоваться и отдаться искусству, а не проводить время в клубах с громко врубленной музыкой, от которой потом жуткий звон в ушах, пивом и наркотой. Жаль, что, вдоволь натанцевавшись, ей придется топать в этот чертов клуб с Учихой.
«Если был бы нормальным парнем, сам бы от себя их отгонял, а не позволял бы вешаться. Эгоист».
Для Сакуры день пролетел незаметно. Наконец-то, она смогла отвлечься от Учихи, от насущных проблем и всего прочего. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, так что она, довольная репетицией, переоделась и направилась к выходу. На часах было около девяти, так что Учиха мог уже и приехать, хотя, кто его знает?
Выйдя из театра, Сакура прошла несколько шагов по тротуару и завернула за угол. Машины Учихи там не оказалось. Харуно шла неспеша – часы на экране мобильника показывали только половину девятого. На улице было прохладно, но это лишь освежало. Девушка, направляясь домой, слегка прикрыла глаза, чувствуя легкий ветерок на своих щеках. На момент она вспомнила те ощущения, когда губы Саске приникали к ней, и даже в испуге распахнула глаза, тихо ахнув. Отогнав от себя лишние мысли, Сакура усердно старалась перевести свои мысли в другое русло, но ей это плохо удавалось. Уже заходя домой, она делала на ходу три вещи. Во-первых, ела бутерброд, а во-вторых, выбирала одежду попроще – она туда не развлекаться шла. Ну, и в-третьих, искала мобильный телефон.
«Я прям цезарь», - подумала девушка и выбрала «наряд». Старалась она найти что-то менее приметное, например, черные джинсы, в тон топ и сапоги. – «Думаю, меня так вряд ли заметят – черное же уменьшает».
- И ты в этом собралась идти? – раздался насмешливый голос прямо над ее ухом. Когда он вошел? Как бесшумно оказался рядом? Учиха, одним словом...
- И-и-их, - выдохнула испуганно девушка, затем глубоко вздохнув. - «Пора бы к этому привыкать», - подумала она. - Ты можешь в следующий раз, - членораздельно проговорила Харуно, - предупредить?!
- Сакура, киска, у тебя пять минут, чтобы переодеться в нормальную одежду, иначе придет злой дядя Саске и переоденет тебя своими руками. И вряд ли тебе это понравится, - прошептал он.
- Саске, я устала, я иду туда не развлекаться, - ответила тихо девушка, словно говоря, что ее ответ решителен и окончателен.
- Именно потому что ты устала, ты идешь расслабиться. Так что сейчас же взяла и переоделась. Я все тебе уже сказал.
- Саске для меня клубы – не способ расслабления, а способ пытки. Неужели, ты этого не понимаешь? Если бы ты действительно хотел, чтобы я отдохнула, то позволил бы мне остаться дома и поспать.
- Хм. Ты проигрываешь, Харуно. Неужели сдаешься? – усмехнулся он, вспоминая, как она грозилась его изменить. А теперь забивается в угол, лишь бы остаться дома.
- Да нет, Саске, - грустно ответила девушка, - я просто думала, что ты хоть немного ответственен и считаешь себя выше пряток за моей спиной от других девушек. Я же не Цербер.
- Неужели ты приняла это за правду? – в его голосе действительно был слышен смех. – Ну раз ты так считаешь, твои проблемы.
- Гад ползучий, я переодеваться не хочу и не буду, идем.
«Чтоб тебя, козел».
- Будешь, - его рука скользнула под ее топ, сминая его и заставляя задраться все выше и выше. Второй же рукой он уже расстегивал ее ширинку.
- Да хватит! - девушка оттолкнула его и принялась застегивать джинсы, отвернувшись. - Разврат так разврат! Противно!
- Я предупреждал, - Саске рывком повалил девушку, к ее великой неприятной неожиданности на кровать, прижав руки к подушкам над ее головой и ногами придавив ее в районе колен.
- Саске! - закричала Сакура, пытаясь сделать хоть какие- либо спасительные рывки к свободе, но она была полностью обездвижена. - Ты – кретин!
- Да, да, а еще животное, сволочь, идиот, ублюдок, извращенец и далее по списку, - задумчиво перечислял он, освободив свою вторую руку и снимая с нее одежду.
- Хватит! Ладно, я сама переоденусь!
- Знаешь, у меня теперь желания нет останавливаться, - усмехнулся он, губами целуя ее ключицу.
- Пожалуйста, давай останемся дома. Ну что хорошего в этих клубах?
- Если я сейчас останусь дома, то нарушу главное условие, - вкрадчиво сказал он, быстро стягивая ее топ и перехватывая руки. И вуаля – Сакура в одном лифчике.
- Как же ты меня достал, - призналась девушка. - «Ладно, на этот раз ты выиграл...»
Сакура расслабилась, позволяя ему снять с себя одежду. А что, может, и оденет ее, и делать ничего не надо.
Видя, что она подчинилась, Саске отпустил ее и, сняв с нее брюки, подошел к ее шкафу. Достав оттуда белую полупрозрачную кофту, которую Сакура еще ни разу не одевала из-за ее «воздушности», и короткую белую же юбку, на которой был изображен цветочный орнамент, он вернулся обратно к кровати.
- Stand up, - скомандовал он, вдруг вспомнив английский. – «Дожили, я еще и одевать ее обязан. На раздевание я еще согласен был бы...»
Девушка, лежавшая с закрытыми глазами, удивлялась сама себе. Как она вообще допустила все это?
«Я его почти не стесняюсь...» - но затем, она нашарила краешек одеяла и, перевернувшись набок, укрылась им. - Дай пару минуток вздремнуть, - зевая сказала Сакура. - Я тут так пригрелась...
Саске скривился в досадной улыбке, и даже было видно, как он слегка сжал кулаки. Подойдя к ней, он рывком содрал с девушки одеяло – чудом оно не порвалось.
- Киска, еще секунда, и твоей одеждой станет нижнее белье. Ты знаешь, мне ничего не стоит воплотить это в жизнь, - пригрозил он.
- Какой же ты вредный... - Сакура села со вздохом и посмотрела на него.
Саске одел ее, как маленькую, а затем, раздраженно ответил на звонок – Наруто, видимо, его вообще потерял.
- Да! Сейчас приедем! Не волнуйся, если бы мы занимались Этим, я бы тебе даже не ответил, - усмехнулся Учиха и, взяв Сакуру за руку, потащил за собой, совсем забыв, что она без обуви.
- Да стой ты!
- Да что тебе еще?
- Дай, хоть сапоги надену... Дурак, - она вырвала свою руку из его и небрежно достала белую обувь. - «Ужас во что вырядил... Такое только летом ношу...»
- Учиха, я задубею в такой одежде! - рыкнула девушка, надевая второй сапог в прыжке.
- Не волнуйся, замерзнуть я тебе точно не дам, - усмехнулся парень, открывая дверь.
Когда они спустились, Саске привел ее к какой-то незнакомой красивой машине, Сакура сначала даже стояла в полном недоумении, разглядывая ее.
- Саске...у тебя же была совсем другая...разве нет?
- Когда перекрасишь волосы и сделаешь себе прическу, я тебе то же самое скажу, - усмехнулся он.
- Оу...ясно, - покачала она задумчиво головой. - «Ого... сколько же он денег угрохал на нее... ничего себе немного, ее ведь не узнать...»
Сев в машину девушка тут же спросила:
- А кем ты работаешь?
- Разве тебе есть до этого дело? – спросил Саске, включая зажигание и выруливая со стоянки.
- Мне интересно, - честно ответила девушка.
- Автомехаником, - кратко ответил парень так, словно это было очевидно.
- А-а-а, - протянула Сакура. - И тебе нравится твоя работа?
- Да, - искренне ответил Саске. – Мне нравится создавать что-то своими руками. Особенно, когда это что-то потом радует глаз и приносит пользу, - впервые Сакура увидела теплоту в его глазах. Он действительно любил свою работу. И, по-видимому, он действительно сам изменил внешний вид своей машины.
- Ну, это хорошо. Самое главное - это когда работа в радость, - Сакура оперлась локтем о дверцу машины и почему-то вдруг как-то мечтательно стала смотреть вперед. При этом, больше она не говорила.
- И все же, кем работаешь ты? – после недолгой тишины, спросил Саске.
- Я же тебе сказала, забыл?
- Ага, типа в театре. Сакура, ну это смешно. И что ты там делаешь? Придуряешься другими людьми, бегаешь, ходишь, жестикулируешь и громко говоришь? Извини, но мне не понятен этот вид искусства.
- Ну, у каждого свои вкусы. Ты не понимаешь этого искусства, я не понимаю ничего в машинах и не лезу туда. Нет, увы, я – не актриса. Я – профессиональный танцор. Перед отъездом из Осаки у меня даже была группа детей да и не только детей, даже людей моего возраста и старше. В общем, учила танцевать всех тех, кому хотелось...
Саске слегка склонил голову набок и, в удивлении улыбнувшись, припарковал машину – клуб оказался не так и далеко от дома, можно было дойти и пешком. Выйдя, он обошел автомобиль, открыл девушке дверцу и подал ей руку:
- У тебя будет шикарная возможность показать свои танцевальные способности.
- Нет, извини, тупо дергаться под музыку – не в моем вкусе.
«Темнишь ты, не верю я что ты профессионально занимаешься этим», - усмехнулся парень, ведя ее в клуб, из которого буквально вылетел Наруто и мчался уже к ним навстречу с широченной улыбкой.
- Саске! Я уж думал вы не придете. Прости его, Сакура, он иногда тормозов не знает, когда дело касается се...
- Удзумаки, - Саске взял его за воротник и, притянув к себе, процедил, - еще хоть слово – и можешь распрощаться с жизнью.
- Понял, - блондин примирительно поднял руки. – Сакура, позволь тебя проводить внутрь, - обратился он к девушке с хитрющей улыбкой, поправляя свою рубашку.
- Почему это ты ее...
- Потому что у тебя дела, - перебил его Наруто, кивком головы указав куда-то за спину брюнету.
Саске хотел было возразить, но когда увидел позади себя девушку с темными карими глазами, недобро смотрящими на него, все слова тут же застряли.
«Вот черт... Кейко еще тут не хватало...»
Cакура удивленно уставилась на бывшего преподавателя. Немного было непривычным чувствовать его ладонь на своей талии.
«Учиха, что б тебя, что у тебя там за дела такие!»
- Cкажи... - Харуно замялась, было непривычным называть Удзумаки по имени. - Какие еще дела у него?
- Ну... – Наруто явно замялся. – Я сейчас, принесу тебе коктейль, жди здесь, - радостный, что нашел отмазку, Удзумаки усадил Сакуру на кожаный диван у дальней стенки клуба, а сам пропал в толпе танцующих.
Спустя всего несколько минут, он вернулся и всучил Сакуре бокал.
- Ты любишь ночные клубы? – спросил он, наклоняясь к ее уху – при такой громкой музыке невозможно было ничего расслышать.
Девушка только поморщилась, отрицательно покачав головой.
- Ты мне так и не ответил на вопрос, - спросила она его.
- Да не важно. О, а вот и он! – Наруто замахал Учихе, хотя это было излишним, парень и так их уже нашел. Саске был какой-то напряженный и, сев на тот же диван, что и Сакура, только с другой стороны, он достал сигарету и закурил. – Я пойду, меня там ждут! – крикнул Удзумаки, убегая, но его голос потонул в шуме клуба.
- И что у тебя там за дела? - cразу же спросила Сакура, сначала спокойно. - Твой друг не захотел отвечать на этот вопрос.
- Это уже не важно. Ты взяла коктейль? – удивленно спросил Саске, но потом до него дошло, что это Наруто позаботился.
- Может, хватит переводить тему.
- Слушай, какая тебе разница? Тебе вообще до меня до фени, пока дело не касается приятного. Так сиди и расслабляйся, - Саске выпустил клуб дыма и снова затянулся.
Девушка вдруг встала перед ним и наклонилась так, что ее лицо было в пару сантиметрах от его, даже несмотря на запах никотина.
- Знаешь. Если бы мне было все равно, Саске, я бы обратилась в полицию и жила сейчас спокойно в своей квартире. Не суди так категорично о людях и хватит меня оскорблять, приравнивая к подстилкам. Мне это уже прилично надоело. А теперь заткни свой поганый рот, - сказала девушка, когда он попытался вставить слово, - и вспомни – я тебя хоть раз оскорбила умышленно? Нет, - ответила она за него. - Я срывалась на тебя лишь тогда, когда ты меня доводил. Так что сиди и думай здесь в одиночестве, - выделила она, - плевать мне или нет, - девушка развернулась и пошла прямиком в толпу, после чего почти сразу растворилась в ней, и теперь не возможно было наверняка знать, тут ли она.
После этого внезапного выпада с ее стороны, Саске оперся о свои колени, свесив запястья и смотря туда, где исчезла его девушка.
«Ушла. Дура, ведь простудится в такой одежде по улице ходить...» - как-то не впопад подумал парень. Он перевел свой взгляд на сигару в своей руке, с которой пепел осыпался уже на пол. – «А чего ты хотел, Саске? Ты постоянно забываешь, что она не девка на одну ночь... Но она моя. И этим все сказано», - решив для себя одну немаловажную вещь, Саске поспешно затушил сигарету в пепельнице, которая находилась в подлокотнике кресла и поспешил за Сакурой.
Спустя каких-то десять минут после того, как она вышла из клуба, она уже начала мерзнуть и многие прохожие (а в такое время среди них были преимущественно «плохие парни» или пьяницы), хищно оборачивались на нее. Однако, не это заняло их интерес. Тишину ночной улицы разрезал визг шин, а затем хлопок двери. Саске был зол. Пока он ехал сюда, он уже успел перевернуть все с ног на голову, настроив себя самого против девушки. Схватив Сакуру чуть выше локтя, он потащил ее силком к машине, ничего при этом не говоря.
По лицу девушки было ясно, что она тоже в гневе, очень зла и, более того, хотела что-то сказать, но сдерживалась. И молча села в машину.
Он привез Сакуру домой и, выйдя из легковушки, с таким же рвением заставил девушку тоже выйти. Он шагал так быстро, что она едва поспевала за ним, порой спотыкаясь и чуть ли не падая. Лишь из-за того, что он держал ее за локоть, она не поздоровалась с землей, но и из-за этого же, чувствовала тупую боль в руке.
Все время девушка пыталась высвободиться. Даже пыталась разомкнуть его пальцы другой рукой, но все же молча.
Подъезд. Лифт. Его квартира. Все кажется грубым, сухим, чужим, жутким...
Парень провел Сакуру в свою комнату и буквально швырнул ее на кровать, даже при том, что она не разулась. Девушка могла устоять на ногах, поскольку кровать находилась на другом конце комнаты, но толчок был сильным и, в итоге, она стукнулась ногой о его постель, упав на нее. Закрыв дверь на замок, Саске стал медленно приближаться к Сакуре, по пути снимая с себя кофту, футболку и начиная расстегивать джинсы. Он все делал молча. Его глаза мерцали в полумраке, как у хищника. И он явно не был настроен миролюбиво. Казалось, что все их прошлые ссоры были цветочками, а ягодки еще впереди.
-Ты просто насильник Учиха, добиться расположения девушки ты можешь лишь силой! - Сакура быстро ретировалась с постели на безопасное расстояние.
- Заткнись! – Учиха в считанные секунды оказался рядом, вдавив ее в стену. – Запомни, Сакура. Ты моя и только моя. И никогда не посмеешь больше отворачиваться от меня, ты поняла? – он сжал ее лицо за скулы, заставив посмотреть ему в глаза.
Девушка замерла, всматриваясь в его глаза и попеременно сглатывая, но, тем не менее, молча. Все же, прежде всего молчание ей помогал хранить страх.
Саске чувствовал эту ее эмоцию, он видел ее в глазах девушки, а гнев неуемной силой клокотал в нем. Как посмела она уйти? После всего, что сказала? Учиха в действительности не понимал, что он сейчас делает. Он хотел наказать ее за такой поступок, хотел проучить ее и клеймом на ее теле вытесать закон – «ты моя». Он впился в ее губы, а когда почувствовал, что она сжала зубы, то надавил пальцами на ее скулы еще сильнее, заставив приоткрыть рот. Он был грубым, жутким, ужасающим. Его поцелуй не ласкал – он рвал ее уверенность в себе, топил ее гордость, терзал ее чувства. Что уж там говорить о том, что в комнате был отчетливо слышен звук разрываемой одежды и шумное горячие дыхание их обоих.
- Ты знаешь, я почти поверила в то, что это не сделка, - прохрипела она то, что ее сильно ранило несмотря ни на что.
- Это не сделка, - так же прохрипел в ответ Саске. – Ты действительно только моя и я никому тебя не отдам, - он отпустил ее лицо и, нагнувшись, поцеловал ее плечо. Он словно постепенно успокаивался, ведь ее слова достигли своей цели, отрезвляя его.
Девушка вдруг почувствовала, как он уткнулся лбом в нее, возле ключицы, словно приходя в себя. Но сама она, парализованная страхом, стояла не шевелясь. Ей по прежнему было очень страшно.
- Прости, - еле-еле слышный шепот донесся до ее уха. Его руки, впервые за все это время, ласково поглаживая ее кожу, обняли ее, остановившись на хрупкой горячей спине. Обняв Сакуру, Саске отстранил ее от стены, прижав к себе. Он больше ничего не говорил. Это слово, одно единственное слово и так далось ему с трудом и он больше никогда не сможет его повторить. Гордость не позволит. То, из чего он вылит. А значит, это первый и последний раз в его жизни, когда он извиняется.
Лишь после этого слова девушку начал отпускать страх. Она осторожно положила ладонь ему на голову слово обнимая и прижимая к себе как ребенка. Было так непривычно обнимать его самой.
Саске боялся пошевелиться. Он не хотел ее отпускать. Перед его глазами до сих пор стоял тот момент, когда она повернулась к нему спиной и исчезла в толпе. Наверное, она единственный человек, которого он так сильно боится потерять. Но почему же он так сильно привязался к ней? На этот вопрос пока у него не было ответа.
Придя в себя и начав снова трезво мыслить, он наконец отстранился от девушки и, даже не смотря в ее сторону, направился к двери комнаты.
- Саске? - не понимающе спросила она.
- Спи, ты наверняка устала, - бросил он и прикрыл за собой дверь.
Сакура огляделась, с выдохом подняла лицо вверх и закрыла глаза, простояв так минуту. Затем, на ватных ногах подошла к постели и повалилась на нее. Обняв подушку, она уснула мертвецким сном. Хотя, почему-то в голове вертелся неуместный вопрос: «Почему мне нравится его запах?»
Пока Сакура спала, Учиха стоял на балконе и выкуривал уже половину от своей пачки. На улице было довольно холодно. Достаточно, чтобы видеть собственное дыхание и чувствовать себя озябшим. Но он не спешил возвращаться. Гордость наступала ему на пятки, тыкая его носом в то, что он произнес, а чувство вины, пусть и слегка притупленное, призывало вернуться его к Сакуре, обнять ее и успокоить, а с этих пор еще и примешивалось влечение к ней.
Вдруг пальцев его опущенной руки коснулись чьи-то не столь большие, а тонкие и нежные пальчики, словно еще боясь его.
Саске от неожиданности отдернул руку, но, увидев Сакуру удивился.
- Что ты здесь делаешь? – резко спросил он, а затем, уже более мягким тоном добавил. – Ты точно простудишься, - он даже успел отметить, что она успела переодеться из рваной одежды в целую и невредимую.
- Тебе лучше поспать, ты завтра весь день работаешь, - ответила девушка.
- Нет, иди спи, я сам решу когда мне... – тут Саске замолчал, вглядываясь в ее глаза. – «Она наблюдала за мной? Даже запомнила когда и что я делаю?» - на этой мысли уголок его губ слегка вздернулся вверх в пародии на добрую улыбку.
- Ясно, - сухо бросила Харуно, развернулась и вышла с балкона, да так быстро, что он даже не успел опомниться. Более того, он даже не сразу понял, что было следующим. Звон ключей, хлопок двери... А ведь он оставил запасные на тумбочке...
Саске, выкинув сигарету, вернулся в квартиру. Как он и думал – теперь в его распоряжении были ключи лишь от его квартиры, машины и работы.
«Она ушла. Снова», - на этой мысли он ударил беззащитную стену и направился в спальню, где буквально рухнул на кровать. – «Ее запах... Здесь пахнет ею», - подумал с некой злобой он и резко встал, сметя одеяло, простыню и подушки на пол.
Ночь была долгой. Черная и беспросветная, как глаза брюнета, метавшегося в собственной квартире, которая удушала его. Он открыл настежь все окна, в надежде, что ее запах перестанет его преследовать. Он курил. Снова. Много. Беспрерывно. Уже под утро он выпил не одну чашку крепкого кофе. Наконец – первые лучи весеннего солнца.
Они осветили окурки, заполонившие всю черную пепельницу. Они осветили бардак в спальной комнате и педантичный порядок в гостиной. Но весна не могла добраться до Саске. Он уже одевал на себя куртку и, схватив ключи, вышел из квартиры, а лучи солнца так и не дотянулись до него...
Несколько минут – и вот, он в мастерской. Никого. Он пришел первым, как в старые добрые времена, когда он жил только для себя, когда дышал только дымом от сигарет и ароматом горячего кофе. Когда его никто не волновал и не интересовал. Когда он мог делать все, что хотел, что мог, что нужно было делать. Но сейчас все не так. Сейчас появилась эта взбалмошная девчонка. Крикливая и упрямая как ослица. И он решил, что она – его. Действительно, в серьез так решил. И в этот момент она умудрилась два раза повернуться к нему спиной и дважды исчезнуть.
Саске прошел к шинам. К своему излюбленному месту и расположился там. Делать пока все равно нечего – новую машину пригонят не ранее, чем через два часа. Он всегда считал, что одиночество – это его стихия. Но, попробовав раз быть с кем-то по-настоящему...
«Мы не были вместе. Мы постоянно ругались, постоянно противостоим друг другу. Мы не вместе. Мы враги. Но мы... Я. Я не могу теперь без моего врага...»
Тишину мастерской нарушил ироничный смех парня, раскатившийся по пустому помещению и стихший так же внезапно, как и появился.

71

Глава 11. Авокадо?
Фрукт, который еще называют «груша аллигатора», является символом обмана. По своей форме он действительно похож на грушу. На вкус маслянистый, приторный авокадо напоминает недозрелую дыню.

На следующий день, как бы ему ни хотелось, Саске все же пришел в институт. Однако, хоть к Сакуре он и не подходил и даже не пытался заговорить, Учиха все же постоянно наблюдал за ней. Издалека, сгорая в ревности и от невыносимого чувства рамок, которые он сам же себе поставил, после того, что ему высказала его же девушка.
Весь день и она не уступала Саске. Сакура ни разу не посмотрела в его сторону. На его паре и вовсе все ее внимание было обращено к окну. Она решила придерживаться обыкновенной тактики – противника не существует.
Удивительно, но Саске не стал вмешиваться и проявлять свое качество собственника. Даже, когда к Сакуре подошли близнецы и попытались ее расшевелить, он просто прошел мимо, задев плечом то ли Ринджи, то ли Тейджи – он до сих пор в них путался. В этот момент Учиха краем уха уловил отрывок разговора между братьями и девушкой. Судя по нему, Сакура собиралась съезжать с квартиры, поскольку намерена была сегодня пойти в агентство недвижимости.
«Ты так ничего и не поняла», - усмехнулся парень, исчезая за поворотом.
«Агентство по недвижимости Sheldon... Да-да...»
- Именно его порекомендовал отец, - проговаривала девушка, почесывая в задумчивости затылок и вздыхая. Она немного запуталась в карте, пытаясь найти это дурацкое агентство. - Неужели нельзя было нарисовать попроще?! Ух, Тейджи! Художник от слова худо! - Сакура шла вперед, вращая карту и так, и эдак.
Но она не смогла заблудиться только по одной простой причине. У девушки возникло чувство дежавю, когда обновленная машина Саске, нарушая все мыслимые правила, с разворота на полной скорости заехала на тротуар, преградив Сакуре путь. Благо народ успел разбежаться, и никто не пострадал. Хозяин же машины мешкать не стал. Он вышел из нее и стал быстро приближаться к своей цели.
- Вот черт... Ты, похоже, совсем рехнулся, - сначала девушка сделала пару шагов назад, но затем и вовсе пустилась на утек, подальше от парня.
Учиха не был намерен так просто отступать. Он рванул следом за ней, кажется, даже позабыв о машине, и вскоре неспешно уже шел обратно, неся Сакуру на своем плече, словно она представляла собой мешок картошки. Ему было все равно, что она пыталась вырываться, безразлично на то, что она там кричала. Главное – он ее ни за что не отпустит.
- Да помогите же кто-нибудь!! - орала девушка что есть мочи, безнадежно пытаясь побольнее ударить Учиху по спине кулачками и локтями. Однако, парень терпел и никак не реагировал на ее выпады.
«Дура! Не ори, идиотка», - возле машины Саске поставил Сакуру на землю и тут же заткнул ее, насильно целуя и не давая вырваться. Затем, пока никто не успел вызвать полицию, он с трудом усадил ее в машину.
Странная легковушка с еще более подозрительным водителем и пассажиркой вскоре скрылись из глаз. Только после этого все, кто был на улице, ошарашено зашевелились. Было ощущение, словно каждый из них только что участвовал на съемках какого-то фильма. Лишь черный след шин на асфальте свидетельствовал о том, что все, что здесь произошло не было наваждением.
Схожее чувствовала и Сакура, находясь в его машине, окутанной полной тишиной. Хотя, оба прекрасно понимали, что сейчас лучше всего молчать. Девушка сидела с злобным выражением личика и смотрела в окно, решив, что это ей каким-то образом поможет хорошенько на него разозлиться и что-нибудь придумать ему в отместку. При этом, руки у нее были скрещены на груди, словно она – грозная, неприступная леди.
- Думаешь, сможешь просто так взять и уйти? – все же спросил Саске, заворачивая во двор дома и уже аккуратно паркуясь.
- Да, я была весьма наивной, - буркнула девушка, сдувая недовольно прядь своей челки, которая стала мешаться.
Заглушив мотор, Учиха устроился на своем месте к Сакуре полубоком, опершись рукой о ее сидение.
- И что дальше?
- Откуда я знаю? - девушка все так же сидела со скрещенными руками, но только теперь она уперто отвернула голову и смотрела в боковое окно.
- Два дня назад ты заявила, что для тебя наши отношения не пустое место, а потом ушла. Затем, ты говоришь, что не хочешь, чтобы это все было просто по договору, и снова уходишь. Тебе не кажется, что это по меньшей мере нелогично?
- Мне кажется, я уже устала от твоих выкидов типа «отвали», «иди спать», «заткнись, я сам знаю, что мне делать» и тому подобное. Знаешь, у меня тоже есть предел терпению. Вчера я еще было подумала, что ты осознал ошибку, но нет же, снова на круги своя.
- Значит, дело только в этом? Поздравляю. Ты можешь идти. Но учти, что если ты уйдешь, это будет означать твой проигрыш. Поскольку ты говорила, что изменишь меня. И когда ты не смогла выполнить это условие, ты поджала хвост и решила сбежать.
- Это все? - спокойно спросила девушка.
- Нет, не все, - Саске больно сжал ее руку и притянул к себе. – Ты моя. Так что помни это. Я найду тебя везде, когда мне это захочется, и сделаю с тобой все, что захочу. Больше я не поверю ни единому твоему слову.
- Ты видимо вообще мои слова напрочь забыл? - cпросила она с наигранным удивлением, смотря прямо в его глаза и более никак не реагируя на нахальство и оскорбления.
- Нет, не забыл. Но после твоего поступка в них с трудом верится, - ответил Учиха.
«Отлично...»
- Давай так, - девушка повернулась к нему лицом так, что была теперь от его лица в паре сантиметров. - Ты стараешься быть вежливее, я – в такт.
Вместо ответа, Саске попробовал поцеловать ее, не прибегая к силе.
- М-м-м, уже лучше, схватываешь на лету... - шепнула Сакура, не дав ему это сделать, и можно было заметить, как едва дрогнули уголки ее уст.
- Надеюсь, ты тоже, - усмехнулся Саске, и его губы властно накрыли ее, вновь нещадно подчиняя себе.
«Честно говоря, я рада, что план...удался. А ты меняешься, Учиха...»
- Иди ко мне, - прошептал он, подхватывая с силой ее на руки и пересаживая к себе на колени. Таким образом, Сакура теперь сидела на нем, а ее ноги расположились на соседнем сиденье.
- Надеюсь, ты не очень сильно будешь...злиться... - заметила девушка, нежно покусывая его губы, - если я скажу тебе одну правду, - после этих слов она его нежно поцеловала.
- И что это...за правда? – тихо спросил Саске, неспособный трезво размышлять – ее слова, перебиваемые лаской, еле-еле долетали до его разума. Сакура, что было удивительно, не сопротивлялась, даже когда почувствовала его горячие пальцы на своей коже под рубашкой.
- Ну только не злись...пожалуйста. Вся эта затея с продажей квартиры просто фарс, - девушка искренне улыбнулась и состроила милые глазки – только бы не ругал.
Парень тут же отстранился от нее. Ему не нравилось, когда им вертели как марионеткой и, хоть Сакура и просила не злиться, он все же злился. Только ради нее не показывая этого.
- Для чего все это? – напряженным тоном спросил он.
- Ну...ты исправляешься ведь...
- К твоему сведению, я не пластилин, из которого можно лепить все, что вздумается, - в его голосе слышались сердитые нотки.
Девушка на это только поцеловала его в нос, стараясь смягчить его норов своей детской непосредственностью. Кажется, она поняла, как с ним нужно себя вести.
- Ну, ладно тебе, не злись.
- Сакура, а тебе самой понравится, когда из тебя будут делать то, чем ты не являешься?
- Я из тебя ничего не леплю, Саске, я просто пытаюсь тебя научить, что у людей тоже есть чувства, и им очень больно, когда ты говоришь подобные вещи, особенно, когда они просто пытаются помочь тебе и проявить заботу... Иначе, ты...просто останешься один.
- А может мне было хорошо одному, - усмехнулся Учиха, целуя ее скулу. Он осознавал, что раньше это было правдой, но не теперь.
- Было или есть? - cпросила шепотом девушка, в блаженстве прикрыв глаза.
- Думаю, лучше пройти в дом, - невпопад сказал Саске, отстраняясь снова.
- Избегаешь ответа, - кивая головой, ответила девушка.
- Ты любишь клубнику? – улыбаясь, спросил парень. Ссориться снова ему сейчас хотелось меньше всего, тем более он сам подписался на такие условия, поэтому он решил спустить ей с рук ее поступок.
- Ну, люблю, - не понимая к чему вопрос, Сакура удивленно уставилась на него, как баран на новые ворота.
- Замечательно. Тогда пошли домой.
- Саске, при чем здесь клубника? - спросила девушка, когда они вошли в его квартиру, в которой было «немного» не убрано после его буйств.
«Что он тут делал?» - отвлеченно подумала она, но тут же собралась с мыслями, почувствовав тепло в душе. Странно, но его квартира уже была отчасти для нее как нечто родное. – «Но я почему-то рада за все. За то, что он вернулся, за то, что насильно забрал и привез обратно...»
- Не важно, - усмехнулся парень. – «Я просто хочу узнать о тебе, Сакура. Гордись, этим достижением не каждая может похвастаться».
- Ну, что значит неважно? К чему-то же ты это спросил.
Скривившись в нахальной улыбке, Саске чмокнул девушку в губы и ушел на кухню, ничего не говоря. Он все еще злился, правда уже не так сильно, как раньше на девушку, которая на какой-то момент застыла в коридоре, провожая его взглядом.
«Я начала привыкать к нему...и не только...» - она мечтательно улыбнулась, стягивая сапоги и снимая пальто.
И чем все же занимался Учиха на кухне? Все было прекрасно видно в объектив камеры. Вот он открывает холодильник, достает оттуда пакет клубники, шоколад, сметану и коньяк.
- За хрена ему все это? – спросил в шоковом состоянии Ринджи. Он никак не ожидал, что они с Сакурой снова будут вместе, да еще и так скоро.
- Ты лучше спроси, почему они оба улыбаются, как дураки.
- О, смотри-ка. Стоит им оказаться в одной комнате, как тут же прячут свои улыбки. Смешные, я не могу, - хихикая, отметил Ринджи.
- Пиши уже, а то забудешь, - усмехнулся Тейджи. – Пока, я на тренировку.
- Угу, - с высунутым языком пробурчал близнец, продолжая вести записи. – «Сакура с хитрющей рожицей любопытной лисицы на цыпочках направилась к объекту номер один».
«Что он там делает?» - ведомая сильным любопытством, девушка шла на кухню, тихо и осторожно ступая по паркету.
Учиха, успев расплавить шоколад, добавил туда немного сметаны и коньяка и вылил эту сладкую смесь в пиалу. Взяв шоколад и клубнику в обе руки, он развернулся и чуть не сбил Сакуру.
- Что? – увидев ее любопытный взгляд, спросил он. – Я тоже люблю сладкое, - усмехнулся парень. – «Особенно сладких девушек».
-Учиха, ты же не думаешь, что я буду с тобой есть сладкую клубнику? Рекламы насмотрелся?
- Я же не заставляю тебя пить спиртное, а потом заниматься со мной сексом, - на этой шальной мысли Саске склонил набок голову и усмехнулся. – Хотя не плохая идея...
- Даже не думай, - с серьезным лицом сказала девушка.
«С ней придется тяжело... Но я как-то уже отстаю от нее в споре. Вот маленькая зараза, только пусть попробует еще раз мной манипулировать», - Саске прошел мимо Сакуры в комнату и расставил все на столике у дивана. – Иди сюда, киска.
- Учиха, мне не нравится твой хитрый взгляд, - с улыбкой, но прищурившись сказала девушка, оставшись на месте.
- А что такое? Я просто хочу накормить тебя твоей же любимой клубникой. Да еще и в шоколаде. Или тебе больше нравится, когда я тебя насильно привожу куда надо?
Как бы парадоксально ни было, девушка задумалась над вопросом.
- Тогда напомни мне к первой нашей ночи купить наручники, - усмехнулся брюнет, подметив эту ее реакцию.
- Наручники? Не-не-не, ты не так меня понял! - замахала руками девушка, делая шаги назад. - И чего ты прешь на меня как танк?!
- Ладно, тогда другой вариант, - парень, в действительности надвигавшийся на нее, как черная туча на солнце, схватил Сакуру за руку и потащил за собой в комнату.
- Ладно-ладно успокойся... - затараторила девушка, приняв это как за озлобленность парня.
«Она боится? Да, Саске, в свете последних событий, ты достаточно ее запугал...» - поняв, какой эффект на нее производят его действия, он ослабил хватку и, усадив ее на диван, сел рядом. – Пока мы с тобой снова припираемся шоколад уже отвердел.
- Cаске, это бред, ты всерьез считаешь, что я буду есть тут с тобой клубнику и шоколад?
- Сакура. Неужели ты думаешь, что нет?
- Конечно. Не собираешься же ты в меня это впихивать?
«Будь моя воля, я б в тебя впихнул кое-что другое...» - пробежала шальная мысль. – Нет. Но ты, - он наклонился к ее лицу, - либо будешь наслаждаться клубникой, либо – мной, - он начал целовать девушку, заставляя отклониться назад все больше и больше.
-У тебя точно извращенные наклонности... - прошептала она, медленно подчиняясь его немым наставлениям.
- Что естественно – то не безобразно, - прохрипел Саске, нависая над девушкой. – «Начнем укрощение строптивой».
- Только... - начала девушка, поцеловав его в скулу, - нужно... - далее она прикусила, слегка вдавив клыки в кожу того места, которое недавно поцеловала, - вовремя остановиться...
«Конечно, милая, остановимся, когда ты сама того захочешь», - усмехнулся Саске, покрывая ее беспорядочными поцелуями и настойчиво лаская руками.
Но девушка видимо еще была в своем уме. Она не хотела опускаться на диван до конца, поэтому весьма хитро выкрутилась, опершись о его спинку.
«Хе-хе, не думай, что ты победил... Главное вытерпеть...»
- Послушай, - Саске, почувствовав, что Сакура не собирается сдаваться, слегка отстранился от нее, но ласки не прекращал. – Чего ты так боишься?
- Боюсь, что ты еще не понял, что я не девушка на одну ночь, - честно ответила Сакура. Раз спросил, так и получил.
- Знаешь, если бы все было так, как ты говоришь, тебя бы здесь не было.
- Есть еще второе – это измена.
- Разве я тебе изменил за все это время? – удивленно посмотрел на нее Саске и уже даже забыл, что собирался рукой проникнуть за ее ширинку.
- Нет, а что будет потом? Ты знаешь, называй меня как хочешь, но я ведь не совсем бестолковая и я допускала не раз, что в твоей голове появлялись подобные мысли.
«Да кем она себя возомнила? Да ничего страшного, отымею и пройдет...»
- Разве я не права? Будь честен – ты начал отношения со мной лишь ради того, чтобы твое вожделение пропало, не более.
- Вожделение говоришь? Сакура, да после того, что было я бы в твою сторону даже не посмотрел! – вовремя захлопнув рот, Саске сел как приличный человек и достал пачку сигарет. – «Черт, чуть не начал исповедь бедного сиротки».
- Ладно, тогда почему ты, типа, предложил встречаться? – скептично спросила она, упоминая это его предложение и, одновременно с тем, забирая сигареты из его рук и рта.
- Харуно, не смешно, верни, – Саске протянул ей ладонь и сурово посмотрел в ее глаза.
- Знаешь, наручники куплю я и не постыжусь зайти в секс-шоп. Ради блага ближнего можно быть и жестоким, - девушка отсела на безопасное расстояние.
- Как интересно... Буду курить хотя бы ради этого, - Саске резко поддался вперед, но Сакура успела отреагировать и отвела руку с сигаретами подальше. Вот только оба немного не рассчитали и, не удержавшись, повалились на пол.
Саске шикнул, ударившись макушкой, но тут же его лицо приняло весьма нахальное выражение – ведь Сакура лежала на нем.
- Спасибо, - усмехнулся он, выдергивая пачку сигарет из ее руки.
Когда он попытался прямо перед ее носом вытащить трофей, девушка приникла к губам парня, немного ошеломив его.
«Сто пудов подействует».
«Чертовка, научил на свою голову...» - поцелуи по ее инициативе были такими редкими и так сильно отличались от его, что просто сводили с ума. Опытный бабник и ловелас превратился в обычного влюбленного парнишку лишь от одной ласки этой девушки.
Пользуясь тем, что он отвлечен, она осторожно провела ладонью по его плечу вниз по руке и вытащила пачку сигарет, швырнув их под диван, а затем, отстранившись и, все же, чмокнув его в губы с характерным громким звуком, девушка сказала:
- Если будешь курить – никаких поцелуев, понял?
- Сакура, киска, ты решила меня вообще прижать? Никакого секса, никакого курева, спорю, что вскоре и со спиртным то же самое будет.
- Ты не пьешь, почти, так что с этим проблем нет, - усмехнулась ласково она.
- Ладно, тогда в ответ – мой ультиматум. Никаких шопингов, никаких уловок и манипуляций с твоей стороны, - он прикусил ее губу и потянул на себя, снова откидываясь головой на пол и заставляя ее следовать за ним.
- Насчет второго я согласна, но не насчет первого – я же тебя не таскаю по ним, - удивленно отметила девушка.
- Да кто тебя знает, что ты предпримешь в следующий раз. Да и еще одно, - Саске ехидно улыбнулся. – Покорми меня клубникой.
Девушка с какое-то время просто смотрела на него взглядом «у тебя с головой все в порядке?» А потом прорвался ее звонкий смех, при этом, как она его не пыталась сдержать, рукой закрывая рот, ничего не получалось.
- Нет, Саске, это уже слишком, я тебя кормить с рук не буду.
- Будешь.
- Нет, не буду. Нет, ну, я конечно могу быстренько тебя нафаршировать. Если так, то да.
- Ну, попробуй, - усмехнулся парень.
- Даже и не буду, - отказалась Сакура.
- Это почему?
- Ну, потому что, - девушка еще тихо давилась смехом, – это смешно.
- Тогда... – Саске перевернулся вместе с девушкой и оперся руками о пол, чтобы не придавить ее своим весом. – Десертом для меня будешь ты, - сказал он с хищной улыбкой и, кончиком носа дотронувшись ее кофты в районе живота, провел вверх, потершись им же о ее грудь. Затем, он вернулся к ее лицу и, начав целовать и покусывать ее губы, с рычанием в голосе прошептал. - Я хочу тебя, Сакура.
- А что ты чувствуешь? - спросила взволнованно девушка, целуя его в щеку.
- Этот вопрос мне следует задать тебе, - ответил он, по-прежнему ведя свою игру с ее губами.
- Интересно, это еще почему? - она стала немного отклоняться, не давая ему коснуться ее уст.
- По-моему, я уже достаточно раскрыл себя. Твой черед, - усмехнулся Саске.
- Разве? Я одно могу сказать, что сегодня ты меня не получишь точно, - в завершении фразы девушка налегке чмокнула его в губы.
- А если хорошенько подумать? – Учиха стал покрывать поцелуями ее шею, ключицу, плечи – все, до чего допускала его ее одежда.
- Да, если хорошенько подумать ответ тот же...прости, - тише вдруг зачем-то добавила она.
- Да брось. Ничего страшного не будет. Неужели ты мне не веришь? – Саске еле сдерживал в себе новую злобу, выросшую из досады. Он настолько долго мучился вожделением к ней, что уже одного касания ее руки достаточно, чтобы кровь бурлила, словно кипяток в котле, а плоть набухала, требуя желаемого. – «Неужели ты не хочешь меня? Хочешь, Сакура, хочешь, я вижу это. Глупый загон всех девственниц», - Саске больно прикусил ее кожу на шее, затем приласкав это место губами и кончиком языка.
- Мне нужно еще время, - прошептала она, трясь щекой о его щеку. Словно успокаивая, ее руки гладили его спину, будто он голодный зверь, и одно неверное движение – и он кинется на нее.
«А мне тонны терпения», - пронеслось в голове парня. Поняв, что ничем хорошим это не кончится, он как можно быстрее встал с Сакуры, довольно резко прервав ее ласку, и протянул ей руку.
Девушка усмехнулась и, посмотрев на Учиху, все же вложила свою руку в его.
И вот, снова наглость на его лице. Харуно быстро встала, не без вмешательства Саске. Момент – и ее рука, при помощи Учихи, уже чувствует ладошкой ткань брюк, жар и нечто твердое, скрытое от глаз. Не дав ей отдернуть руку, Саске наоборот притянул девушку к себе за талию и стал нашептывать ей на ухо, попеременно покусывая его.
- Ты не можешь не чувствовать того же, что я чувствую к тебе, киска.
- О-о-о, - испуганно протянула она, по-прежнему пытаясь убрать руку, но постепенно ей почему-то начало это нравится. - «Это я? Так на него действую? Черт...большой... Все-все, Сакура, хватит...»
- И лучше бы тебе вырваться, если не хочешь испытать наслаждение, - продолжил Учиха, прижимая ее к себе крепче. Он чувствовал ее ладонь и это еще больше ухудшало положение. Возможно, он допустил грубейшую ошибку, поступив так. Развратные мысли заполонили его сознание, словно наваждение. Он хотел, чтобы эта хрупкая теплая девичья рука приласкала его там, чтобы Сакура отдалась ему, чтобы наслаждение захлестнуло их обоих. И любить, любить, любить ее пока будут силы, под сладкую мелодию ее стонов, чувствуя запах своей любимой. Этот запах, который уже словно сеть паука, накрыла его и не отпускает от себя. Он чувствовал его, когда целовал ее запястья, ее плечи, упивался ее губами и сминал ее хрупкое тело под своим. Он, словно дикое животное, не смог противиться своим инстинктам, потакал своим желанием и уже не мог остановиться.
Тело девушки наполняла теплая истома. Просто откинув голову назад, она тяжело вдыхала спасительный воздух. В ее голове вертелась лишь одна мысль.
«Надо остановиться...остановиться...»
Но, увы, эту мысль топила в отголосках разума другая.
«Хочешь, хочешь, хочешь... Ты знаешь это... Даже несмотря на пережитый страх хочешь...»
- Саске, не надо, - вырвался из последних сил отголосок ее сознания, материализовавшись в голос.
Но парень не хотел ее слушать. Единственной усладой для него были бы ее стоны. Он с неким удовлетворением услышал ее прерывистый вздох, когда он раздел ее и начал ласкать ее тело уже непосредственно касаясь ее чувственной кожи.
«Ты будешь моей, Сакура. Сегодня. Прямо Сейчас».
- Ублюдок, она же сказала «не надо»! – в соседней квартире раздался треск – Тейджи буквально вдавил свой кулак в столешницу. Безусловно, он не собирался подглядывать за интимом этих двоих и пришел только, чтобы выключить монитор, но как раз в этот момент он услышал слова подруги. Выругавшись, Тейджи все же погасил экран, так и не посмотрев на него, и вылетел из квартиры, как пробка. Ринджи только и оставалось, что провожать брата удивленным взглядом с пачкой чипсов в руках.
Когда старший из близнецов позвонил в дверь Учихи, Сакура уже была близка к тому, чтобы лишиться и своего нижнего белья. Однако, звон, который оглушительно залил всю квартиру, подействовал, как ушат холодной воды, вылитой на изголодавшегося по женским ласкам парня.
«Урою, кто бы ты ни был», - со злостью подумал он, отвернувшись в сторону двери. Ему так не хотелось прерывать этот момент...
При повторном звонке девушка вздрогнула и, словно опомнившись, испуганно огляделась. Будто ее вырвали из сна, пропитанного лишь чувствами, желаниями и эмоциями. Затем, прерывисто дыша, она посмотрела на макушку Учихи, который расслабился на ее плече, стараясь успокоиться, а его горячее дыхание щекотало ее кожу.
Переведя дыхание, Саске отстранился от нее и, поцеловав быстро в губы, встал и направился к дверям.
«Еще бы чуть-чуть и она была бы моей!» - со злостью думал он, подходя к двери.
Резко открыв ее, Учиха прожег взглядом того, кто оборвал всю эту страстную сказку. Блондинистая голова, ясные голубые, как небо глаза, широкая улыбка...
- Удзумаки! Какого черта ты здесь делаешь?!! - прорычал Саске, убивая блондина одним лишь взглядом.
- И я тоже рад тебя видеть, Учиха, может, позволишь пройти? – привыкший уже давно к характеру своего друга, Наруто знал, когда и на что стоит обижаться, а что можно спустить ему с рук.
- Проходи, - посторонился Саске, когда услышал легкий топот ног Сакуры, возвещающий о том, что она смылась в ванную. Как только блондин оказался внутри квартиры, Саске захлопнул за ним дверь, зло заперев ее. Досады в нем было еще достаточно для того, чтобы грохот от двери раскатился по всему седьмому этажу и даже достиг слуха Тейджи, который только что вернулся в свою квартиру.
- Куда бегал? – спросил Ринджи, хрумкая все те же чипсы.
- К Саске.
- Ну и че так быстро?
- А я по-твоему должен там у него на чай зависнуть?
- Ну мало ли, может, ты ему помочь решил в чем, - хихикнул Ринджи.
Тейджи, подставив его слова под истинную ситуацию, покраснел, усмехнулся и, влепив ему легкий подзатыльник, пошел к себе.
- И все-таки, что произошло?
- Уже ничего.
- Ладно, - пожал плечами брат и ушел на кухню, примерно в тот же момент, когда Саске усадил Наруто за обеденный стол.
- Слушаю, - сразу же перешел к делу брюнет. Его раздражало все. Начиная с того, что Наруто постоянно изгибался, чтобы подсмотреть, кто там у него, и заканчивая тем, что, черт возьми, Удзумаки пришел весьма не вовремя.
- Ты один? – наконец-то спросил блондин напрямик.
Учиха бросил беглый взгляд в сторону коридора и снова посмотрел на Наруто.
- Нет, с Сакурой.
- Ого, поздравляю. Уж не надеялся, что ты остепенишься. Кстати, как прошел разговор с бывшей? Сакура тебя пропалила, что ли? – полушепотом полюбопытствовал блондин.
- Нет.
- Но вы быстро ушли...
- Да. И что дальше?
- Ну я подумал...
- Эх, Наруто, каждый раз, когда ты начинаешь думать, ученые начинают предсказывать конец света в ближайшем будущем.
- Саске! – возмутился блондин.
- Что? Ты пришел сюда только за тем, чтобы задать мне эти вопросы?
- Нет. Есть еще кое-что...
Поделиться…

72

Глава 12. Арбуз?
Арбуз можно считать символом противоречия. Он полезен и приятен на вкус. Красная сердцевина арбуза - символизирует огонь.

- Сакура, можешь выходить, он уже ушел, - с легкой усмешкой сказал Саске, стоя возле двери в ванную. Он облокотился о стену и задумчиво смотрел в пол, размышляя, согласиться или отклонить предложение Наруто.
- Нет, я еще тут побуду...расслабиться хочу... - сонно ответила девушка, которая уже набрала всю ванну воды и погрузилась в нее, держа в руках радужную пену.
- Смотри не усни, - ответил Учиха и ушел в гостиную. Кое-как достав из-под дивана пачку сигарет, он побрел на кухню и закурил. – «Пойти или не пойти? В конце концов, я сегодня с Сакурой остаться точно не смогу. Иначе дело дойдет до насилия. Хотя, она же и не была против... Или была? Дожили... Сижу на кухне и переживаю о чувствах девушки. Знал бы, что так будет, не поверил бы. Но мне...нравится это, что ли... Никогда раньше ни о ком не заботился, кроме себя. Стоит попробовать. Да, Учиха, в кого ты превращаешься!» - со злобой затушив сигарету, Саске встал и пошел одеваться – его уже порядком достали эти непонятные противоречивые чувства, которые вечно борются друг с другом в нем, создавая головную боль и кашу из беспорядочных мыслей.
Вскоре Сакура услышала хлопок входной двери, но даже тогда она не придала этому большого значения, снова увлекшись своей пеной.
«Дьявол! Какого хрена Удзумаки пришел именно тогда!!!» - думал Саске, идя к соседнему дому. Хоть он привык постоянно быть за рулем своей машины и неуютно чувствовал себя в качестве пассажира, сегодня решил воспользоваться предложением друга по полной. Раз он пригласил, пусть и везет. Все же, во время пути в стриптиз-клуб, Учиха трижды подумал о том, что надо было сесть за руль самому. И не потому что Удзумаки плохо водил – нет. Просто, непривычно сидеть и пялиться в окно.
С радостью выйдя из машины, Саске захлопнул дверь и, потягиваясь, направился прямиком ко входу.
- Вижу, у тебя появился нужный настрой, - усмехнулся Наруто, догоняя его. – Сакура была не против? – немного удивленно спросил он.
- Можно подумать, ее кто-то спрашивал. Я собираюсь снять с себя все накопленное напряжение, так что не отставай, - усмехнулся Саске.
«Эх, Учиха... Никто не в силах тебя изменить...»
Темное освещение, эротическая музыка. Много людей за столами – кто-то выпивает за кампанию, кто-то просто так пришел, а кто-то, как Саске – снять напряжение. Более шести сцен и пьедесталов, на которых танцевали пока что полуобнаженные девушки – Учиха и Удзумаки успели как раз к кульминации. Стол им был уже заказан. Он пустовал чистенький и блестящий лишь с меню на нем.
Саске, довольный, что все же решил прийти, сел в мягкое кресло, и к ним тут же подошла официантка. Заказав себе и Наруто по коктейлю, он стал лениво наблюдать за танцем девушек. Время текло, напитки сменяли друг друга вместе с музыкой. Блондин уже оказался увлечен одной из стриптизерш, а Саске все злился, что в мыслях появлялись отрывки подобных фраз – «это могла быть она», «в ней больше страсти» и тому подобное. Уже достаточно пьяный, он наблюдал, как одна из танцовщиц – кажется брюнетка, в свете клуба трудно понять – соскользнула с подиума и под музыку стала приближаться к нему с хищным огоньком в глазах.
Девушка, подойдя к их столу и не обращая внимания на Наруто, который был увлечен своей новой подружкой, села Учихе на колени и лизнула его щеку, чуть прикусив кожу. Она все время улыбалась, как настоящая хищница, и словно манила за собой. Проведя указательным пальцем по его скуле и подбородку она стала танцевать около Саске.
Усмехнувшись, парень, пошатываясь, поднялся на ноги и, притянув девушку к себе, начал водить губами по ее лицу, едва касаясь ее кожи, словно дразня. Запах алкоголя чувствовался очень хорошо. Даже слишком.
Незнакомка засмеялась и толкнула его так, что он снова был вынужден сесть. Она, нагнувшись, облизнула контуры его губ. Руки ее медленно спускались с плеч по груди пока не на щупали ту область тела которая интересовала ее больше всего.
Шальная страсть всколыхнулась незамедлительно в его теле. Он по-хозяйски приподнял ее лицо за подбородок и начал упиваться ее нежными губами с привкусом шоколада, забавляться с ее умелым шустрым язычком и, вставая снова на ноги, заявил, что готов оплатить VIP-комнату.
Девушка прикусила его губу чуть сильнее, надавив рукой на то место где уже прилично выпирало его мужское достоинство. Стриптизерша, казалось, хотела измерить грядущее наслаждение – и чем больше она касалась его через одежду, тем больше она была довольна.
В ответ, Саске сжал ее грудь, ощутив легкость – наконец-то у него развязаны руки. Но это было лишь ощущение. Мысли путались, он был охвачен похотью и полностью во власти этой женщины. В его голове еще бился мотылек воспоминания о том, что он что-то забыл. Он бился о стекло и никак не мог вырваться наружу, и, в итоге полетел в огонь, подпалив свои крылышки. Это пламя, жившее внутри Саске с тех пор, как он связался с Сакурой, уже который раз пыталось вырваться наружу и, наконец-то, оно получило свою долю пьянительного и живительного воздуха, разгораясь все сильнее и сильнее.
Перед глазами у парня все путалось. Ему казалось, что перед ним – зеленоглазая стервочка, но в то же время, вроде это была и не она.
Он не помнил сколько прошло времени, но важнее было то, что сейчас его буквально повалили на разложенный кожаный диван. Спиной парень ощутил холод мебели, поскольку был без рубашки. Одно он сейчас точно понимал – кареглазая девушка с ярым желанием расстегивала ремень и начала стягивать брюки, попеременно, словно проголодавшись, прижимаясь к нему и целуя его торс и иногда шею.
Но Саске привык править балом. Даже несмотря на алкоголь, бурлящий в его крови вперемешку с желанием, он сжал обе ягодицы стриптизерши – она была в одних стрингах. Затем, он резко перевернулся, придавив ее к кровати и довольно больно сжав ее бедро. Но, казалось, ночная бабочка была только рада этому. Она обхватила его бедра ногами и помогла окончательно избавиться от одежды, как клиента, так и своей. В сотый раз проводя по его рельефным мышцам, девушка рычала или даже чуть ли не визжала от удовольствия.
Учиха сжал в кулаке ее волосы, заставив выгнуться ему навстречу и тут же буквально вонзился в нее, начиная быстрые и резкие движения, заставляя ее стонать под ним, получая неимоверное удовольствие.
Девушка двигалась лишь в такт Саске, позволяя не только снять напряжение, но и получить наслаждение. Она царапала его плечи ногтями, прижималась к нему всем телом, кричала так, что, казалось, ее ор был слышен даже через музыку на верхнем этаже. Наконец, пик наслаждения настал, и напряжение спало. Ушло. Всего лишь пару минут...
Девушка вздрогнула и проснулась.
«Как я могла уснуть в ванне..?» - наскоро вытерев кожу полотенцем и переодевшись, Сакура вышла в коридор квартиры. - Саске? - крикнула она вглубь помещения. Тишина. – «Значит, еще не пришел...»
- Эй, Саске...надеюсь, ты здесь, я до тебя никак дозвониться не могу, Наруто обещал за тобой заехать и он уже заказал стол в «Линаре». Давай, шевели своим задом – куча хороших девочек ждет нас! - прокричал автоответчик. – Я немного опоздаю!
«Ч-ч-то? Что такое «Линара»..?» - Сакура, как в прострации, прошла в комнату и, увидев включенный ноутбук Саске, набрала в поисковике интернета только что услышанное ею название. «Стриптиз клуб» - первое, что смогла увидеть Харуно, но потом было еще хуже: стоимость девушек на дом или в самом клубе, а так же VIP-комнат. - «Нет, ты же не мог...» - перед глазами стало все расплываться, но она взяла себя в руки и не позволила ни одной слезинке пролиться. Словно в прострации, она начала одеваться и даже не помнила, как оказалась на улице.
Лязг разбитого стекла и ор каких-то людей отрезвил бежавшую по тротуару Сакуру. Она неслась сломя голову, не оборачиваясь, и, сев в первое попавшееся такси, произнесла:
- Клуб «Линара»! - таксист странно на нее посмотрел, но, получив деньги, поехал прямо туда. Через полчаса девушка уже была на месте. На ней было хоть и белое пальто, но особо ее никто не замечал поскольку все здесь было гораздо ярче. Она проходила по этому неприятному месту, где повсюду танцевали местами голые или полуобнаженные девушки. Кто-то пытался к ней подойти, но она сразу либо говорила «нет», либо отворачивалась и уходила в противоположную сторону. Дойдя до стены – она сама не понимала вообще как далеко отошла от входа – Сакура огляделась.
- Э-э-э, детка, легче! - услышала она знакомый голос Удзумаки.
Сакура осторожно приблизилась через бушующую толпу к их столу, но так, что ее не было видно. Ей даже пришлось быстренько отшить бармена, который предложил ей выпить – только теперь девушка разобрала, что она оказалась у барной стойки.
- Эй, Саске, вот и ты!!! - обратился блондин к выходящему брюнету, который приводил себя в порядок и поправлял рубашку. В этот момент его по-прежнему лелеяла девушка, всячески пытаясь завладеть либо его губами, либо, если же не получалось, скулами и ухом. – Ну, как развлеклись? Снял напряжение?! Вот это жизнь... – даже Наруто был настолько пьян, что практически ничего не соображал.
Cакура смотрела на все это, как на страшный сон – Саске сейчас так близко к ней, приводит себя в порядок и попеременно целует девушку-стриптизершу, которую он точно снимал в VIP-комнате – по ее виду было все легко понять.
«Снимал напряжение значит...» - дыхание стало настолько быстрым, что, казалось, всего воздуха не хватало, чтобы прийти в норму – Сакура резко отвернулась, а горькие слезы машинально потекли из ее глаз, так что она поспешила закрыть лицо руками. А молодой бармен, внимательно следивший за ней, все видел и понял, что произошло. На его стаже работы такое уже не впервой...
- Девушка, саке? За счет заведения? - спросил он ободрительным голосом.
Когда Сакура подняла на него заплаканные глаза ему стало не по себе.
- Нет, спасибо, - улыбнулась она какой-то нервно-сумасшедшей легкой улыбкой и, встав, медленно пошла прочь от барной стойки. Стук сердца. Второй. Третий... Биение его отдавалась в ушах настолько громко, что заглушало всю музыку, крики и визги людей. Ей казалось, что лучше бы сейчас потерять сознание и оказаться далеко от всех, чтобы ее никто не сумел найти. А в частности, именно Учиха.
За время, проведенное в VIP-комнате, главная проблема Сакуры уже успела порядком протрезветь. Брюнету не было совестно за то, что он изменил своей девушке. Похоже, он еще не осознал этот факт, поскольку никогда еще у него не было отношений дольше двух - трех дней. Увлекая за собой стриптизершу, он сел рядом с Наруто и закурил.
- Действительно. Грешный рай, - усмехнулся он, целуя свою девочку, и, одновременно с этим, стряхивая пепел с сигареты, после чего все, кто это слышал рассмеялись.
Внезапно гогочущую четверку накрыла чья-то тень, как раз в тот момент, когда Саске вновь нашел губы своей партнерши. Когда Учиха прервал поцелуй, чтобы снова затянуться, он мельком посмотрел на подошедшего человека. Им оказалась девушка. Печальные глаза – Саске казалось, что это нереально. Подрагивающие губы – он встал, не обращая никакого внимания на стриптизершу. Рука, сжатая в кулак и сминающая край кофты – он оставил сигарету где-то в пепельнице. Она здесь и сейчас – перед ним. А его словно сдавливают тонны воды, не позволяя дышать, лишая сил, мешая двигаться.
Их разделял, наверное, только стол шириной не больше метра, но длинный. Сакура обвела взглядом всех присутствующих. Она посмотрела на Наруто, который подавился, а его подружка таращилась во все глаза на Харуно, как на пришельца, но начала понимать, что здесь происходит. Затем, на девушку, сидящую рядом с Саске и потом – на него самого. После, ее взгляд опустился куда-то вниз. И снова вернулся к нему.
- Прости, - вдруг сказала она. - Твой автоответчик орал на всю квартиру, - как-то слишком спокойно сказала она. - Ты выиграл, Саске. Выиграл, - Она глубоко вздохнула – это было видно по ее вздымающейся груди – сглотнула и, развернувшись, пошла прочь. Быстро.
«Она уходит... В третий раз...» - Учиха не стал больше ждать. Он рванул вслед за ней, сшибая людей, попадающихся ему на пути, и срывая глотку, зовя ее, пытаясь перекричать музыку, но все бесполезно.
А девушка, уже с трудом выбравшаяся из толпы, пробежала коридор и выскочила на улицу – на дороге ей никто не попадался.
В глазах мутно. Сакура, заплаканная, остановилась у обочины и стала нервно дергать рукой, ловя такси.
«Быстрее! Быстрее!!»
- Сакура!!! – этот отчаянный, немного сердитый, горький зов вырвался наружу вместе с отголосками музыки. Наконец-то Саске выбрался из клуба. Он по-прежнему со всех ног пытался догнать девушку.
Наконец, такси подъехало и беглянка села в него, заблокировав двери.
- Быстрее на улицу Мэджидори! - девушка всучила таксисту три тысячи йен. - Езжайте быстро!
Саске, увидев, куда села Сакура, тут же притормозил и побежал обратно в клуб – нужны были срочно ключи от машины Наруто. Поскольку друг и так уже мало что соображал, Саске просто взял его связку из кармана, ничего не говоря, и снова исчез из клуба. Как можно быстрее заведя легковушку, он выехал со стоянки и на бешеной скорости рванул домой, попутно пытаясь дозвониться Сакуре.
Вызовы, доходившие до нее, не волновали девушку – на автомате она жала отменить – и точка. Довезя ее до дома, таксист диву дался, как быстро клиентка рванула к подъезду. Уже поднявшись в квартиру Учихи, она забрала только свою сумку с ключами и, заперев его дверь, положила связку под коврик. В своей квартире она забрала все деньги, что были, и кредитные карты и, выбегая из подъезда, крикнула таксисту на ходу:
– Аэропорт.
Учихе стало легче, когда он увидел такси, выезжающее со двора его дома, но заметив в нем Сакуру, он тут же развернул свою машину, да так, что на асфальте остались черные следы, и направился следом за ней.
Всю дорогу до аэропорта девушка нервно смотрела заплаканными красными глазами в боковые зеркала. И впервые в жизни, наверное, она обрадовалась пробке. Сакура выскочила из километровой очереди машин и кинулась вперед, лишь бы добежать – осталось немного.
Первым порывом Саске было бросить машину Наруто прямо здесь, но сомнения заставили его помедлить. Включив «аварийку», неизвестно зачем, Саске все же вышел и побежал за девушкой, иногда руками отталкиваясь от машин, если между ними было слишком маленькое расстояние. Но Сакура все удалялась, вместо того, чтобы приближаться, и вскоре Саске потерял ее из виду – она скрылась за несколькими фурами.
Холодно... Очень зябко. Даже слишком... Так еще никогда не было. Сильная дрожь сотрясала тело девушки, когда она встала под деревом у моста... Она достала из сумки платок и повязала себе его на шею.
«Все равно холодно», - ее дрожь перешла в сильный озноб.
Вскоре тишину слабоосвещенного парка стал озвучивать тихий кашель девушки. Она шла, боязливо оглядываясь назад, через этот парк – кратчайший путь к аэропорту, но знать бы его хорошо...
«Думай, Саске, думай... Зачем она поехала сюда... Что есть поблизости...» - поняв, куда она направляется, он рванул с новыми силами. На улице, несмотря на то, что царила уже поздняя весна, было холодно. Учиха был уже трезв как стеклышко, но все же смутно понимал что происходит – главное догнать и поймать. Выбравшись с шоссе, он побежал в сторону парка.
Одинокая девушка сидела на лавочке и набирала номер сотового телефона, пока было еще не так поздно, всего лишь десять вечера. Гудок...еще...
- Сакура, солнышко, как ты? - сразу же налетел с вопросами отец.
- Пап, я хочу вернуться домой, - дрожащим голосом пролепетала Сакура.
- Что-то случилось? Милая, с тобой все в порядке? – его голос тут же стал серьезным, но в то же время было слышно, что он хочет сберечь ее от всех несчастий.
- Да...все нормально, просто я хочу вернуться домой... - девушка изо всех сил пыталась контролировать себя, но ее выдавали озноб и горечь.
- Милая, это так срочно? Сейчас ведь ночь. Подожди до завтра, купи билет и прилетай. О вещах твоих позаботятся мои люди.
- Нет, я скоро буду у аэропорта, просто хотела предупредить...
«Просто, мне так хочется слышать ваш голос...»
- Хорошо, но обещай, что все расскажешь.
- Обещаю... - сказала девушка и на пожелания отца ответила тем же. - Спокойной ночи, целую, - и только когда телефон-раскладушка захлопнулся, она оперлась локтями о колени и, закрыв лицо ладонями, тихо заплакала. Плечи подрагивали не только от плача, но и холода, и слышалось частое шмыганье носом. – «Почему...почему второй раз... Опять предательство».
Ей стало тепло. Тесно, но тепло. Он тихо подошел сзади, обнял ее. Тихо. Его щека к ее щеке. Ее прерывистое дыхание и его. Плач и тяжелое запыхавшееся дыхание. Это тепло... Противно. Омерзительно. Сакуру буквально затрясло. Резко поднявшись со скамьи, она развернулась лицом к парню и стала отступать назад. Глаза Саске недобро прищурились в полумраке парка. Он быстро сократил расстояние между собой и своей целью до нуля, схватив ее за руки и не давая вырваться. Больше всего на свете он не хотел отпускать ее.
- Оставь меня в покое! – закричала, что есть мочи, девушка сквозь слезы. – Помогите, кто-нибудь! – звала она в сторону выхода аллеи, которая была всего лишь в ста метрах от них, а там стояла полицейская машина.
-Успокойся, - его голос. Он был холодным, как этот морозный вечер. Он был непоколебимым, как всегда. И его хватка. Как у хищника.
Девушка чуть обмякла у него в руках, но ритм сердца был бешеным. Так сильно она была напугана. Мокрые щеки, красные глаза, полные отчаяния и боли. Все, что осталось от веселой сильной девушки.
- Ты вся околела.
- Убери от меня свои руки, - процедила сквозь зубы Сакура, сделав слабую попытку вырваться.
- Я понимаю, что ты все видела. И прекрасно представляю, что ты могла обо всем догадаться. Вот только ответь на вопрос. Я трахал и других девушек до тебя, так что эта шлюха меняет?
- А что было бы, если бы я спала с другим?! Это тоже ничего, да? Хоть я и ни с кем не спала, это ведь не важно, верно?! Все кончено, Саске, молодец! Ты победил! Да еще и добил меня! Мои овации! Двух зайцев одним ударом!
- Успокойся, - повторил он и против ее воли крепко обнял, прижав к себе. Его руки были как тиски, но в них было тепло... Он так и продолжал стоять, приникнув губами к ее макушке и не давая пошевелиться.
Сакура дергала плечами, пытаясь высвободить руки, но все было тщетно. Она едва доставала ему макушкой до подбородка, а Саске слышал лишь ее всхлипы и шмыганья носом. Но она не прижималась к нему, нет. Наоборот – она отвернулась от своего мучителя, и лицо не прикасалось к его груди.
- Прекрати. Ты прекрасно понимаешь, что будь ты мне безразлична, меня бы здесь не было.
- Мне и не нужно, чтобы ты был здесь! Я понятливая, Саске! Слышишь? Понятливая! Будь я тебе не безразлична, ты бы так не поступил! Уходи! Все кончено!
- Ничего не кончено, пока я не скажу, что это так! – рявкнул он.
- А мне все равно, слышишь? Все равно, что ты решил!!! А почему бы и нет, Учиха, вернись к прежней жизни! Где тебе никто не будет указывать. Давай, оставь меня только в покое.
«Дура», - он просто молча взял ее на руки и понес в сторону шоссе, по-прежнему крепко держа.
Девушка кричала, звала на помощь, извивалась как змея – в общем делала все, чтобы он ее отпустил. На какой-то момент Учихе показалось, что она все же привлекла внимание полиции.
Донеся ее до шоссе, он поставил ее на ноги и, заломив руки за спиной, подталкивая, повел к машине Наруто. Пробка уже начала потихоньку рассасываться, но поток машин был еще достаточно медленным, чтобы парень с девушкой могли пешком идти между ними.
- Прекрати орать, - раздраженно сказал он.
- Отпусти меня! - кричала Сакура, по-прежнему пытаясь вырваться. Сидящие водители в машинах могли ясно и отчетливо видеть ее слезы, льющиеся рекой. Даже один из них вышел и спросил:
- Молодой человек, вы что вообще делаете?
- Не ваше дело, - ответил Саске, ведя ее дальше.
- Нет уж, постойте! Отпустите девушку! - мужчина уже даже направился вслед за Учихой, одновременно ища взглядом полицию.
- Между нами произошла ссора. Так что не лезьте не в свое дело.
- Что-то смутно верится. Отпустите девушку, кому говорят!
- Я бы на вашем месте, - Учиха усадил Сакуру на заднее сиденье машины и тут же заблокировал двери, - следил бы за своей машиной, - усмехнулся он и сел за руль, захлопнув дверь. И действительно – поток уже был довольно быстрым, так что все начинали гудеть стоящей посреди полосы машине без водителя.
Когда Учиха сел за руль, то даже хлопок машины не сумел заглушить тихого всхлипывания. Девушка что-то быстро набирала в телефоне, не обращая на него внимания. Развернувшись, Саске молниеносно дотянулся до ее рук и выхватил сотовый, тут же отключив его.
- Что ты, черт возьми, делаешь?! – взорвался парень.
- Ищу любой способ вернуться домой!
- Мы едем. Домой, - резко ответил Саске и направил машину вперед. Доехав до места, где можно развернуться, он повез Харуно домой. К себе в квартиру.
- Это не мой дом. Я уже позвонила родителям. Так что не рыпайся долго.
- Сакура, тебе просто надо успокоиться. Я не бью тебя, не насилую, не делаю тебе что-то плохое. И ты все равно истеришь. Не слишком ли бурная реакция?
Девушка отвернулась и села специально дальше от него, уставившись в окно машины.
- Уже лучше, - буркнул Саске, смотря в зеркало заднего вида. Он всю дорогу поглядывал на Сакуру и вот, наконец, они приехали. Выйдя, Учиха стремительно обошел машину и, открыв дверь со стороны девушки, схватил ее за руку. – Пошли.
- Я никуда не пойду с тобой! Оставь меня в покое... - предупредительным тоном сказала она, хотя внутри понимала, что для него она не более, чем разозлившийся котенок.
- Сколько раз я это уже слышал от тебя за последний час, - усмехнулся брюнет и, поставив машину на сигнализацию, направился к подъезду, держа Сакуру под локоть. – Лучше поговорим в тепле и уюте.
Девушка, уже уставшая бороться с ним, перестала препираться, когда они были на лестничной площадке.
«Иди ты к черту со своим разговором...»
Спустя несколько минут, Саске провел Сакуру в квартиру и, захлопнув дверь, заставил ее пройти в спальню.
- Если ты еще не поняла, то повторю – ты никуда не пойдешь, - Учиха встал возле входа, оперевшись о стену спиной и скрестив на груди руки.
- Это ты так думаешь, но полиция творит чудеса, а, и еще связи моего отца, - резко ответила девушка. – «Никогда не пользовалась ими, но придется...»
- Все ясно. Значит, все, что ты говорила было полной ложью, - Саске облокотился головой о стену, смотря в потолок. Ему самому нужно было привести мысли в порядок. До него только сейчас начало доходить, что он фактически предал ее. Но в то же время, реакция Сакуры демонстрировала ему, насколько тонка связь между ними. По крайней мере, с ее стороны.
- Да, - сразу же ответила девушка, но ясно было, что сейчас она настолько разбита, что говорить правду нет смысла.
- Врешь, - парень оторвался от стенки и пошел к девушке, смотря на нее с некоторым смятением в глазах – в нем боролись гордость и сожаление.
- Даже не подходи ко мне! - закричала она, немного испугав его – эффект неожиданности удался на славу. В ее сознании по-прежнему существовал образ того, как Учиха, улыбаясь, целовал ту стриптизершу.
Но когда Саске был послушным? Он все равно продолжал идти и идти, смотря неотрывно только на Сакуру и протягивая ей руку.
- Ты прекратишь, только когда услышишь правду?
- Мне не нужна никакая правда! - девушка встала и начала обходить постель так, что они вновь оказались по разные стороны баррикад. - Я видела ее своими глазами, я не слепа, Учиха!
- Но я сейчас здесь и с тобой. И как ты думаешь, почему? – он даже начал повышать голос, осознавая, что сейчас ей придется многое сказать.
- Я знаю почему! Потому что ты – лицемер! Потому что я, видите ли, тебе не безразлична! Потому что я ничего не вижу! Не вижу, что ты хороший! Ай, бедный мальчик! Ему не дала девушка и ему нужно было снять напряжение! Иди ищи другую дуру, которая будет это терпеть, Саске!
- Заткни свой рот! – Учиху разозлили ее слова не на шутку. – Ты можешь говорить что угодно! Терпеть или не терпеть – мне все равно! Но ты будешь со мной!
- Нет, Саске, не буду. Не буду, потому что не хочу. И все просто. Отец начнет за меня волноваться, ведь я обещала ему позвонить. Он едет в Токио и ищет меня. Не находит в квартире, подает розыск в полицию – уж она-то точно найдет. Так что, если не нужны проблемы, отпусти и оставь меня в покое.
- Эта продажная сучка ничего для меня не значит. И зная это, ты все равно стоишь на своем?
- Да, стою, Саске, иначе бы ты меня не предавал! - выплюнула она ему в лицо эти слова.
- Я не святой, Сакура! И выбирай сама, что ты хочешь. Чтобы мы были вместе или же принять все что было и жить дальше!
- Второй вариант. Второго предательства в жизни я уже не переживу просто, - сказала она с такой болью в голосе, что даже Учихе стало не по себе.
- Второго? – спросил он уже более спокойным голосом.
- Выпусти меня и оставь в покое, - таким же тоном ответила Сакура.
«Я ничего не знаю о ее прошлом... Да даже о настоящем... Я ничего не знаю о тебе, Харуно», - подумал он, огибая кровать и подходя к ней вплотную. – Второго раза не будет, - твердо сказал он. – Ни второго, ни третьего, ни четвертого – никакого.
- Я тебе не верю, и не хочу верить, и не поверю никогда, - сказала девушка, вновь отступая.
- А ты попробуй. Попробуй хоть раз, ради нашего же с тобой будущего!
- Какого еще будущего, Учиха?! - у Сакуры начался истерический смех, прерываемый легкой икотой и слезами. - Скажи мне, а ты о нем думал, тогда с ней?! Когда у тебя была я? Думал?! Ну же, скажи?!
- Нет, потому что я был пьян. И я видел в ней тебя! Тебя, Сакура! Я во всем вижу тебя!!! Как одержимый! Ты довольна?!
- Мне уже все равно, - еле слышно добавила девушка.
- Все равно? Тебе? Не смеши меня! Я успел немного, но узнать тебя за все это время, - он дотронулся ладонью до ее спины и притянул к себе. – И я знаю, что тебе далеко не все равно, - чуть тише добавил он.
- Хватит...с меня... - сквозь вновь возобновившийся плачь пролепетала Сакура. - Хва-тит.
- Я понял свою ошибку. И я отвечаю за свои слова.
Девушка только помотала головой, прошептав:
- Ничего ты не понял...ты не знаешь каково это...не знаешь.
- Возможно не знаю. Но я - человек, и могу себе это представить, - его ладонь слегка поглаживала ее по волосам.
Сакура только молча помотала отрицательно головой. Cнова закрыла глаза и сжала губы, пытаясь сдержать плач. Как же ей было больно, мерзко... Она была полностью раздавлена.
- Плачь, если хочется, - Саске усмехнулся про себя, вспоминая, как он унижал и заставлял девушек заткнуться, стоило им проронить при нем хоть одну слезинку.
- Нет уж спасибо! - девушка вдруг неожиданно резко обернулась и толкнула его что есть силы. - Не нужно мне делать таких одолжений!
- Это не одолжение, Сакура.
Она сейчас была похожа на разъяренную кошку. Яростные вздохи – словно шипение; глаза, наполненные яростью того, кого предали. Внезапно, Сакура, перепрыгнув через кровать, быстро направилась прямиком к входной двери, по пути хватая ключи от квартиры.
Саске успел схватить девушку за руку, но только чтобы задержать.
- Поздравляю, Харуно. Будь по-твоему. Я больше не притронусь к тебе. Можешь жить спокойно дальше в своей квартире, - он вложил в ее ладонь запасные ключи от ее апартаментов. – Но прошу только одно. Не уезжай, - шепотом добавил он, словно на прощание поцеловав ее макушку. В следующий момент он выпустил ее руку, позволив ей бежать куда она захочет. Жить своей жизнью.
«Она моя девушка? Нет. Она просто Моя...» - подумал парень, задумчиво и зло одновременно смотря ей в след.

73

Глава 13. Апельсин?
Апельсин – символ судьбы, фатальной неизбежности, Нового года, а значит – новых начинаний. Его яркий, насыщенный вкус неповторим.

Девушка лишь момент стояла на месте, а затем, решительно открыв двери, ушла. Cнова. Вернувшись в свою квартиру, она было кинулась собирать свои вещи, но, медленно осев на кровать, начала вновь тихонько плакать. Она до сих пор не могла поверить в то, что он ее предал, променял, хоть и знала, что так будет, ведь он всегда был таким.
«Я повсюду вижу тебя! Даже в ней...» - эти слова острой болью пульсировали в ее голове. – Дурак, не нужно видеть... Нужно было просто быть рядом... – снова плач.
Через час рыданий на нее напала какая-то апатия. Она лежала на постели и смотрела в окно, а по щекам все так же текли слезы, вновь и вновь обновляя дорожки, оставленные их солеными и горькими предшественниками.
«Я не понимаю. Почему я хочу остаться, почему хочу простить и поверить, почему? Понятно, действительно, правду говорят, что когда влюбляешься – разум улетает прочь...» - девушка уткнулась в подушку. Потеревшись о нее лицом, снова повернулась к окну. - «Ты – моя!...но прошу...только останься...»
- Что будет, если я останусь? - cпросила она саму себя. – «Без понятия».
- А если не останусь?
«Его ты точно не увидишь», - от этой мысли сердце предательски кольнуло.
- Ну, почему так?! - от досады крикнула она, прижимая ладонь к месту на груди, где билось сердце. Cнова успокоившись, она вернулась к первому вопросу: «Что же решить...»
«Малыш, лучше жалеть о том, что сделал, чем жалеть о том, чего не было...» - вспомнились вдруг слова отца.
«Правильно ли я поступил? Не важно. Я не мог видеть ее в таком состоянии. И она не простит меня. Что ж Учиха... Ты сам виноват. Надеюсь, она не покинет этот город...» - Саске стоял на балконе и курил. Курил как тогда – в первую их небольшую разлуку. Но сейчас не было бури, не было бессмысленных действий, раздражения или же злости. В нем царила некая апатия. Словно он смирился с тем, что все так и должно быть. – «Надо отвлечься», - с этими мыслями, он набрал номер сотового Удзумаки. Блондин ни в какую не хотел отвечать. Но его машина хорошо послужила сегодня Учихе, так что надо отдать должок.
Спустившись вниз и пройдя мимо ворчащей лифтерши, Саске снова сел за руль автомобиля и тут же замер, медленно закрыв за собой дверь. Ее сотовый. Он до сих пор лежал здесь – на соседнем сиденье. Выключенный, безжизненный, прямо как их отношения. Положив его в свой карман, Учиха завел мотор и поехал за другом. Как он и думал, Удзумаки, пьяный в стельку, до сих пор развлекался в клубе, потеряв счет времени и своим деньгам. От жгучего поцелуя его оторвало дружеское похлопывание по плечу, а затем перед ним предстал Саске во всей своей красе.
- Девушка, думаю, на сегодня ему достаточно, - сказал он, беря стриптизершу за руку и оттягивая ее от Наруто. Как только он понял, что она хочет приластиться и к нему, он с омерзением оттолкнул ее от себя. На сегодня ему хватило. – Наруто, руку видишь? Хватайся и пошли, - непререкаемым тоном сказал брюнет, протягивая ему свою ладонь.
- Учиха, чтоб тебя... Ну почему именно сейчас-то?! - недовольно проворчал Удзумаки, когда его толкал в машину его друг. – Ай, идиот, мне же больно! - гаркнул он, когда Саске слегка пнул его и тот ударился головой.
Примерно с такими же звуками Наруто потом вылезал из машины возле своего дома. Саске пришлось довести его до квартиры и даже открыть ему дверь.
- Сколько ты выпил, дурак?
- Один два... - начал считать блондин и тут же выпалил. – Черт, я сбился! А все ты виноват! - огрызнулся Удзумаки.
- Идиот, у тебя есть свои пальцы, чтобы их загибать, - Саске выдернул свою руку из его и открыл дверь в квартиру. – Топай.
- Тебе тоже спокойной ночи, пупсег, - пробормотал Наруто, плюхаясь на диван и моментально засыпая.
- Кретин, - усмехнулся брюнет и захлопнул дверь.
Возвращаться домой Саске не спешил. Там было тихо. Пусто. Пахло кофе и сигаретами. Она ушла. Ушла и, скорее всего больше не вернется. Но она – его. И он будет всегда рядом.
Так он думал, проходя мимо ее окон. Так и получилось.
День за днем. Неделя за неделей. Они не виделись на лестничной площадке. Они не встречались в коридорах института. Так казалось. Но он всегда был рядом. На его парах, они с Сакурой вели себя так, словно не знали друг друга. Учитель и ученица. Ничего более. Он за спиной Сакуры устраивал разборки с любым парнем, который посмел к ней подойти, и вскоре девушку больше не беспокоили представители противоположного пола. Саске следил по дороге в институт, чтобы она не попала под машину по своей рассеянности. И, к сожалению, чем больше утекало времени, тем грустнее она становилась. Он видел, как она улыбалась, смеялась и забавлялась с близнецами и другими друзьями. Его обуревала ревность – ведь эти эмоции были подарены не ему. Но слегка льстило одно знание. Он видел, что это всего лишь маска. Порой, когда она все же замечала его присутствие, он чувствовал на себе ее полный горечи взгляд.
Но лишь забота на расстоянии. Дистанция стала его клеткой. Простор между ними – ненавистной стеной. Учиха смирился. Но и он изменился. Сакура победила. Запоздало, но победила. Он больше не выносил присутствия каких-либо девушек в своей квартире. Он больше не расслаблялся в клубах – это навевало плохие воспоминания. И он курил все меньше и меньше. Почти бросил. Лишь иногда его губ касалась сигарета. Собирался ли он оставить все как есть? Безусловно нет. Учиха – он и в Африке Учиха.
В тот день Сакура возвращалась вечером с магазина. Она закупила слишком много продуктов и спешила как можно скорее вернуться домой. Забежав в подъезд, она увидела, что двери лифта вот-вот захлопнутся перед ее носом и второпях крикнула:
- Подождите, пожалуйста!
Чей-то кроссовок услужливо не дал дверям закрыться и девушка смогла пройти внутрь. И вот – они одни. Обладателем белого кроссовка с черными разводами оказался Учиха, который стоял, облокотившись о стенку лифта и спокойно смотрел на Сакуру, словно она была цветком в вазе, зрелищем которого приятно насладиться.
Девушка, встретившись с ним взглядом сначала с долю секунды смотрела прямо на него, а затем медленно отвела взгляд и встала боком так, что теперь могла облокотиться о стенку лифта головой. Тишина. Шорох и треск поднимающегося лифта. Двери открылись и она первая вышла из него, на ходу доставая ключи. Снова щелчок. И парень опять один.
Ну, почти один.
- ...последнее время как одинокая все равно... Может опять по карнизу к ней припремся? Хоть былое вспомнит...
- Да легче в одном полотенце прийти.
- Ребят, а вам жить не надоело, а? – как бы невзначай спросил Учиха, открывая дверь в свою квартиру.
Братья были в курсе всего. За исключением самого главного – они так и не поняли причины их ссоры. Но им понравился поступок Учихи в конце. И они не лезли в их отношения. Более того, к Учихе проснулась какая-то симпатия что ли... Тейджи и Ринджи переглянулись и тихо ушли в свою квартиру, ничего не ответив.
«Одинокая, да?»
День прошел. Идея в голове брюнета укоренилась и произрастала с каждым новым рассветом, а он все холил ее и лелеял. Он еще не мог придумать, как ее осуществить так, чтобы Сакура не отвергла. Но, видимо, судьба решила предоставить ему второй шанс.
Темно, хоть глаз выколи. Это редкость, чтобы были какие-то неполадки в проводке – да и здание это совсем новое. Но, тем не менее, света не было почти целый день, даже когда девушка в спешке неслась на работу по лестнице, пытаясь словно нагнать время. И вот – вечер. Неровные медленные шаги. В глазах все плывет и ничего не соображаешь, зато язык развязан хоть куда и смелости на весь мир хватит.
- Да, Сакура, молодец... Тыща баллов тебе... Впервые в жизни ты нап-илась так...сильно...до... - и вот, последняя ступенька, - чер-ти-ков. О, батяня лифт... - проговорила она заплетающимся языком... - ненавижу кварт-ирир-ру напротив... М-м-м... Блин, ключи потеряла что ли...
Раздались неспешные шаги. Тот, кто пришел сюда следом за Сакурой, судя по звукам, остановился, немного подождал чего-то, словно раздумывая, и, подойдя к девушке, посветил ей на сумку телефоном.
- Сакура? – спросил знакомый до боли голос.
- Ох нет... - девушка уткнулась лбом в дверь. - Ик! Мне еще не хватало тебя...черт зеленый... - буркнула она. - Ик!
- Ты что, пьяна? – в голосе явно были нотки удивления и жалости.
- А что, мне нельзя? Ик... - спросила девушка, выловив ключи из сумки и тщетно пытаясь открыть квартиру.
- Ты даже дверь открыть не в состоянии. Пойдем, ты умоешься и вернешься к себе, - Саске взял ее за руку и потянул девушку на себя.
Одно это касание уже подействовало на него, как разряд тока. Он так долго хотел быть рядом с ней... Но нельзя. Он не нарушит своего слова.
Девушка что есть силы резко выдернула руку из его и ответила так четко, как только могла:
- Не надо, я все могу сама... Ик...
- Открывай. Я не мешаю тебе, - усмехнулся брюнет.
- Нет, мешаешь...
- Я просто стою рядом. Не более того.
- Ты мешаешь мне своим приусл...присла...при-сут-с-т-ви-ем, - заплетающимся языком проговорила девушка – она вдруг стала боком и облокотилась о дверь.
- Ну да, а еще тем, что дышу с тобой одним воздухом, - сказал брюнет, нажав на кнопку телефона – подсветка начала гаснуть. Он словно усмехался...над самим собой.
- Ты мня дстал, - буркнула она, - везде ты..! Ик!
Саске увидел, что девушка покачнулась и начала оседать. Поняв, что в схватке «Сакура-алкоголь» победил сон, Учиха поспешно сунул телефон в карман и подхватил девушку.
«То же мне... Пить даже не умеешь», - взяв ее на руки, он с трудом открыл собственную дверь и пронес ее внутрь. – «Твое тепло... Твоя безмятежность... Мы соскучились по тебе. Я и моя пустота», - усмехнулся парень.
Уложив ее на собственную кровать и укрыв одеялом, Учиха тут же вышел, оставив девушку одну на несколько часов. Ровно на столько, сколько длился ее сон.
Она проснулась не из-за боли в голове. Не из-за лучей восходящего солнца. Не из-за того, что ей что-то приснилось плохое. Причиной ее пробуждения стал влажный нос, который, с шумом обнюхивая ее, скользил по коже ее рук и шеи, щекоча.
- Сакура, просыпайся, - донесся до глубин ее сознания чей-то голос.
На лице девушки было странное выражение лица, словно она не понимала, то ли ей морщиться от боли в голове, то ли нужно улыбаться от чьего-то мокрого носа и языка.
«Это еще что..? И почему у меня так сильно болит голова? Ах да...вчера в баре...но как я?!» - девушка резко села на постели, после чего сразу схватилась за голову – боль была ужасной. – Господи, за что!
- Пить в следующий раз будешь меньше, - Саске, собственной персоной, сидел на краю кровати радом с ней, и придерживал милого, пушистого щенка, который во всю знакомился с девушкой, вынюхивая ее и весело виляя хвостом, как пропеллером.
Девушка, услышав этот голос сначала не поверила своим ушам. Но когда боль поутихла, а лицо было по-прежнему скрыто в ладонях, она еле слышно спросила:
- Что ты забыл тут...
- Я здесь живу, - со смешком отозвался Учиха.
Ей показалось, что она ослышалась. Убрав ладони, она осторожно огляделась.
- И что я тут делаю? - резко спросила она, повернувшись к Саске, но, стоило ее взгляду скользнуть вниз, как она увидела чудесное создание черно-белого цвета. Невероятно пушистое, в силу своего возраста, и с небесно-голубыми глазами.
- В данный момент – мучаешься похмельем и думаешь над тем, какое имя дать этому щенку, - ответил он, следя за каждым ее движением. Он машинально смял край простыни в кулаке – ему так хотелось прикоснуться к Сакуре...
- И-имя? – девушка, пребывая в шоке, даже забыла про то, что у нее болит голова и Учиха ее предал.
- Имя, имя, - успокаивающим тоном подтвердил Саске. – Должна же быть у щенка кличка. Надеюсь, аллергии на собак у тебя нет.
- А почему это я должна?! – грозно спросила Сакура, но, посмотрев на щенка, который в руках Учихи так и рвался к ней с преданными голубыми глазами, заглядывая ей прямо в душу, смягчилась и снова, словно на своей волне, прошептала:
- Имя? А где ты его взял?
- Какая разница? Он твой, - сказал Саске, отпустив щенка и встав с кровати. – Завтрак и таблетки – на кухне, - добавил он, уходя в ванную.
Девушка проводила его задумчивым и одновременно удивленным взглядом. При этом она опомнилась, только когда щенок на ее коленях свалился на бок, чем вызвал счастливый смех Сакуры и умиленный взгляд. Девушка взяла щенка за подмышки и потерлась своим носом о его мокрый.
- Какой же ты хорошенький, - радостный нежный смех заполнил комнату. – «Что делать с Учихой...» - задумалась она, когда щенок умостился у нее на коленях – и девушка отметила, что будучи молодым, песик уже довольно большой и тяжелый.
- Может, теперь расскажешь, зачем ты напилась? – спросил Саске, появляясь в дверях. Он был в одних брюках и вытирал голову полотенцем.
- Не твое это дело, - отрезала девушка, обнимая щенка как игрушку, который уже лежал на ее руках как ребенок – лапками вверх.
- Придумала кличку?
- Джеки, - ответила девушка.
- Джек Потрошитель? – Саске посмотрел на щенка. – Ну да, в детстве оно все такое, Вселенское зло, - усмехнулся он.
- Сам ты Потрошитель, - скривилась Сакура. - «И трахатель...»
- Я купил ему мешок еды, так что не забудь.
- Сам его ешь, - ответила Харуно.
Она злилась все больше и больше от мысли, что ей не хотелось уходить из этой квартиры вообще. За месяц, проведенный так близко и так далеко, она поняла, как ей без него тяжело, несмотря на то, что он эгоист и ему было на всех плевать. Но он начал меняться...
- Да, Сакура, ты совсем скатилась. Раньше ты не пила и не грубила беспричинно, - усмехнулся он.
- Раньше не было тебя! – от неожиданности девушка нечаянно сказала больше, чем следовало. Повисла гнетущая тишина. Сакура неуклюже встала с постели вместе с щенком и, немного шатаясь, пролепетала: «Мне пора», - и стала одевать сапоги, уже будучи в прихожей.
- Стой, - Саске тоже вышел в коридор. – Так ты из-за меня напилась?
- Нет, просто неважно себя чувствовала. Всего хорошего, - она встала и быстро взялась за ручку двери, намереваясь уйти.
- Это были твои слова, не ври. – Саске схватил ее за предплечье, как утопающий хватается за соломинку.
- Ну что с того? Разве я не права? Не было бы тебя, я бы не напивалась!
- Ты сама ушла. Но все еще можно изменить, - спокойно сказал он, не отпуская ее.
- Представь, что будучи моим парнем, ты увидел, как я тебе изменила. Что бы ты сделал?
- Я бы убил того ублюдка, - не задумываясь ответил Саске.
- Да? А ты простил бы меня, зная, что я была с другим?!
- Ты бы не посмела этого сделать. А если бы и посмела, то была бы не лучше тех «подстилок», что были до тебя.
- Тогда почему ты это сделал? Ты думаешь, я кукла, что ли, которая будет молча и беспристрастно ждать хозяина?!
- Я не отдавал отчет своим действиям. И я не считаю тебя куклой. Поэтому я позволил тебе уйти тогда.
- Ну так вот теперь расплачивайся. Может, в следующий раз, когда у тебя появится девушка, ты будешь думать серьезнее.
«Дура, ты же хочешь с ним остаться... Он же парень, у них другой механизм».
- Единственная девушка, которую я вижу рядом с собой – это ты.
- Скажи мне, - начала она, развернувшись к нему лицом и пристально вглядываясь в его глаза, - скольким ты это говорил, и сколько будешь говорить мне, трахая другую?
- Прекрати. Неужели ты не знаешь меня? – Саске с шумом оперся двумя руками о входную дверь по обе стороны от девушки и продолжил говорить с опущенной головой. – Ты сама говорила, что я ублюдок, поддонок, сволочь... Так скажи мне, почему тогда скотина вроде меня сейчас стоит здесь и говорит тебе все это?
От удара его ладоней о дверь Сакура невольно вздрогнула, но продолжала молчать, смотря на то, что происходит с ним.
«Он страдает... Действительно, страдает... Неужели он понял?»
Повисла гнетущая тишина. Саске уперто ждал ее ответа и не желал терять эту долгожданную близость с ней.
- Я...я не знаю... – прошептала она, действительно не зная, что ответить.
- А я знаю. Я больше не намерен тебя отпускать. Я же вижу. Я не слепой, Сакура. Ты хочешь вернуться.
- Хочу, - вдруг честно ответила девушка, - но поступив так раз, ты сделаешь это еще.
- Ты уверена в этом? – с усмешкой в голосе спросил он.
- Я боюсь этого...
- Кто не рискует, тот не пьет шампанского.
Услышав это девушка взглотнула и, сказав: «Просто, больше не хочу рисковать, не тот я человек, чтобы верить в удачу», - она развернулась и снова взялась за ручку.
Но Учиха ее не отпускал. Он обнял Сакуру, вместе со щенком, прижав крепко к себе. Чувствуя биение сердец друг друга и не говоря друг другу ни слова. Так они и стояли в тишине.
- Я хочу тебе поверить. Не представляешь как...но еще одного раза я не выдержу... - ответила девушка, смотря на дверь и попеременно сглатывая тяжелый ком, застрявший в горле.
- Повод купить мне наручники, - усмехнулся Саске в своей манере. – А если серьезно, то я уже тебе сказал. Еще одного раза не будет.
Сакура невольно сама усмехнулась. Но было видно, что девушка в замешательстве – словно она никак не ожидала такого поворота событий.
«Наручники!!!» - Саске и не подозревал какой дьявол родился в душе его ангела.
- И все же, ты осталась... Я рад, - добавил он, осторожно убирая ее руку с дверной ручки.
«Он осторожен...с каких это пор? И все-таки, я тоже выиграла, по-своему...»
Одно лишь прикосновение его пальцев, а уже только от этого по телу прошлись точечные теплые заряды.
- Отпусти Джека, - приглушенным голосом сказал Учиха, разворачивая ее к себе лицом и заглядывая Сакуре в глаза так, словно он хищник перед своей жертвой.
Девушка опустила щенка и с опаской взглянула снова на Учиху. То, что он собирался сделать, ей вполне было ясно, но почему-то страшно. Вот только чего она боялась, она еще не понимала.
Саске уловил страх в ее глазах. Он не был этому удивлен. Это его наоборот, даже раздражало. Проведя ладонью по щеке Сакуры, он подошел к ней еще на шаг – совсем вплотную.
- В чем дело?
Опять в голове всплыло воспоминание. Вот, он весь довольный собой с наглой улыбкой – он только что прекрасно развлекся. Теперь следующая картина – он, улыбаясь, целует девушку, которую вообще впервые в жизни видит. От его прикосновения у Харуно сейчас была какая-то неприязнь...
- Сакура, хватит смотреть на меня как на зверя, - Учиха нахмурился – ему совершенно не нравился ее взгляд. Словно он ее ударил и собирается сделать это вновь.
- Нет, я не могу сейчас...не надо... - попросила она.
- А-а-арх... – почти зло выдохнул Саске, придавливая ее к стене и приближаясь к ее губам, чтобы поцеловать.
Но перед девушкой словно застыли те воспоминания. Что он касался другой в то время, как у него была она... Сакура отвернулась, не говоря ни слова.
Внезапно, она ощутила его пальцы, жестко сжавшие ее подбородок и с силой развернувшие ее лицо к нему. Его глаза прожигали насквозь своим холодом и клокочущим внутри него гневом. Он показал слабину, она посмела увидеть его сторону, о которой мало кто знал. Он привязался к ней и теперь знал, что она это понимает. Но он не любил быть на привязи. Единственный, кто из них будет подчиняться, так это она.
- Что ж, Сакура. Напомни мне, какая ты сладкая, - усмехнулся он, прикусывая ее губу и немного оттягивая.
- Не хочу ничего тебе напоминать! - вдруг закричала она, резко давая отпор и толкая в грудь. Сейчас она была похожа на разъяренного зверя. - Не буду, слышишь?! Не зли меня, Учиха, слышишь?! Не глумись над моим доверием к тебе, хотя ты его и так довольно подорвал!
- Позволь тебе напомнить, что ты – моя девушка, Сакура, - отчетливо произнес он, словно чеканя каждое слово. – Я – твой парень. Я имею полное право целовать тебя, - теперь он держал ее за запястья, сильно сжимая их. Саске смотрел ей в глаза так, словно ни капли не сомневался в своей правоте.
- Да?! Тогда какого черта мой парень целовал другую, когда у него была я?
- Ты? Была у меня? Да ты холодна, как лед и даже хуже бревна. Только и знаешь, что защищаешь свою драгоценную девственность! – больше всего его злило то, что он изменил ей из-за нее же.
- Нет, Саске, это ты хуже бревна!! Нет чувств, понимаешь?! - издевательски спросила девушка, выдергивая свои запястья. – Ай, вот незадача, я бесчувственный! И это я еще бревно?! Ха! Ты крЕтин, Саске, и я говорила почему! Ты даже не дал мне привыкнуть к тебе! Но нет же, нашему принцу на крутой машине нужно все и сразу! Знаешь, не бывает такого!
- Ты? Привыкнуть ко мне? Не смеши! Да ты все вечно подделываешь под себя! Стараешься во всем командовать!!! Ах бедняжка, не выносит она курева! Если ты так пыталась привыкнуть, то почему моя зажигалка просвистела вниз с седьмого этажа?! Не подскажешь?! – почему-то он вспомнил именно этот случай, а не то, как она раскрошила дорогущие сигареты и выкинула целый блок.
- Да, не выношу! Или позволь спросить, я что-то делаю, что вредит твоему здоровью?!! А?!! Ну же!!! Скажи!!!
- Знаешь, порой ты бываешь такой стервой, что мне так и хочется ударить тебя! – рявкнул Саске и, не давая ей сказать еще что либо, больно впился в ее губы, с силой раздвигая их и проникая языком внутрь – он знал, что еще чуть-чуть и точно ее ударит, поэтому – им обоим лучше помолчать.
Вдруг, к привкусу ее губ примешался странный солоноватый. Саске посмотрел на девушку, не прекращая жесткий поцелуй, и увидел слезы, рождающиеся в ее глазах и стекающие по ее щекам горьким потоком. Узрев сию картину, он отстранился.
- Ну что ты ревешь? – тихим, примирительным тоном спросил он, когда их поцелуй закончился. Он пригладил ладонью ее щеку, стирая эти слезы, и снова коснулся ее губ. Кончиком языка он медленно очертил их контур, блаженно закрыв глаза, так, словно это доставляло ему неимоверное удовольствие.
Затем, он услышал шмыганье носом и почувствовал подрагивание ее плеч.
- Хочу – и реву, - ответила она, всхлипывая, но, как бы ей не хотелось, увы, получилось, что она все же касалась его рта.
- Ребенок, - насмешливо прошептал он так же ей в губы.
Девушка вдруг как-то резко и как-то очень необычно прервала его ласки – она положила ладонь ему на рот и отвернула его лицо от себя. - Сам не лучше... - буркнула она.
С Саске стало происходить что-то странное. Его плечи слегка начали подрагивать, а сам он издавал какой-то приглушенный звук, отчего ее ладошке стало щекотно. Когда она убрала свою руку, то выяснилось, что Учиха во всю смеялся.
- Ты такая стерва, но такая милая, - он оперся рукой о стену в нескольких сантиметрах от ее плеча и продолжал смеяться. Когда она заглянула в его глаза, то увидела в его взгляде не только оттенки надменности и присущего ему эгоизма, но и веселья. Искреннего веселья.
Все еще посмеиваясь, он привлек девушку к себе за талию и снова приник к ее губам, а Сакура почувствовала, что он что-то беззвучно говорит.
«Моя».
Вся эта ситуация с весельем Учихи так удивила девушку, что она даже не сопротивлялась, а сцена с той проституткой уходила на задний план. Руки девушки медленно поползли по его груди к плечам и впервые за все время она расслабилась. Как так она могла без этой скотины? Но тут произошло что-то не очень обычное, даже Сакура была в шоке от того, что говорила:
- Слушай сюда... Если я увижу тебя еще раз с кем-то или узнаю...Саске... Копай могилу...понял? - cпросила она, схватив его за ворот и притянув еще ближе (хотя куда уже ближе) к себе.
- Хм... – правый уголок губ Учихи приподнялся в ехидной усмешке и он положил и вторую свою руку ей на талию. – Как мы страстно заговорили. Мне даже нравится, продолжай.
- А ты что, только так и понимаешь? Только по жесткому? - удивленно вздернув бровью, спросила Сакура, немного нахмурившись и посмотрев ему на губы. – «Мне кажется, я сплоховала... Я снова так близко к нему...»
- Ты собиралась быть дрессировщицей, - усмехнулся он. – Но я не собираюсь тебя слушаться. Однако, - он приложил свой указательный палец к ее губам, не давая ей его перебить, - я сдержу свое слово.
- Не нужно делать мне одолжений, понял?
- Я никому и никогда не делаю одолжений, поняла? – в таком же тоне ответил он ей, едва касаясь ее губ своими.
- Знаешь, а я ведь имею полное право наказать тебя, - девушка немного отклонялась назад, пока не почувствовала затылком стену. - «Блин».
- Интересно, и как же ты собираешься это сделать? – как только прозвучало последнее слово, его губы вновь начали забавляться с ее.
Сакура видела до боли довольную морду Учихи. Резкий толчок – и девушка, воспользовавшись его замешательством, вырвалась и побежала на кухню.
Саске со стуком облокотился двумя ладонями о стену и, набираясь терпения, с шумом выдохнул. Он смотрел вниз, но затем медленно повернул голову в ту сторону, куда она ушла и, оттолкнувшись от стены, направился недовольно за ней.
- Са-ку-ра, - растягивая по слогам ее имя, произнес брюнет.

74

Фрукт страсти (маракуйя) – кисло-сладкий фрукт с легкой горчинкой и восхитительным ароматом - символ лета, зажигательного бразильского карнавала.

- А что? – девушка уже сидела за столом и спокойно пила воду из прозрачного стакана, который сжимала так сильно, что костяшки ее пальцев побелели.
«Хах, увести из-под носа Учихи желаемое – это себе дороже...»
Тут же, от неожиданности, Сакура пролила немного жидкости на стол. Учиха чуть ли не набросился на нее, сжав девушку за плечи. Шумно вдыхая ее аромат, он провел губами по ее шее вверх, а затем, запустив свои пальцы в ее волосы, с силой оттянул назад, заставив ее в таком положении посмотреть ему в глаза.
Сакура от испуга охнула.
«Да неужели я так сильно перегнула палку?! Что с ним?» - метались в ее голове мысли. Она смотрела с долей страха на него – слишком резкие движения со стороны Учихи.
Саске с улыбкой безоговорочного победителя и хищника поцеловал девушку и отпустил ее волосы. Но Сакура даже не успела обрадоваться, что он смягчился. Она почувствовала, как он улыбнулся, разрывая поцелуй, а в следующий момент он схватил спинку ее стула и резко отодвинул его от стола. Ножки с противным скрежетом проскользили по полу и Сакура даже перевернулась бы на спину, если бы Саске еще не придерживал ее.
- Да что тебе? – она недовольно встала и посмотрела в глаза парню, удивившись про себя, что все как-то быстро переменилось.
- Не строй из себя дурочку, - Саске подошел к ней вплотную, не дожидаясь ее реакции, сжал ее грудь одной рукой, а другой за ягодицы привлек к себе.
Сакура сначала была напугана и ошарашена, но ей вдруг пришла интересная идея в голову, хоть и опрометчивая и шальная, но надо было проверить кое-что.
- Да? Не строить?! – резко спросила она и схватила его за мужское достоинство. – А если не буду, то что будет? Ну поимеешь ты меня, как говоришь, а дальше что??? Бросишь – у тебя же именно такая тактика!
В этот момент Учиха наклонился к ней, чтобы заставить ее стонать от наслаждения, от того, что он будет покусывать мочку ее уха. Но на полпути он почувствовал ее руку на самой чувствительной области своего тела, и тихий стон сорвался с его губ. Машинально парень положил свою руку на ее и немного сильнее надавил.
Сакура уже сбилась со счета сколько раз она уже испуганно охнула. Она не думала, что возбудила его так сильно. Его стон... Он как неукротимый зверь поддался мнимой дрессировке.
«Боже... Какой он большой... – но Харуно поймала себя на странной мысли, что ее не испугало его действие, а наоборот ей льстило то, что она так на него влияла.
- Саске... – с волнением в голосе сказала она, - ты так и не ответил на вопрос.
Учиха жадно целовал ее шею, щеку, губы... Рукой, которая лежала на ее ладони, он провел плавно вверх по ее рукаву, дальше по плечам и зарылся в ее волосы. Он прижался к ней всем телом, словно желая раствориться в ней.
Будто время остановилось. Саске чувствовал, как кровь бурлила в нем, как сердце с каждым новым ударом отдавалось в его мозгу. Он ощущал ее робкий, юркий язычок и ее теплую решительную руку. Словно тысячи иголочек пронзили его тело – на столько сильно он желал ее. Настолько, что потерял голову.
«Нет, нет, нет!!! Надо остановиться! Срочно! Пока это не перешло в нечто большее и не пришлось расхлебывать последствия…» - думала девушка, медленно давя руками на грудь Учихи и толкая его к столу, где стоял стакан с водой. - «Нельзя…просто нельзя, нельзя, чтобы так получилось...» - Саске уперся спиной в столешницу.
Внезапно послышался звук стремительно стекающей на пол воды. Сакура из последних остатков разума вылила содержимое стакана на Учиху, пытаясь его привести в чувства и, когда брюнет, не понимая в чем дело отпустил ее, она отошла от него на безопасное расстояние. Сакура услышала нечто, похожее на рычание, а затем Саске одним рывком прижал ее к противоположной стенке, да так, что посуда, стоявшая внутри шкафчиков, зазвенела.
- Саске, нет! - закричала девушка, хватая его за предплечья. - Я не могу! Не могу, слышишь? Да, я простила тебе измену, слышишь? Простила! Но я тебе не доверяю, и скажу честно, что я более чем уверена, что, как только ты получишь то, что хочешь, ты бросишь меня, как ненужную игрушку и все…если это не так… Почему ты тогда поступаешь?
- Поступаю как? Добиваюсь тебя? – он отвел ее руки. – Хочу тебя? – он приподнял ее за ягодицы и усадил на стол. – Теряю голову рядом с тобой? – последние слова он прошептал ей в губы. Он говорил их со злостью, словно выплевывал и желал, чтобы все, что он сказал стерлось из истории жизни. Но глаза... Они пожирали девушку. В них светилась страсть, бурлящая и пытающаяся снова найти выход.
Девушка нервно сглатывала, но не отводила от Учихи взгляда... Ей было жутко страшно и любопытно одновременно. Откуда взялся интерес, она еще сама не понимала, но все же.
- Пожалуйста, дай мне время...
- Нет, Сакура. Время вышло. Ты - моя цель. И я привык добиваться своей цели. Если кого-то из моих убьют - я буду мстить. Мстить до конца. Если я полюбил - я буду любить. Любить вечно. Если ты меня предашь. Я снова буду мстить. Жизнь течет, цели меняются, но ты – Моя, - его голос звенел, как сталь, а слова врезались в ее память словно пиявки. Каждое свое убеждение он подтверждал грубой лаской, обращаясь с телом девушки, как с собственностью.
Внезапно Сакура крепко обняла его, прижав к себе и целуя в лоб.
- Пожалуйста...не надо... Я боюсь тебя такого... - девушка говорила все это зажмурившись, потому что он ее действительно напугал, и его дальнейших слов она ждала как приговора, несмотря на то, что поняла – он сказал правду.
- Я научу тебя, - то ли прошептал, то ли выдохнул он, но его слова повисли в воздухе, наэлектризованным их чувствами и подогретым их пылом. Что там говорить... Его животная ласка не прошла для Сакуры незаметно.
Девушка ничего не ответила, лишь еле-еле помотала отрицательно головой – в знак протеста. Ее тело попеременно сотрясала дрожь, и невозможно было понять, то ли от страха, то ли из-за ощущений, которые дарили его ладони.
- Скажи мне это твердым голосом. Прикажи. Или молчи и не возникай, - усмехнулся он, желая услышать ее настоящее желание.
- Хватит, - попыталась сказать она, хоть и получилось достаточно убедительно, но внутри ее трясло.
- Поцелуй меня.
«Поцеловать? Всего лишь поцеловать... Нет, он может не остановиться... Но я же попросила...всего один...» - Cакура наконец-то отпрянула от него и он увидел ее напуганные глаза. Все происходило так медленно и чарующе, словно во время приближения она еще думала сделать это или нет... Наконец, она соприкоснулась с ним лбом, носом и едва-едва губами, но не спешила закреплять поцелуй. Она поступила так не потому, что этого хотел он. Этого хотела она. Не смея признаться себе в этом, она все это время желала, чтобы его губы никогда-никогда не ласкали никого, кроме нее. Чтобы та измена оказалась ошибкой, сном, наваждением. Но не правдой.
- Ну же, я не кусаюсь, - прошептали его умелые уста, щекоча ее.
Ладонь девушки медленно переместилась на его щеку, а губы плотно приникли к его, но по-прежнему медленно и неуверенно.
«Всему тебя надо учить», - усмехнулся Саске, отвечая на ее поцелуй и прижимая к себе. Он стал ласкать ее губы – покусывать их, отпускать, втягивать в себя и снова покусывать. Эти действия словно гипнотизировали девушку, заставляя ее уста откликаться, продолжать эту игру и, прежде, чем она поняла, что делает, она поймала его губу и стала делать с ней то же самое. Саске, довольно усмехнувшись, пустил в ход кончик своего языка. Как только Сакура почувствовала его, она отпустила его губу и попыталась прервать поцелуй, но было поздно. Сногсшибательная ласка приводила ее в дикий неуправляемый восторг. Ее уста словно знали, что на поцелуе это не закончится, а тело, отзываясь с готовностью на эту мысль, с трепетом ожидало большего. Неизвестность только подстегивала ее, будоражила и не давала покоя, мешая соображать трезво и перерезая ей все пути к отступлению.
«Она моя... Сладкая, неуемная, дикая, беспокойная. Моя и только моя», - пульсировала мысль в его голове. Парень потерял полностью над собой контроль. Он расстегнул ее кофту и стянул ее, оголяя девичье тело. Его руки проходились по ней, уже помня каждый изгиб, наслаждаясь ими и согревая ее. Он чувствовал ее упругую грудь, упирающуюся в него же, и при каждом движении ее простенький белый лифчик терся тканью о его кожу. Желая исправить это досадное ощущение, уже начавшее его раздражать, Саске нашел руками замочек от ее лифа и расстегнул его.
От этого действия девушка испуганно вздрогнула, словно вспомнив, что он все же перешагнул ту самую черту.
- Нет, - запинаясь сказала она, мотая головой.
- Да, - шепнул Саске, победно улыбаясь. Он прижал ее к себе только крепче и, томно, с прикрытыми глазами, проведя по ее щеке своим носом, прошептал ей на ухо. – Обхвати меня своими ногами, иначе упадешь.
Сакура, не понимая к чему он это сказал, почему-то, то ли от страха, то ли еще от чего – сама не знала, все же сделала так, как он посоветовал.
Поддерживая ее своими сильными руками, Саске перенес Сакуру в комнату, по дороге продолжая целовать ее. Он чувствовал ее податливость и нескрываемое любопытство, но несмотря на это, ему казалось, что если он хоть на миг прервется, она снова начнет все отрицать и упираться.
Девушка, ощущая жар во всем теле, как низ ее живота сводило нестерпимой судорогой, как его язык умело исследовал ее и подчинял себе, не заметила, что оказалась снова в его постели. Она чувствовала его тяжесть на своем теле, и это только подливало масла в огонь. Она словно потеряла счет времени и находилась в прострации – для нее существовал только он и вопрос: «Что я делаю».
Саске почувствовал, что ее руки медленно заскользили по его спине, добираясь до его лопаток. Но при этом, даже лежа уже в постели, она не отпускала его.
- Можешь расслабить свои ножки, - с легкой усмешкой прошептал он ей в губы. Он даже не отстранился от девушки – казалось, поцелуи опьянили ее, но стоит их устам расстаться, как она снова протрезвеет.
В этот момент Сакура почувствовала себя немного глупой, ведь она такая неумеха... Но все ее смущение растворилось, как только он вновь приник к ее губам. Все было так быстро, непонятно, сначала измена, ссора, брань...месяцы разлуки, несмотря на то, что они совсем близко. Ей так хотелось уехать, но нет, она почему-то оставалась в Токио – почему? Сакура сама не знала ответ на этот вопрос и на саднящий ее еще один «что я делаю» тем более...
В какой-то момент она обхватила его лицо руками и со всей нежностью и заботой посмотрела в глаза.
«Правильно, говорить «нет» ты будешь только своим страхам», - Саске хотел сказать ей это, но слова так и остались лишь его мыслями, утонув в ласке и желании. Как только он почувствовал, что она расслабилась, он отстранился от нее на секунду, а затем провел цепочку поцелуев от ее губ вниз – до ее груди.
Томный вздох сорвался с ее уст, и она откинула голову назад, при этом прикрыв глаза. Ей было очень страшно сейчас, но и желание стало противоречием страху. Она помнила, что нельзя этого допускать, нельзя, чтобы Саске обладал ею, но... Сознание настолько сильно было погружено в шелк нежности, вожделения и любви, что память решила изменить девушке. Потому разум сейчас метался между двумя крайностями и не знал, что предпринять.
- Тебе хорошо со мной? – донесся до Сакуры его хриплый голос. Саске избавил девушку от оставшейся одежды, как и себя, и снова придавил Сакуру собой. Харуно почувствовала его губы на своей щеке, его руки под своей спиной, спускающиеся медленно ниже, его горячую плоть, одним своим прикосновением будоражащую девушку настолько сильно, что она казалось вот-вот потеряет сознание.
«Да...» - подумала она про себя, а точнее ее почти утопленный в желании разум, но вслух было сказано другое, не менее значимое:
- Как бы мне не пришлось пожалеть об этом.
«Упрямица», - вновь поцелуй. – Я выбью эти мысли из твоей головы, - заявил парень, и Сакура, задрожав, выгнулась ему на встречу.
Он стиснул ее ягодицы, немного грубо, немного несдержанно, но затем отпустил, проведя руками вниз, и, задержавшись на ее бедрах, раздвинул ее ноги.
Дыхание участилось, глаза в страхе зажмурились еще сильнее. Девушка ничего этого не знала, потому страх для нее был естественен. Сердце бешено отдавало свой ритм в ушах – хотелось, чтобы это поскорее кончилось.
Она почувствовала вновь нечто жаркое и твердое, коснувшееся внутренней стороны ее бедра. Саске поддался немного вперед и его жаждущая плоть потерлась о ее девственное лоно. От этого и парень и девушка издали еле сдерживаемый стон – Учиха не мог больше терпеть, но старался не причинить ей излишней боли, а девушка просто сходила с ума от его прикосновения.
Сжав в кулачках простыню, так, что даже костяшки ее пальцев побелели, Сакура громко вдохнула в себя воздух, словно крик рвался наружу. И он вырвался. Стон прокатился по комнате вместе с легким всхлипыванием – Саске сделал ее женщиной, приостановился на момент, смотря немного затуманенным взором на Сакуру, и возобновил свои действия, ни на секунду не давая девушке продохнуть. Она никак не могла подстроиться под его ритм – он постоянно двигался то быстрее, то медленнее, порой и вовсе останавливался, чтобы приласкать ее грудь и губы. А она металась под ним, царапала его спину, впиваясь в его кожу ногтями, громко, словно в забытье выговаривала его имя, пытаясь что-то попросить, но... Но он словно сорвался с цепи, удовлетворяя только себя, лишь порой, будто бы вспоминая, что под ним не очередная подстилка, а Сакура, девушка, которая немного, но изменила его, которая привязала его к себе, по которой он сходит с ума.
Все было так резко быстро, словно он ненасытный зверь, который все это время сидел в клетке и терпел, терпел. Он выжидал нужного момента, выщитывал, продумывал...и наконец-то получил. Он обладал ею с неким отчаянием, словно хотел доказать, что теперь только он должен быть с ней, только он и больше никто. В какой-то момент ей показалось, что это пытка наслаждением – словно его месть за то, что он был один все это время, за то, что она его бросила, за то, что ушла... Но он сам виноват... В этот момент его движения стали особенного резкими и быстрыми.
Это были совершенно новые ощущения. Сакура никогда в жизни не испытывала такого блаженства, никогда доселе не знала, что это так опьянительно, так великолепно, когда твой любимый соединяется с тобой, наполняет тебя всю изнутри собой. Чувствовать его движения, слышать его и свои стоны – словно они попали в другую реальность, в рай, и вот они оба готовы возвыситься еще сильнее, достигнув вершины. Пылающие жаром, они оба почти одновременно перешли грань. Их тела сотряслись, выгнулись дугой, навстречу друг другу и все стихло.
В комнате было слышно прерывистое дыхание двоих. Саске опустился на девушку, снова целуя ее и чувствуя себя наконец полностью удовлетворенным. Ее глаза блестели, словно расплавленные изумруды, поддернутые дымкой вожделения. Было ясно, что она отдалась ему только из-за того, что его ласки свели ее с ума. Учиха даже пожалел на секунду, что, возможно, завтра она проснется и будет проклинать все, что между ними произошло. Сил больше не осталось ни у кого. Они оба погрузились в сон до самого утра.
Сакура, медленно засыпая, лежала почему-то с тревогой. Неизвестно было теперь, что будет завтра утром... Тяжело отдышавшись, девушка медленно стала засыпать.
«Утро вечера мудренее...»
Проснулась Сакура резко, поскольку эти же слова эхом отдались в ее сне. Она открыла глаза и не могла понять, почему ей так трудно дышать, но и одновременно тепло. Более чем. Она лежала на животе и потому лицезреть могла только ту часть комнаты, куда повернуто было ее лицо, а видела она, точнее едва видела, свою ладошку, накрытую широкой ладонью Учихи. Затем, ее взгляд поднялся вверх и она поняла, почему ей так тяжело - Саске лежал полностью на ней... И, похоже, неплохо устроился.
Ему, видимо, снилось что-то хорошее. Размеренно дыша, он уткнулся носом в ее светлые волосы. Когда Сакура пошевелилась, чтобы осмотреться, он с шумом вдохнул в себя воздух, заерзал, сжав ее хрупкую ручку в своей ладони, и сгреб Сакуру под собой так, словно она была для него плюшевой игрушкой.
Девушка почувствовала его губы на своем затылке, как они поцеловали ее, а затем, не отрываясь от нее, растянулись в ухмылке.
Удивленный взгляд Сакуры был направлен в одну точку.
«Учиха, ты тяжелый...»
- Кабан... - выдохнула девушка, поняв, что и говорить тяжеловато. Ничего не изменилось.
- Киска, сейчас только утро, а ты уже начинаешь? – спросони сиплым голосом, в котором слышались нотки удовлетворения и спокойствия, спросил Саске.
- Потому что мне немножко так тяжело, - с сарказмом ответила Сакура.
- Хорошо, я ухожу, - усмехнулся Учиха и, чмокнув девушку в макушку, стал подниматься. Одеяло, укрывавшее их обоих всю ночь тут же соскользнуло, обнажив и его, и ее, а Саске сел на кровати, передумав уходить. В лучах утреннего солнца, светлая кожа девушки была похожа на мрамор. От прохлады, навеявшей на Сакуру, когда Саске поднялся, грудь девушки тут же приняла округлую красивую форму и так и манила своим видом. Учиха, облизав пересохшие губы, словно хищник, снова навис над девушкой.
– Но сначала – с добрым утром.
Cакура, увидев его плотоядный взгляд, покрылась румянцем до кончиков волос – ей казалось, что она сейчас закипит. Она нервно и быстро натянула одеяло на себя.
- Хватит на меня смотреть...
- Почему это? – Саске наклонился к ней и неожиданно облизал ее губы, только потом поцеловав. Словно он пробовал на вкус фрукт и только затем вкусил его.
Его умелый рот нельзя было не поощрить. Теплые губы обдавали теплом, даже жаром при одном лишь прикосновении, а умелый немного твердый, уверенный язык диктовал свои правила в их борьбе. Сакура приоткрыла свои уста и впустила хозяина, отвечая нежностью и спокойствием... И куда делась вся та обида и боль от предательства? Где все это было, когда ее разум тонул в страсти и любви? Ничего не осталось. Все казалось жутким сном, который закончился, и не хотелось его возрождать...
Саске немного удивила ее безропотная податливость, но он тут же почувствовал себя бесспорным хозяином на своей территории, где нет рамок, все по его правилам. Его рука во время поцелуя легла на ее живот и проскользнула на талию, потом – ниже по ногам и коснулась внутренней стороны ее бедра.
- М-м-м, - прерывая поцелуй удивлено промычала девушка, быстро вставая с постели и обворачивая свою фигурку одеялом так, чтобы больше Учиха ничего не увидел, и побежала в ванную, попутно крича: «Ну уж нет, хватит с тебя», - далее Саске услышал щелчок.
Учиха, снова сев на постели, с ухмылкой смотрел ей вслед. Так странно... Ему было действительно хорошо с ней. Приятно проснуться и увидеть ее лицо, приятно касаться ее после жаркой ночи. Его тянуло к ней теперь немного иначе. Удивительно, но она ему не надоела, как другие, а наоборот – он по-прежнему возбуждался при одном ее виде, при одной страстной искорке в ее глазах. И она отдалась ему.
Расправив руки в стороны, Саске откинулся на спину, развалившись на кровати так, что даже подушки вздыбились. Его грудь часто-часто вздымалась, а в горле клокотал смех. Смех победителя. Смех удовлетворения и предвкушения. Он лежал, смотря в белый потолок и смеялся, искренне, от души. Он наконец понял, что хотел быть не только ее первым, но и последним. Навсегда.
Вдруг он услышал скрип паркета и почувствовал несильный удар подушки по его мужскому достоинству - она таким образом прикрыла его. Когда парень недовольно приподнял голову, то увидел Сакуру. Девушка смотрела на него таким взглядом, будто Саске – больной на голову, и, быстренько взяв белье, удрала обратно в ванну.
Проведя ладонью по своему лицу и успокоившись, Учиха убрал подушку и направился вслед за девушкой. Ожидая, когда она освободит ванную, он встал перед дверью, опершись о косяк и стал осматриваться, не веря до конца, что наконец-то все напряжение спало и он получил свое.
Но Сакура все не выходила...
- Харуно, чем ты там занимаешься?! – не выдержал парень, со стуком облокотившись спиной о дверь и скрестив на груди руки.
- Принимаю ванну, а что? - спросила Сакура, словно его вопрос был очень глупым.
- Ты здесь не одна, - намекнул Учиха. – «Еще пять минут и я тебе обещаю экзотику в душе».
- Cаске, успокойся, девушке всегда нужно больше времени. Я думала ты знал, - сказала она победным тоном, вспоминая, как отлично она заперла на замок двери. Сакура смотрела все это время на руку, на которой красовалась радужная воздушная пена.
Девушка услышала, как он стукнул по ручке двери и, злобно что-то прорычав, ушел в глубь квартиры.
Чувство дежавю тревожно всколыхнулось глубоко в ее душе. Тогда все было точно так же.
«Он уйдет снова?» - одна эта мысль больно колола ее сердце. Но появилось в ее душе кое-что еще. Возможно наивное и хрупкое, дающее пустую надежду, но теперь она больше доверяла ему. Этой ночью она подарила Учихе не просто свое тело. Она доверила ему себя, и теперь все зависит от его поступков. Сакура за все эти месяцы почувствовала, что она достаточно сильная, чтобы встать на ноги из любой грязи, в которую ее может окунуть этот самовлюбленный индюк. Да, было и наверняка будет больно, но она сможет. И она будет жалеть, если не позволит ее любви хоть немного расцвести под лучами его ласк.
Она с трудом понимала, что теперь она – женщина. Этот факт просто не укладывался в ее голове, как и то, что они помирились, и сейчас она – в его ванне. Все – сон, сон, сон... Как бы хотелось так думать...
Где-то лишь через два часа девушка вышла полностью одетая. Хотя, если учесть, что у нее не было запасных вещей на то, чтобы переодеться, она выглядела очень опрятной, несмотря на свое брезгливое отношение к своему виду.
Саске, тем временем, сидел на кухне и курил. Перед ним стояли чашка черного кофе и пара бутербродов. Сбросив пепел, парень снова задумчиво затянулся, смотря в черный ароматный напиток.
Внезапно он услышал легкое, но твердое потопывание позади себя...
- О-о-о, ты не утонула? А то я уже собрался выламывать дверь и делать тебе искусственное дыхание, - размеренно растягивая слова апатичным тоном, Саске потушил окурок и принялся за кофе, даже не поворачиваясь к Сакуре.
Он тут же получил по затылку и понял по звуку, что девушка забрала пачку, снова раскрошила и выкинула – как тогда. Отмахиваясь от дыма, она включила вытяжку и приоткрыла окно.
- Сакура, - Саске постукивал пальцами по столу и наблюдал за всем, что она делала, - Я не собираюсь бросать курить, даже не думай.
- Да? - вздернула она бровями. - Знаешь? Без проблем, - вдруг сказала девушка, уходя в гостиную.
«Опять что-то затеяла...» - подумал Саске, допивая кофе и уходя вслед за ней.
Она рылась в сумке и, словно поняв, что парень уже здесь, развернулась и подошла к нему.
- Вот, держи, - она взяла его руку и вложила деньги. – Здесь столько, сколько стоит твоя испорченная пачка – кури на здоровье, - девушка решительно двинулась в сторону двери.
Саске нахмурился, кинул деньги на диван и, развернувшись, задержал ее за локоть, притянув к себе.
- Ты совсем дура?
- Нет, я не дура, просто не собираюсь терпеть этого вот и все. К тому же, чего ты переживаешь? Живу рядом, - указала она пальцем на дверь.
- Нет, Сакура. Ты живешь здесь, - четко по слогам произнес он, заглядывая в ее глаза. Сейчас он был похож на холодную красивую статую, которую нельзя просто так сломить.
- Хорошо, Саске. Ты не куришь здесь, - тем же ответила девушка.
- Нет. Я курю, а ты привыкаешь.
- Нет, не буду, - так же твердо ответила Сакура.
- Ты даже не реагируешь на запах сигарет, когда я тебя целую. Ты уже привыкла, - усмехнулся он. – Остались только твои никому ненужные принципы.
- Нет, вчера он не чувствовался почему-то, а теперь от тебя пасет за километры! - возмутилась она, не желая сдавать своих позиций
- Хо??? – с мерзкой улыбочкой, Учиха приник к ее губам, стараясь словно как можно глубже проникнуть в ее рот.
- М-м-м! - мычала девушка, пытаясь вырваться из его наглых объятий, и, когда это наконец получилось, она закричала: «Фу! Омерзительно!»
- Да неужели? А еще вчера ты упивалась моим именем, готовая принять всего меня, и отдавала всю себя.
- А твоей головы недостаточно, чтобы понять, что ты Не Курил весь день?! Даже больше?! Меня не обманешь, умею определять! - прикрикнула она на него.
- Умничка, поздравляю, и что с того?
- А то, что я не буду терпеть этот дым и гарь, и тем более твое дыхание – как от бензоколонки, ясно?
Саске выдохнул, словно набираясь терпения и, пройдя к креслу, сел на него, при этом, усадив Сакуру к себе на колени, и, в наглую зарывшись в ее грудь лицом, сказал:
- Хорошо. В квартире курить не буду, но бросать не собираюсь, ясно?
Девушка удивленно смотрела ему на макушку. Что это он делает... Ее лицо менялось из удивленного в шаловливое и затем в улыбчивое.
- Ну, ладно, по рукам... - задумчиво сказала она.
Парень поднял голову и посмотрел Сакуре в глаза снизу вверх. Затем его взгляд опустился на ее губы и в его темных глазах стало вновь зарождаться желание, пусть и легкое, пока еще.
- Странно, что я еще здесь... - вдруг сказала Сакура, намекая на вчерашние слова.
- Не вижу ничего странного. Я все сказал еще вчера и повторять не собираюсь, - Саске уже порядком начало злить то, что она в нем сомневается.
-Угум, - сказала она, прислонившись губами к его лбу.
- И это все, чему я тебя вчера научил? – усмехнулся Учиха. Для него подобная ласка была столь необычной, что он даже начал чувствовать себя как не в своей тарелке.
- А что тебе не нравится? - cпросила она.
- Твое упрямство.
- А меня бесит твое курение и поведение.
- Забавно наблюдать, как ты морщишь носик, - усмехнулся брюнет, собираясь поймать ее губы.
- Это уже прогресс, - прошептала она, улыбаясь, - ты становишься мягче...
- У тебя тоже есть проблески, - усмехнулся Учиха, шепча ей на ухо следующее:
- Ты так сладко стонешь подо мной.
Сакура покраснела, глубоко вздохнув от возмущения. Она отпрянула от него так, чтобы он не мог дотянуться губами и шикнула:
- Ах ты...
- И ты первая, кому я это говорю, - примирительным тоном добавил он, прижимая ее требовательно к себе. – «Надо бы не забывать, что она еще вчера была невинной. А то ссоры будут нашим повседневным способом общения...»
- А почему же другим не говорил?! - но девушка уже завелась. Нужно было срочно сменить тему, причем на безопасную, но и должными ответами так, чтобы она успокоилась.
- Может быть потому, что мне было отвратительно слушать их фальшивый оргазм? – спросил Саске, не собираясь больше пытаться что-либо улаживать – с Сакурой, видимо, по-другому нельзя.
Девушка задумалась, словно переваривая то, что он только что изрек.
- И еще, - он резко притянул ее к себе, напрягая каждый мускул – она не хило сопротивлялась. – Ты, - он прикусил мочку ее уха и от этого уже знакомая дрожь прошлась по ее телу, - та, кого я хочу видеть в своей постели не только ночью, - договорив, он продолжил свою ласку.
У Сакуры от удивления расширились глаза.
- Учиха, да что ты за зверь такой? - в удивлении спросила она. - Тебе вчерашнего было мало?
«Хотя, признаться...я почему-то...уже его хочу».
- Рядом с тобой мне всего становится мало, - прошептал он, покрывая поцелуями ее шею и плечо.
- Cаске, хватит... - прошептала она на вздохе, поскольку томление ее полностью захватило, - не сегодня же...

75

Глава 15. Нарцисс?
Тонкий аромат, нежные лепестки и яркие цвета – нарцисс знает, насколько он красив, возвышается высокомерно над другими и склоняет голову только чтобы посмотреть свое отражение в воде.

Им так было хорошо сидеть вдвоем в кресле и наслаждаться теплом друг друга, прикосновениями друг друга, однако их темперамент опять же все портил. Их отношения напоминали весы, которые никак не могли прийти в норму. Вот и сейчас, чуть не поссорившись из-за пошловатого комплемента Саске, парень и девушка уже забыли про это, думая только об одном – как добиться своего. Сакура не желала поддаваться его обаянию и пылкости, а вот Саске не желал отступать от своей цели.
- Я лишь наслаждаюсь тобой, - возразил парень, рукой уже проникнув под ее кофту и сжав ее грудь.
Девушка уже сама поддалась искушению, и его последние слова окончательно ее добили. Более того, ее ладонь ласково легла на его щеку, а большой палец нежно поглаживал бархатистую кожу.
- У тебя есть возможность прервать это все, - тихо проговорил Саске, целуя губы любимой. В подтверждение своих слов он совсем ослабил хватку, но не перестал ласкать ее. Девушка же, почувствовав его уступку, облокотилась своим лбом о его, пытаясь отдышаться.
- И что теперь будем делать?
- Мне кажется, или мы о чем-то забыли? – перебил ее Саске, прислушиваясь.
Откуда-то из кухни действительно доносились характерные звуки – явно смачное чавканье и утробное удовлетворенное рычание.
Глаза девушки распахнулись от удивления, и она так быстро, как это было возможно, спрыгнула с Учихи, при этом настолько резко, что на его лице воцарилась некая досада – мол, не надо было напоминать.
- Джеки! - послышался возглас девушки из кухни. - «Боже мой, Саске, а ведь это ты все виноват!! Из-за тебя мы совсем забыли про него!» - думала лихорадочно Сакура, но когда она увидела, что щенок растянулся во всю длину перед открытым холодильником и залихватски уплетал сосиску за сосиской, она, умиленная его видом, улыбнулась.
Внезапно Джеки перестал есть, прижав ушки и хвост, вскочил и, попятившись, спрятался под столом – в кухню зашел хозяин квартиры, и в его взгляде явно читалась угроза.
- Джеки, ты чего? - спросила Сакура, но как только она увидела чью-то весьма массивную тень, повернулась и встретилась со злым взглядом Учихи. - Ты его напугал!
- Какая неожиданность, - наигранно удивленно ответил Саске с нотками злобы в голосе. – Джек, иди сюда, иначе будет только хуже, - парень медленно подошел к столу, но, видя, что пес не собирается выходить, схватил его за шкирку.
- Саске! Что ты делаешь?! Он же маленький!!! - закричала девушка. - Это, вообще-то, моя собака!
- А это – мои сосиски. Псину надо воспитывать сразу, а не ждать, когда вырастет оболтус. Он должен раз и навсегда понять, кто тут хозяин, - ледяным тоном отозвался Саске, подводя Джека к холодильнику. Тыкнув его носом в остатки от сосисок, Саске сказал пару раз «фу» и, шлепнув по заднице, отпустил. Щенок, все так же прижимая уши, отбежал на несколько шагов, а затем посмотрел Учихе в глаза, состроив виноватую мордочку и поскуливая.
Парень стоял к четвероногому другу боком и, не удержавшись, с жутко недовольным видом скосил на него глаза. Это пушистое чудо, поймав зрительный контакт, скосило голову набок, словно пытаясь понять, что «большой злобный Саске» пытается сделать дальше. Учиха, поджав губы, закатил глаза и протянул руку к холодильнику, но, краем глаза заметив движение со стороны Джеки, снова посмотрел на него. Щенок уселся и стал вилять хвостиком, медленно, словно боясь, что на него все еще сердятся. Саске рывком открыл холодильник, так же резко достал оттуда мясо, которое недавно купил, и положил его на стол. Затем, покосившись на щенка, буркнул:
- Жди, сволочь бесстыжая.
Внезапно парень ощутил губы Сакуры на своей щеке и затем услышал ее голос.
- Ты такой милый, когда не можешь злиться, а хочется... - улыбаясь сказала девушка. Ее лучистые глаза светились нежностью. Так было прекрасно перелистывать страницу за страницей в книге жизни и узнавать для себя с каждой строчкой, с каждой эмоцией тот – другой мир Саске, написанный невидимыми чернилами.
- Впрочем, - брюнет вдруг оставил мясо в покое и развернулся к Сакуре, - это твой пес, ты и готовь, - он резко с сильным напором поцеловал ее, так, что она даже отшатнулась и, так же резко прервав поцелуй, пошел вон из кухни.
- Хм...я слишком быстро тебя простила, - пробубнила девушка.
Услышав ее слова, Саске приостановился, но затем все же ушел из кухни, не сказав ни слова в ответ. Он был сух как всегда, но даже эта его черта была свойственна именно Учихе. Как знать, может это не так уж и плохо? Люби его таким, каков он есть. Больше так его никто не полюбит, но это не так просто и Сакура только-только подхватила шанс стать для него единственной и впустить его в свой маленький мирок. Она проводила его недовольным взглядом, но сразу же перевела все внимание на Джеки, который лапками оперся о ее колено и стоял с высунутым языком, наблюдая за хозяйкой.
«Ну, на счет того, что собак нужно воспитывать, тут я согласна с тобой Саске», -подумалось девушке, когда она ставила миску с едой на пол.
- Сегодня вечером перенесем твои вещи ко мне. Так что твоя задача – их собрать, - донесся его голос далеко из комнат. Он стоял на балконе и курил, размышляя над всем, стараясь понять себя. – «Сакура теперь моя. И мое влечение к ней не ослабло, как это было с остальными... Что ж... Она действительно Та моя цель. Она – мой идеал. Немного крикливый и своевольный идеал», - добавил он, усмехнувшись и наблюдая за тем, как пепел падает вниз, пропадая из виду.
- А с чего ты взял, что я вот так просто буду жить у тебя? - cпросила девушка, укладываясь на диване, перекинув ножки через подлокотники. - «Черт, а хочется...»
- А у кого-то есть возражения? – ответил вопросом на вопрос Саске неожиданно громко – он бесшумно вошел в комнату.
- А почему бы и нет?
- Слушай, детка, - Учиха пошел к ней вплотную и смотрел сверху вниз. – Я не курю в квартире, ты – моя девушка. И как я сказал, так и... – тут он прервался, медленно опустив взгляд вниз.
Джеки пристроился к его ноге, лег на его тапок и стал покусывать его халат, стягивая на себя, от чего единственная одежда, что была на Саске, развязалась.
- Прикрылся бы... - сказала Харуно, глядя ему в глаза и почти плача от еле сдерживаемого смеха.
Учиха, не обращая внимания на ее слова, попытался вырвать свой халат из пасти этого зверя, но в итоге началась игра в перетяни канат, в которой выиграл Саске. Наконец завязав халат и, подойдя к девушке, парень поднял ее на руки и понес вон из комнаты в спальню. Закрыв ногой дверь прямо перед носом щенка, который от неожиданности даже шлепнулся на попу, брюнет опустил Сакуру на кровать и навис над ней.
- Cаске, не-е-ет... - протянула девушка, отползая от него к изголовью.
- В следующий раз будешь знать, - усмехнулся он, ловя ее за руку.
- Саске, я серьезно! - начала возмущаться Сакура.
- А я по-твоему шучу? – она снова оказалась под ним.
- Учиха! - уже заорала девушка, отпихивая парня от себя и пытаясь встать.
Саске смотрел на нее, скосив взгляд и был похож на хомячка, поскольку именно в этот момент ее ладошка уперлась ему в щеку и неистово отталкивала, а когда он заговорил... Картина называется «губки бантиком»:
- Да успокойся ты!
- Ненасытный кобель! - выругалась девушка, но, когда увидела его лицо...просто разразилась смехом, да так, что слезы полились из глаз.
Саске нахмурился, а затем, когда она обе свои ладошки уже прижала к своим губам, пытаясь сдержать смех, он сам усмехнулся, наклонив голову так, что волосы скрыли его лицо.
Девушка, уже более-менее успокоившись, потянулась ладонью к его лбу и заглянула под челку. Она увидела Саске, смотрящего на нее исподлобья и...искренне смеющегося. Но взгляд у него был устрашающий – как у хищника перед жертвой.
«Мне действительно еще не было ни с кем так хорошо. Весело... Но рычно от того, что она вечно все обламывает! Возможно в этом есть своя изюминка...» - думал парень, чувствуя ее ладонь на своем лбу и заглядывая в ее глаза. Желание переполняло его, а тепло, даримое ее ладонью, приласкало так, что он неосознанно потерся о нее, как кот.
Сакура, никак не ожидавшая такой реакции, невольно умилилась, несмотря на его зловещий взгляд. Сквозь улыбку она проговорила:
- Слезь с меня...
- И не подумаю, - прошептал Саске, медленно наклоняясь к ней. Теперь девушка не чувствовала собственнических замашек с его стороны. Он внезапно стал нежным и ласковым, словно его подменили.
- Саске, нет! - девушка уперлась руками в его плечи, давя на них и пытаясь его оттолкнуть. - Поимей совесть...
«Черт, учитывая его извращенность... Подобрала не то слово».
- Еще чего. Чтобы я потом еще два месяца от твоей ревности маялся? Да у нас тут тогда целый зоопарк будет.
- Дурак! Так и знала, что скажешь нечто подобное, - она толкнула его сильнее и снова отползла, пользуясь случаем, к изголовью. – Все, иди куда шел.
- А сама не пошла бы ты? За вещами? – вопросительно приподнял бровь брюнет и расплылся в ухмылке. – Я даже помогу тебе собраться.
- О? Кстати, да..! - Сакура спрыгнула с кровати, на ходу хватая сумку... - А нет-нет-нет...стоп. Я же сказала, что я не перееду вот так сразу, - остановилась она, поняв смысл слов.
- Выгуляй хотя бы пса, он сейчас обосрется от наших с тобой вечных баталий, - закатил глаза Саске и направился в долгожданный душ, пройдя мимо Джеки, который действительно уже всю дверь в спальню исцарапал.
Девушка только хмыкнула и, одевшись, пошла с щенком на прогулку, даже не смотря на то, что это получилось фактически по указке Учихи.
Пока девушка выполняла свои обязанности хорошей хозяйки, Саске, приняв душ и нормально одевшись, подошел без зазрения совести к ее сумке и, достав оттуда ключи, пошел в ее квартиру. Не удосужившись закрыть дверь Сакуры изнутри, он преспокойно прошел в гостиную и, включив телевизор, стал ждать, когда она появится.
Девушка поднималась по ступенькам, а за ней бежал и радостно подпрыгивал Джеки, не давая хозяйке ни минуты покоя. Сакура вернулась в квартиру Саске и, взяв сумку, без предисловий вышла, заперев щенка дома.
«Пф, этот дурак до сих пор в душе... «Собираешь вещи и идешь ко мне» – пха, еще чего... Я эту квартиру так хотела...» - Cакура уже начала искать ключи и поняла, что их нет. Она уже было испугалась и в отчаянии ударила по ручке двери, как вдруг та открылась. Медленно пройдя с удивленными глазами в квартиру, она увидела в своей комнате Саске... – Пф-ф-ф... - выдохнула она. – «Я его убью...»
- Долго, - начал он, больше никак не реагируя на ее приход.
- Что значит долго... Зачем ты ключи взял?!
- Тебя родители в детстве не учили, что чтобы попасть в запертую квартиру, надо взять такие железные штучки под названием ключи и провернуть ими в замке? – спросил брюнет, наконец посмотрев на девушку.
- Учили! А еще меня учили с плохими мальчиками не связываться!
На этой ноте Саске так сильно вдавил кнопку выключателя в пульте, что он даже хрустнул, зато экран телевизора тут же погас. Еще чуть-чуть, еще немного разборок, капелька негатива, щепотка влечения, веянье одобрения... Еще совсем крошка вредности – и вот, сумки собранны, а девушка и парень, хоть и дуются друг на друга, однако же хотят просыпаться каждое утро, смотря на безмятежное лицо любимого или любимой, несмотря ни на что. Однако, даже за этой баталией они не смогли забыть про щенка – он снова напомнил о себе, когда Саске, ни о чем не подозревая, вляпался в прихожей в продукт веселости и игривости собачьего детеныша.
Стиснув зубы и стараясь быть как можно демократичнее с Джеки, Саске посмотрел на Сакуру, которая шла позади него.
- Дрессиируй его как следует, либо я сдам его в питомник.
- Нет, не сдам! Ну что ты вот вечно начинаешь! Купи ему резиновую игрушку и он не будет грызть ничего.
- Прекрасно, а до тех пор не спускай с него глаз!
- Чего ты так нервничаешь-то? – не понимая, спросила она.
- Зато ты слишком спокойна. Ну да, это же мой «Sony» пострадал, а не твой, - Саске поставил сумки девушки и стал собирать с пола остатки некогда дорогого сотового телефона.
- Ну мне-то и не жалко, - Сакура показала ему простой истерзанный телефончик старой модели серо-черного цвета, на что Саске только покачал головой. Его в который раз поражала ее непосредственность. Удивляло то, что она, имея много денег, практически не тратила их и ничего не просила никогда для себя. Он невольно улыбнулся, смотря на девушку и щенка, уже успевшего оказаться в ее руках.
- О... Учиха Саске начал читать пособие как стать нежнее? - cпросила девушка с нежно-издевательской улыбкой.
- Тебе бы не мешало почитать книгу «Тысяча способов снять розовые очки», - усмехнулся он в ответ, и от той искорки искренности не осталось и следа. Сакура спугнула ее, словно ее и не было.
Харуно только цокнула и, подойдя к Учихе, стала говорить как будто голосом щенка.
- Да ладно тебе, мы же не всерьез, а просто в шутку-у-у, - протянула Сакура.
- Не заговаривай мне зубы, маленькая пиранья. Так, ладно, что у нас на ужин? – Саске хотел перевести разговор в другое русло. Он чувствовал, что ведет себя при этой девушке слишком раскрепощено, так, как не вел себя ни перед кем. И его это раздражало. Она могла узнать его слабости, могла просто отомстить ему, а не понять его чувства.
- А что ты хочешь?- спросила вдруг она.
- Не знаю. Что-нибудь, чем можно набить желудок. Желательно мясное, - Саске удивился – это был первый раз, когда она с ним советовалась, пусть даже и по такой пустяковой вещи.
Сакура смотрела на Учиху каким-то странным взглядом. Словно она что-то вспоминала и придумывала одновременно и от ее идеи ей только больше все нравилось.
- Будет тебе мясное! - хлопнула она его по плечу.
«Она меня иногда пугает...» - подумал брюнет, скосив взгляд на ее руку, которая покоилась на его плече. – «Всему тебя учить надо, дурочка», - усмехнулся он, перехватывая ее запястье и наклоняясь к ее лицу.
В итоге бедный Джеки оказался зажатым между целующимися девушкой и парнем и ему даже стало немного жарковато. Так незаметно, они перебрались из прихожей в гостиную.
- Саске... Ты будешь так делать при каждом удобном случае? - cпросила удивленно Харуно, которая никак не ожидала такого поворота событий.
- А тебя что-то не устраивает? – он взял щенка из ее рук и опустил его на рядом стоявшее кресло, после чего, избавившись от лишнего, приобнял Сакуру за талию. Его руки так и норовили спуститься ниже, похабно сжать ее и не отпускать, ему хотелось повалить ее прямо здесь и сейчас, избавить и ее и себя от лишней одежды, покрывать поцелуями каждую частичку ее тела, наслаждаться ее запахом и вкусом, доставить ей самое неземное удовольствие...
Влекомый своими мыслями, Саске и не заметил, как начал исполнять свои желания, проникая руками под ее кофту, заставляя ее сердце биться в разы чаще, упиваясь ее поцелуями, играя с ее влажным, теплым язычком... Он хотел ее. Желал и не мог с этим ничего поделать.
Сакура уже начала за собой замечать, что больно часто стала постанывать при любом его действии.
«Не слишком ли он меня извратил?»
Казалось бы мимолетная ласка так и норовила перейти в целую ночь - и весьма бурную. Внезапно девушка услышала урчащий желудок парня, от чего во время поцелуя, предварительно прервав его, стала тихо смеяться пока не уперлась лбом в плечо Саске.
- Мачо, ты голодный.
- Я достаточно по тебе изголодался, - Учиха жаждущим взглядом снова посмотрел на ее раскрасневшиеся губы и не смог удержаться. Поцелуй получился таким напористым, что девушка, упершись ногами в диван, повалилась на него, а Саске возобновил поцелуй и ласки, которые теперь стали более раскрепощенными и наглыми, чем раньше. Он уже видел ее под собой, с каким желанием она смотрит на него. Как нежно отвечает на его страсть, готова отдаться ему. Он, казалось, слышал ее стоны, которые прерывисто срывались с ее трепещущих губ. Лицо ее обязательно должен был залить румянец неистового смущения, тот румянец и смятение в глазах, который выдает в девушке девственницу. Он видел перед собой сцену их первой ночи.
А Сакура уже стонала наяву. Она не могла противиться его умелым рукам, его обаянию и словно желание обвило и ее, окунув с головой в ту страсть, которая уже долгое время душила Саске.
Оба они не услышали и не почувствовали, как их тапочки соскользнули с их ног и свалились на пол. Они оба на какое-то мгновение забыли обо всем на свете, для Саске существовала только Сакура, а для Сакуры – только Саске.
Учиха расстегнул ее кофту, согревая ее тело ласками и поцелуями. Те места, которые обжигали его прикосновения, потом долго хранили память о них и казалось, что все ее тело охвачено им, принадлежит ему, создано для него одного.
- Саске не... надо... - жадно глотая ртом воздух, прошептала девушка, проводя ногтями по его уже обнаженной спине.
- Если не надо, то почему ты так неистово прижимаешься ко мне? – усмехнулся парень ей в губы. – «Надо остыть... А то еще начнет пользоваться своей женской властью надо мной», - неожиданно для самого себя Саске признал, что эта Харуно действительно имеет власть над ним. Он готов сделать что угодно, лишь бы она была с ним. Принудить, угрожать, заставить ее быть в одиночестве (что он в принципе и воплощал уже в жизнь), но лишь бы она вернулась к нему.
Ответ девушки прервал телефонный звонок в восемь вечера - весьма неожиданный, и Саске не обратил бы на него внимания, если бы только краем глаза не уловил надпись принимаемого звонка: «Отец».
«Что еще...» - теперь брюнет был мрачнее тучи. С одной стороны ему хотелось продолжить, но с другой это был прекрасный шанс остановиться. В прочем выбора все равно не было, поэтому, поцеловав на последок грудь Сакуры, он поднялся с девушки и ответил на звонок хриплым голосом. Ему даже пришлось прокашляться.
- Слушаю.
- Cын, ты где ходишь? – cразу спросил отец.
- Я уже пришел, что надо?
- Странно, звоню в твою квартиру, а ты не отвечаешь... - ответил его отец, при этом Сакура ответила, что у них очень схожие голоса, только у Саске более что ли бархатистый.
- Щас приду. Пять минут подожди, - не дожидаясь ответа, Учиха отключил сотовый и стал искать свою рубашку. – «Черт, зачем он здесь?»
- Cаске, что-то случилось? - обеспокоенно спросила его девушка.
- Отец приехал. Хочешь познакомиться? – в шутку спросил парень, приводя себя в порядок.
- Не знаю... Мне кажется рановато... - испуганно ответила Сакура.
Саске только усмехнулся ее словам и стал искать свои тапочки.
- И надолго он приехал? - спросила девушка неосознанно. Хотя подсознательно ей не понравился приезд отца. Спрашивая его, девушка носочками ног подвинула парню тапочки, ожидая ответа.
- Понятия не имею, - наконец обувшись, Саске направился к нежданному гостю, предварительно шикнув на тут же оживившегося щенка.
«Блин, почему я так сильно не хочу чтобы он уходил!» - в душе недоумевала девушка, подходя тихо к Учихе и, взяв за руку, повернула к себе лицом - и в тот же момент он сразу почувствовал вкус ее немного красных губ после недавней ласки, и нежность ладони на своей щеке.
«Она изумительна», - успел подумать он, когда его руки обвили девушку и прижали к себе. – «К черту все».
- М-м-м... Саске... - проговорила она в мимолетных перерывах, зарываясь пальцами в его волосах. - Ты только быстрее ладно? - cмотря на него снизу вверх, сказала девушка, поглядывая на его губы.
- А ты очень изменилась, Сакура, - с усмешкой ответил Саске, - и что же будет, если я потороплюсь? – снова он захватил ее губу в сладкий плен.
- В хорошую или...плохую сторону? - спросила она, взглянув на него виновато исподлобья, так же обнимая за шею.
- Для меня – в хорошую. Но если я увижу, что ты с кем-то еще себя ведешь так, то это будет плохо. Для тебя, - предостерегающе пообещал он, а затем, еще раз чмокнув ее в губы, все же вышел из квартиры.
Сакура сначала не знала как к этому отнестись... То ли хорошо - ну по крайней мере первая его реплика... Но вот вторая? Как он может говорить такое ей? В чужом глазу соринку видит, а в своем бревна не замечает?!
- Да почему не может быть у нас все без проблем! - крикнула она на всю квартиру, злобно топая и идя на кухню, так же громко открывая и закрывая холодильник.
Саске, даже не подозревая, что снова назревает скандал, в хорошем настроении уже общался со своим отцом.
- Что-то случилось?
- Не поверишь, но с этим переездом мы с твоей мамой закрутились, - спокойно начал мужчина, - забыли здесь кое-какие документы на новую... Ты ничего не слышал? - спросил он вдруг.
Саске услышал, как за дверью стали доноситься какие-то отголоски возмущения. Закатив глаза, Учиха-младший ответил:
- Девушка моя буянит, не обращай внимания.
- Девушка? Какая по счету уже? - так же спокойно спросил отец.
- Не важно. Проходи, - Саске пропустил отца, включив в коридоре свет.
«Ах не важно?!!» - возмутилась Сакура, следя за Учихой из кухни. Она тихонько приоткрыла свою дверь, когда те уже зашли.
- Саске...гхм, что-то не то, - не понимая в чем дело сказал отец. - Ты бросил курить?
- Частично, - сквозь зубы процедил брюнет, не желая вспоминать об этом.
- Похвально, очень похвально, а почему? - мужчина был немало удивлен. Из-за девушки Саске так не мог поступить, потому все, кого он так называл долго не задерживались - конечно отец пару раз говорил с сыном на эту тему, но считал, что он сам во всем разберется.
- Одна крикливая особа не выносит дыма.
- Подожди, подожди... Что значит не выносит дыма? – папа Саске еще раз прокрутил все, что он сказал, придя к решению, что кто-то живет с его сыном. - Так эта девушка здесь, с тобой?
- Да, пришлось взять к себе, - Саске решил немного приукрасить, усаживаясь в кресло. – Она совершенно ничего не умеет. Ну, кроме готовки. А так, стоит оставить ее одну, как тут же начинаются какие-то катаклизмы.
- И давно это у вас? – с нарастающим интересом спросил отец.
- Несколько месяцев.
Старший Учиха сначала не поверил в то, что услышал.
- Ого... - только и сказал он. – Ну, раз ты так отзываешься о ней, значит она... Могу я с ней познакомиться? - cпросил он.
- Я уже спрашивал ее, но она испугалась чего-то.
- Я же не кусаюсь, это естественный страх девушки... И все же, наверное, она очень хорошенькая, - усмехнулся мужчина. - И наверняка все умеет, ты просто всегда слишком критичен ко всему.
- У нее очень хорошо получается орать, - усмехнулся Саске, откидываясь на спинку и смотря в потолок.
- Да-а-а... - отец вдруг посмотрел чуть выше головы сына. – Скажи, а она - причина того, что ты все-таки бросил курить, да?
- Я не бросал курить. Она просто любит устраивать истерики.
Отец уже не смотрел вовсе на сына, он наблюдал за тем, что медленно подходило к Саске, возвышаясь сзади, и улыбка на его лице становилась ярче.
- Пришлось взять к себе, да? Cовершенно ничего не умею?? Начинаются катаклизмы... - проговаривала девушка, подходя ближе и ближе... - Люблю устраивать истерики, значит. Вот ты как заговорил... Дорогой, - ядовито произнесла она за его спиной.

76

Глава 16. Лазанья?
Удивительно интересное блюдо. Многогранное. И многослойное. Каждый слой совершенно разный. Потрясающий микс чувств и ощущений. Листы лазаньи – будто холодное равнодушие, смесь овощей и мяса – взрыв эмоций. По отдельности они – овощи, как овощи, тесто, как тесто. Но вместе... Все иначе – вкус совсем другой...

Саске, совершенно не ожидав такого, застыл в кресле, словно статуя, предчувствуя настоящую бурю. Голос Сакуры не предвещал ничего хорошего, а напряжение, витавшее в воздухе, было настолько сильным, что хотелось исчезнуть отсюда подальше.
- Я же в шутку...
- В шутку?! Да что ты говоришь? - притворно-ласково переспросила она, резко кладя руки на спинку кресла. - Простите меня ради бога... - обратилась она к Фугаку со всей искренностью: миг можно было лицезреть режим «белая и пушистая» и в следующую секунду - «Учиха, копай могилу».
«Я тебе устрою катаклизм. М-и-л-ы-й...» - девушка развернулась спиной к мужчинам, взяла бежавшего на встречу ей Джеки и, громко хлопнув дверью, вышла.
- Дерьмо, - выругался Саске, не стесняясь отца, и резко сорвался с места, побежав вслед за Сакурой.
С кресла, на котором он сидел, свалился пульт, затерявшийся там среди подушек, а в коридоре парень чуть не упал, споткнувшись о ботинки, которые Джек успел немного погрызть. Брюнет не успел, поскольку, как только он вышел, дверь в ее квартиру захлопнулась, и было слышно как закрывается второй замок.
«Хорошо хоть их взял», - Саске вспомнил о ключах, при помощи которых он уже сегодня проникал в ее квартиру, и беспрепятственно открыл двери и в этот раз.
- Сакура! Прекрати! Я же не всерьез! – начал он с порога, проходя на ее территорию.
- Чертовы ключи! И как я могла про них забыть?!! Уходи! Надоел! Не всерьез, не всерьез!!! А тебе бы было приятно, если бы ты услышал подобное в свой адрес?!! А я бы потом сказала: «Ой, Саске, да ладно тебе, чего ты дуешься»?!
- Никто не просил тебя подслушивать – это раз. И второе, ты сейчас хуже ребенка – раздуваешь из мухи слона! – Учиха прошел в глубь квартиры и стал стремительно приближаться к девушке.
- Нет, Саске это ты как ребенок не понимаешь! Что мне, черт возьми, обидно!! Кого ты стыдишься?! Или во мне что-то не так?! Ты скажи, я ведь пойму и попытаюсь хоть предпринять попытку к исправлению! Я, в отличии от тебя, внимательно слушаю то, что ты мне говоришь!
«Та-а-ак, надо успокоиться», - Саске, чувствуя, что начинает закипать, подошел к Сакуре вплотную и крепко обнял ее, уткнувшись ей в макушку. Так в полной тишине они простояли несколько минут, пока девушка не услышала следующее:
- Меня не устраивает то, что ты вечно орешь. В остальном я люблю тебя такой, какая ты есть, со всеми своими недостатками, но, черт возьми, ты иногда выводишь меня своей правильностью!!!
Девушка, уткнувшаяся носом в его плечо, ощущая запах его одеколона, все-таки подавленным голосом спросила:
- Ну зачем тогда врать и говорить такое?
- Я не хочу, чтобы отец вмешивался в мою личную жизнь.
- Разве переживание близких это вмешательство?
- Его переживания зашли слишком далеко, я не хочу чтобы это повторилось.
- Но ведь ты сам все решаешь, это нормально для родителей... И кстати, что значило твое «но, если будешь так вести себя с другими»?! У тебя вообще как язык повернулся сказать мне такое!
- Я просто предупредил тебя о том, что будет в противном случае. Я не потерплю, если кто-то даже взглянет в твою сторону.
- Погоди, погоди...
«Не потерпит, даже если хоть кто-то взглянет в мою сторону... Вот почему со мной боялись общаться парни в университете?!»
- Учиха... - по ее взгляду можно было догадаться легко, что она поняла что-то важное, такое, где Саске снова сильно провинился перед ней.
- Что? – с видом, будто его все достало, спросил брюнет.
- Так это из-за тебя ко мне не подходил ни один парень?!!
- Даже если это и так, тебе-то что? Ты этого даже не заметила.
- Нет уж, поверь, заметила и очень! - теперь она предприняла сильную попытку вырваться из его объятий.
- И что это меняет?
- Да ничего! Как ты мог так поступить?! Я тогда чуть не рехнулась, думая, что это я виновата в твоей измене!
- Ну, как парень, могу тебе сказать, что отчасти это правда, - Саске вдруг взял ее за плечи и немного отвел от себя, нагнувшись и заглядывая в ее глаза. - Но никогда, слышишь? Никогда не вини себя в этом. Вообще забудь! Я уже признал свою ошибку, ты меня простила, так что все – в прошлом.
Девушка внимательно смотрела на Учиху, ее брови были сдвинуты, передавая глубокое удивление и задумчивость, одновременно делая ее такой милой и даже обворожительной.
- Угу, - только и ответила она.
Решив, что пора закрепить это перемирие, Саске приник к ее губам, радуясь, что наконец, все закончилось – нервов на нее не напасешься.
- Тебя папа ждет... - буркнула девушка, все еще пытаясь на него обижаться, хотя не очень-то получалось.
- Он возьмет все, что ему надо, и уйдет, - Саске сел на диван и устроил Сакуру у себя на коленях. – Так, на чем мы закончили? – спросил он, смотря ей в глаза снизу вверх.
- Ну уж нет! Прояви уважение к отцу! - девушка встала и, взяв за руку Учиху, подняла его с кресла, а затем, обойдя, уперла ладошки в спину парня, выталкивая из квартиры. – Давай-давай, а я приготовлю поесть.
- Я говорил, как ты выводишь меня из себя в такие моменты?
- Да-да, говорил! Но правда! Имей уважение.
- Слушай, а пошли вместе, - усмехнулся парень, беря ее за руку и ведя за собой к себе домой.
- Нет-нет-нет!! Саске, я такое там устроила при нем в порыве гнева... - девушка стала упираться.
- Сакура, поверь, он сейчас больше в шоке от меня, про тебя он и думать забыл, - хмыкнул Учиха, вспоминая лицо отца.
- Все равно, как-то неудобно, иди к нему сам, - на этих словах она выдернула свою руку из его и пошла на кухню.
- Он жаждет с тобой увидеться, - Учиха перекинул ее через свое плечо и понес к себе. – «Это моя маленькая мстя, что не даешь продолжить самое интересное», - подумал он, ставя ее на ноги в своей прихожей. – Пап, тут с тобой Сакура хочет познакомиться, - громко сказал он.
- Я тебе за это еще врежу, - шикнула девушка, проводя пальцем по шее, словно отрезала голову.
- Я тебе плеточку куплю. С кожаным костюмом, - усмехнулся брюнет, проводя ее в комнату, где был его отец.
Учиха втолкнул Сакуру в помещение, от чего та с глупой улыбкой на лице подняла руку и сказала, нервно посмеиваясь:
- Здрасте... Извините за концерт...
- Саске, будь более гостеприимным. Иди завари чай, - с легкой снисходительной улыбкой заметил старший Учиха, разглядывая новую «пассию» сына. Интересно, что из того, что он сказал, было враньем, а что – нет?
Как только парень скрылся с глаз, Фугаку жестом пригласил девушку присесть в кресло напротив, где еще недавно его сын рассказывал басни, и спросил:
- Может, теперь, Вы, внесете ясность? Мой сын любит приукрасить реальность.
Сакура с долю секунды разглядывала испуганно отца Саске и проговорила:
- Да уж, я заметила... - легко улыбнувшись, она прошла и села на диван. Ей так сейчас хотелось оказаться в своей комнате, чтобы не чувствовать себя дурой – мало ли, что он там слышал из ее ора. – Ну, он вообще все приукрашивает...
«О, Саске, а ведь это отличная идея... Чтобы ты понял, что ты делал, и какого от этого другим».
- Ну, вообще все нормально, просто он много ворчит не по делу.
- Странно, я всегда считал его замкнутым. Если он что-то делает, то только то, что считает нужным. Тебя ведь Сакура зовут, верно?
- Да-да... - немного запнувшись ответила девушка, ожидая следующего вопроса как инквизиции. – «Интересно, у них в роду все такие красивые?»
- Надеюсь, мой сын не доставляет Вам много хлопот?
- Ну как вам сказать, - нарочито громко ответила девушка. - Ну так, самую малость, но ощутимую.
- Ощутимую? Ты о его пристрастии к вольной жизни?
- Ну, можно сказать и так, - согласилась она, устраиваясь поудобнее. Но как всегда мозг не думал о том, как придется расплачиваться.
- Понятно... – Фугаку улыбнулся девушке и встал, пробормотав: «Подожди здесь».
После этого он ушел на кухню, откуда стали доноситься их сердитые голоса – Фугаку снова начал разговор с сыном о его разгульной жизни. Сакура, слыша их препирания, вжималась все больше и больше в кресло.
«Он меня убьет...»
- Тебе штамп в паспорте моем нужен, я не пойму?! – Саске явно рассвирепел, раз его голос отчетливо даже до Сакуры доносился. Однако Фугаку не было слышно, видимо, он оставался спокойным.
- Ох боже... Ну, дура-дура ты, Сакура! Зачем ты так... – девушка вся сжалась от безысходности.
- Успокоиться? Да ты сам успокоишься, только когда меня окольцуют, и по дому будет топать пара маленьких ножек!
- Так, успокойся, - все тем же спокойным голосом повторил отец. - Мне просто интересно, скольких ты еще загубишь?
- Отец, мы уже не раз с тобой говорили на эту тему. Я никого не гублю. Они сами лезут в это, поэтому не надо из меня демона делать. Вопрос закрыт! – Саске метнул взгляд на стол в поисках сигарет, но только сейчас вспомнил, что теперь они исключительно в кармане его куртки. – Черт.
- Надо же, а мы меняемся, - сказал с усмешкой отец, вот только жаль, что молодой Учиха не услышал одобрения в его голосе.
- Зато ты как был... – Саске замял весьма оскорбительную фразу, - так и остался! – развернувшись, он направился к своей девушке, вспомнив, что она одна.
- Это еще почему? - cпокойно спросил его отец.
Саске проигнорировал его вопрос и, с недоброй улыбкой смотря на Сакуру, подошел к ней с распростертыми объятьями.
- Милая, ты не соскучилась?
«Мне конец....Точно, что-то не то... Что-то определенно случилось, и я виновата...» - Сакура от неожиданности оцепенела.
Видя, что она в ступоре тупо смотрит на него и даже, видимо, не расслышала вопроса, Саске снова стал собой – серьезным и холодным.
- Я спрашиваю, ты тут носом еще не начала клевать? – более грубо спросил он, усаживаясь на диван.
Сакуру словно вывел из ступора этот оскорбительный грубый тон.
- Нет, боюсь, покоя тут не наберешься, - первым порывом девушки было встать и уйти, но она вспомнила, что тут его отец.
- Опять злишься? – парень сидел, расслабленно откинувшись назад и подперев голову рукой. Он смотрел на Харуно, как никогда раньше. С толикой интереса, доброй насмешливой улыбкой, изучающим взглядом. Словно он так и хотел сказать: «Моя».
- Нет, я визжу от счастья! - ответила резко девушка так, словно это было правдой.
- Хищница, - то ли веселясь, то ли завлекая произнес он.
- Ты издеваешься?
- Нет, - искренне ответил он, опустив взгляд сначала на ее губы, потом на грудь и снова посмотрев ей в глаза.
Cакура отсела подальше.
«Ишь чего удумал... Ну уж нет...»
Поток ее мыслей прервали слова отца.
- Сакура, было приятно познакомиться, - сказал он низким голосом, заставив ее обернуться к себе. – Ну, сын, мы ждем вас на новый год, - подмигнул он и ушел так быстро, что никто даже не успел встать и проводить его.
- Харуно, подойди ко мне на секунду, - Саске говорил так, словно просил ее о каком-то незначительном деле, ничего не задумав.
Когда Сакура услышала его голос, девушке как-то стало не по себе.
- Саске, ты же голодный! - она вскочила и, обойдя диван, встала. - Сейчас все будет, ты только потерпи, ладно?
Учиха немало удивился этому. Сейчас Сакура как никогда напомнила ему свою мать – так же заботливую и искреннюю. Ни одна девушка до нее не пыталась даже сделать что-то от чистого сердца. Им всем взамен нужна была либо страсть, либо его деньги. Саске встал и прошел на кухню. Подойдя к Сакуре сзади, он приобнял ее, и зарылся лицом в ее волосы.
- Тебе не кажется, что нам надо обоим остыть немного?
- В смысле? Я по-моему не злая, - обеспокоенно сказала девушка.
Она услышала его усмешку, почувствовала что он отошел к холодильнику. Хлопок дверцы, небольшой хруст – и вот Саске снова обнял ее, как за минуту до того. Он откинул ее волосы, обнажив ее изящную шейку и внезапно она сперва почувствовала его горячие губы на своей коже, а затем – ледяной мороз.
- И-и-их...- только и выдохнула девушка от неожиданности. - С-с-саске.
- М? – промурлыкал он, проводя льдинкой по ее шее. Резкий контраст холода и его обжигающего дыхания пробуждал в Сакуре странное желание. Хотелось согреться, чтобы эти твердые губы не давали ей замерзнуть еще больше. А когда капелька расплавленного льда потекла к ней за шиворот, пробуждая дрожь, Саске уже начал оставлять на ее коже свои фиолетовые метки, порой, зубами специально задевая ее.
- Cаске...мне холодно... - губами он легко мог почувствовать дрожь ее тела.
Хитро улыбнувшись, он обнял ее еще крепче, и его поцелуи стали в разы жарче, точь-в-точь как те, которые он дарил ей в их первую ночь.
- Слушай... Я уже тоже сама хочу есть... - заметила девушка, тяжело вздыхая. Ей стоило больших усилий не наброситься на него сейчас. Облокотившись о стол и понурив голову, она продолжила дрожащим голосом: - Дай мне приготовить поесть.
- Порой мне кажется, словно в тебе есть еще что-то, что ты усердно прячешь от меня, - прошептал Саске, теперь начав забавляться с ее ухом. Она казалась ему такой сладкой, желанной, неотразимой... Он хотел ее всю, хотел сейчас, хотел раньше и будет хотеть все время. Это невыносимая сладкая пытка, но еще невыносимее, когда не можешь даже подойти к ней, словно между ними невидимая преграда.
- Саске...давай не сейчас... - прошептала Харуно с прикрытыми от удовольствия глазами.
- Нет, я хочу, чтобы ты знала, что я чувствую к тебе, - сказал он, словно мстил, и, резко развернув ее к себе лицом, стал покрывать ее веки, лоб, щеки, губы беспорядочными поцелуями. Порой он охватывал лаской и шею и плечи, но вновь возвращался к ее лицу и их губы сплетались, унося обоих в сказочный, невообразимо прекрасный мир, в котором существовали лишь они одни.
- Ну... нельзя же так часто... Я ведь знаю... Чем кончится... - девушка не выдержала, сама в этот раз приникнув к его губам и обхватив его лицо ладонями.
- Да... – передышка, прерывистое дыхание, - ты права, - Саске не хотел причинить ей боль, а еще он хотел выяснить, неужели она ничего не чувствует к нему до тех пор, пока его руки не коснутся ее кожи, пока их губы не начнут наслаждаться сладостью друг друга?
Последний раз он поцеловал ее пылко, несдержанно, так, что он даже услышал ее нестерпимый стон. Резко прервав на самом сладострастном, он с трудом отстранился от нее и направился к своей куртке. Взяв сигареты, он вышел, прикрыв за собой дверь в квартиру.
Сакура недоуменно посмотрела на Учиху.
«Почему мне так тяжело, даже после того, что было, подпустить его...»
Харуно тряхнула головой, потому что противные воспоминания об измене прокрадывались в ее голову. Но вечно побеждали его слова: «Я осознал свою ошибку...»
Стук ножа раздавался на кухне весьма интенсивно, часто открывались и закрывались холодильник вместе с духовкой.
«Помнится, еще когда он, типа, предложил встречаться, он спросил, умею ли я готовить лазанью... Я конечно не уверена, что это его любимое, но все же...» - думала девушка, пробуя на вкус свое творение и урча от удовольствия.
Занавески на окнах всколыхнулись от налетевшего ветра. Он проник в кухню через открытую форточку вместе с веселым знакомым лаем. Из окна было видно, как по лужайке прогуливается ошеломительной внешности брюнет вместе с милым щенком, который просто заливался громким лаем. Брюнет смотрел на него с ироничной улыбкой, куря сигарету и переступая с ноги на ногу. Он обернулся, почувствовав чужой взгляд и увидел какую-то девушку, которая просто жаждала подойти и познакомиться. Но Учиху не волновала эта симпатичная простушка. Он посмотрел вверх, на окно своей квартиры и в его глазах появилась мимолетная нежность, которая тут же пропала за коркой непроницаемого черного льда. Саске снова почувствовал на себе чей-то взгляд и посмотрел вниз. Джеки сел и уставился на него, скосив голову. Словно он пытался понять, что его глупый хозяин делает. Как только Саске обратил на него внимание, щенок тут же встал на все четыре лапы и стал активно прыгать вокруг с лаем, приглашая поиграть. Саске завертелся, недовольно пытаясь его остановить, но в итоге сам не заметил, как увлекся этой импровизированной игрой.
Cакура, наблюдавшая это со стороны, не смогла удержать смех - настолько забавно Джеки выводил Саске из себя, хотя тот пока что терпел.
Учиха все же поймал щенка за ошейник и заставил его постоять спокойно. Удивительно, но Джеки решил послушаться и теперь строил из себя важную сторожевую собаку, оглядываясь деловито вокруг и прохаживаясь возле Саске. Хозяин снова закурил сигарету, посмотрев вновь в окно, и, заметив в нем Сакуру, похабно ей улыбнулся. Подозвав Джеки, он выкинул бычок и направился к подъезду.
«Вот зараза, опять курит», - недовольно подумала девушка, плюхаясь на диван.
Вскоре Саске вернулся в квартиру, спустив Джека с поводка. Ему жутко хотелось есть и это явно отражалось на его настроении, которое становилось все мрачнее и мрачнее. Из комнаты до него доносился шелест страниц – похоже, что его журналов, а из кухни чертовски вкусно пахло...лазаньей!
Саске даже не заметил, что провел на улице со щенком больше часа. И еще сильнее он удивился тому, что Сакура угадала его любимое блюдо. Или нет? Он попытался вспомнить, когда они разговаривали о пристрастиях к пище, но этот момент никак не хотел всплывать в его мыслях. Поражаясь переменам в их отношениях, тому, какая Сакура может быть, когда сбрасывает с себя агрессию и негатив, направленные вечно на него, он прошел сперва на кухню и, убедившись, что ему не показалось, направился на поиски Сакуры.
Девушка внимательно читала и даже разглядывала новики иномарок с таким лицом, словно увидела супермашину будущего. Она то перелистывала, то обратно возвращалась, словно что-то сравнивала.
Саске замедлился, облокотился о косяк, скрестив руки и стал с интересом наблюдать за своей девушкой. Ему было приятно видеть, что она заинтересовалась тем, что нравится ему, хотя он этого и вовсе не ожидал – не встречал он еще ни одной девушки, которая с таким бы рвением просматривала подобные журналы.
Сакура, заметив его присутствие, посмотрела неожиданно на него и спросила:
- Ты уже поел?
- Нет еще.
- Ну, так чего ты ждешь, ты же голодный?
Саске только улыбнулся ей в ответ, шаркнув ногой, развернулся и пошел на кухню.
«Черт, как она узнала про лазанью?»
Еще через минут пятнадцать трапезы Учиха услышал какой-то странный звук, похожий на шарканье. И снова тишина.
- Сакура, что ты там делаешь? – громко спросил он.
Ответа не последовало. Послышалось лишь какое-то странное сопение.
Тогда Саске встал и пошел выяснять, в чем дело. Когда он зашел в гостиную, девушки там не оказалось – только одиноко лежащий журнал. Но стоило ему только заглянуть в свою спальню, как его взору предстала милая картина. Девушка уже, видимо, успела переодеться и сладко спала в обнимку с щенком.
Накрыв парочку пледом, парень ушел в гостиную и стал смотреть телевизор, размышляя обо всем, что произошло за последнее время. Больше всего его волновал вопрос – откуда же эта засранка узнала про лазанью. Этого он никак не мог вспомнить.

***

Утро началось для девушки довольно быстро и мокро.
«Мокро?» - подумала Сакура, морща носик. Джеки уже проснулся и его передняя часть лежала рядом с хозяйкой, а задняя часть тела была поднята, придавая ему вид шалуна. - Джеки, потом, - проговорила Сакура, отворачиваясь от щенка в другую сторону.
Звонкий оглушительный лай, и пес начал прыгать по кровати, совершенно не заботясь о том, что царапает хозяйку своими когтями, да к тому же еще и весил он не мало.
Зажав в зубах край одеяла, он начал так неистово мотать головой из стороны в сторону и рычать при этом, что потерял равновесие и свалился на собственную задницу, как плюшевый мишка.
- И-и-их... - пролепетала девушка, потому что без одеяла стало резко холодно. - Джеки... - сонно проговорила она.
Вдобавок к щенку, теперь еще и Саске прошел в комнату, резко раздвинув занавески и впустив в комнату лучи солнца.
- Просыпайся, нефиг спать, когда я не сплю, - сказал он, поднимая Сакуру на руки и унося ее куда-то из комнаты.
- Саске... что за дела... - сонная Харуно выглядела как маленькая девочка, трущая глазки.
- Мы идем в душ, - невозмутимо ответил он, но все же тень коварства проскользнула на его губах.
- В душ? Что?! – девушка, казалось, сразу проснулась. - Саске, нет! Это уже перебор! - Сакура попыталась спрыгнуть с его рук.
Тут их догнал Джеки и стал виться под ногами, да так резво, что Саске не видел, куда наступать и в итоге он запутался в собственных ногах, в щенке, а затем послышался громкий шум – парень распластался по полу, на нем лежала девушка, и по ним обоим скакал довольный жизнью четвероногий непоседа.
- Вот видишь, даже он против, - убедительным тоном сказала девушка, быстро встав с Учихи и побежав в сторону спальни.
Раздраженный глубокий вздох. Саске провел ладонями по своему лицу, а затем, раздвинув пальцы посмотрел сквозь них на щенка. Джеки стоял в сторонке, навострив уши и высунув язык. По мере того, как Саске убирал руки с лица и поднимался с пола, щенок склонил голову на бок, прижал уши и дал деру тоже в спальню. Вот только Саске его уже почти догнал.
Только он хотел нагнуться и схватить его, как вдруг резко затормозил, увидев девушку, словно из-под земли выросшую на его пути. Собственно, она-то и преградила ему дорогу.
- А-а-а, - помахала она перед ним пальцем. - Это моя собака и ругать его буду я, ясно?
- После того, как отругаю его я. Вопросы? – спросил он и, не дожидаясь ответа, отодвинул Сакуру в сторону. Несколько секунд он искал глазами щенка, и вот наконец-то заметил хвост, торчащий из-под одеяла.
- Cаске, ну хватит! - девушка потянула его за руку.
- Если собираешься наказывать его – наказывай. Иначе вырастет оболтус. И учти, в таком случае я позабочусь, что он окажется либо на улице либо в питомнике, - строго сказал Саске.
- А что он сделал?! - cпросила громко девушка. Нет, на самом деле она понимала, что собаку надо воспитывать, но она была благодарна тому, что Джеки помешал им принять душ.
- Во-первых, он без разрешения скачет по кровати, как козел в период спаривания, - начал загибать Учиха пальцы, надвигаясь на Сакуру. – Во-вторых, он путается под ногами и не знает меры, не воспринимая нас как хозяев! В-третьих, он лает в помещении! Сакура, либо ты его воспитываешь, но со всей строгостью, либо за дело беремся я и поводок! Ясно тебе?
Сакура посмотрела на Джеки, затем на Учиху, потом еще раз на щенка. Она понимала, что Саске был прав, но воспитывать собаку в столь жестких условиях она бы не смогла. Хотя кто знает?
- Наверное, ты прав... - она развернулась к четвероногому другу и сказала спокойно, но внятно: - Джеки, марш с постели.

77

Глава 17. Оливье?
Эта классика Нового года известна тайной своего первоначального рецепта. Существует множество вариаций его создания, и в различных источниках к самым разным способам приготовления говорят одно – именно так этот салат делал Оливье, его создатель. В прочем, что бы вы туда не положили – курицу или колбасу, соленые огурцы или свежие – получится именно оливье.

Вместо того, чтобы послушаться, щенок покосился на нее как на прокаженную и, почесав себя задней лапой за ухом, подскочил на кровати, снова подав голос и виляя хвостом.
- Джеки! - гаркнула на непоседу девушка, но все было бесполезно.
Щенок гавкнул ей в тон. Он стоял, виляя хвостом и высунув язык. Его шерстка лоснилась в лучах утреннего солнца, а беленькие остренькие зубки напоминали о том, что он может постоять за себя – настоящий породистый пес, наверняка с хорошей родословной. Вот только характер у него был еще тот – весь в хозяев. Сакура, наблюдая за ним, недовольно фыркнула и, подойдя к щенку, взяла за подмышки – хотя пес был уже весьма тяжел. Затем она стащила Джеки с постели, не желая больше уступать его милому виду.
- Все! Больше на постель нельзя! - Сакура даже топнула для пущей убедительности.
Щенок, игнорируя любые попытки воспитания относительно себя, подскочил к хозяйке и стал наблюдать за ее ногами, словно они были новой игрушкой.
Саске, бывший в это время в этой же комнате, безнадежно вздохнув, решил, что пора заканчивать этот спектакль. Он подошел к Джеки и, взяв его за шкирку, подвел к кровати, тыкнув носом и дав по заднице. Щенок тут же пулей вылетел из комнаты и больше не пытался даже зайти, а хозяин, довольный своим методом, посмотрел на девушку, ожидая, по крайней мере, похвалы.
Сакура смотрела удивленно на то, как быстро Учиха заставил щенка понять, что делать так нельзя, но только и всего.
- О-о-о... - протянула она, кивая головой.
- Что? Хотя, чему я удивляюсь? – спросил сам себя парень, проходя мимо Сакуры и пожимая плечами. – Ты же сама как ребенок. Тебя еще воспитывать и воспитывать.
- Ох, не начинай, пердун старый, - буркнула девушка, уходя на кухню.
Но тут же она резко остановилась, почувствовав, что ее тапочек во что-то вляпался. И это что-то отвратительно пахло...
- И псу нужен выгул. Как минимум три раза в день, - подытожил Саске итог, спокойно обходя импровизированный туалет щенка.
- Че-е-ерт... – молодая хозяйка поморщилась от одного только запаха. Даже Учиха дивился той ее скорости, с которой она быстро все убрала и просто-напросто заперлась в ванне.
- А кто собаку выгуливать будет? – раздраженно громко спросил он, готовя завтрак на кухне.
Ответом ему был громкий звук, издаваемый краном – по-видимому, девушка заперлась надолго.
Переведя взгляд на щенка, который мученически смотрел прямо на хозяина, Саске чуть ли не выпал в осадок. Мало того, что ему Джеки кормить с утра пришлось, так теперь и выгуливать? По крайней мере – это ключик к примирению, а значит, за него надо платить. Резко отложив нож, Саске недовольно пошел переодеваться.
- Харуно! Завтра я тебя в пять утра подниму!!! – прокричал он, но девушка его проигнорировала, не собираясь отвечать.
Внезапно шумный кран перестал гудеть. Изредка из ванной были слышны всплески и колыхания воды – судя по всему, Сакура залегла на дно в прямом смысле этого слова. И вправду – она лежала, расслабившись, в ванне. Из-под радужной пены были видны лишь ее коленки и обнаженные плечи – трудно было бы поверить Учихе, увидь он ее сейчас, в то, что она читала его журнал.
- Ты слышишь меня? – парень, совершенно ничего не стесняясь, распахнул дверь и теперь возвышался на пороге, немного сердито смотря на чудо в ванной. – Это что? – сорвалось с его губ, и он, чувствуя, что у девушки что-то ему знакомое, пошел посмотреть поближе, совершенно не стесняясь того, что она обнаженная.
- Ты что, совсем совесть потерял?! Я же не одета! - воскликнула Сакура, выставив руку вперед так, что ее ладошка имитировала знак «стоп».
- Стой на месте, а еще лучше выйди, или я... - Харуно пока не нашлась, что сказать, но начало угрозы вышло как бы неплохим...
- Да что я там не видел. Я что, Ганнибал, что ты меня так боишься? – буркнул он, опираясь о бортик ванны и пытаясь вырвать из ее рук журнал.
Девушка вжалась в противоположную стенку ванны. Она вдруг для себя открыла невесть что. Она не смущена его присутствием. Наоборот. Но противный голос чопорного разума взял верх.
- Уйди или журнал примет ванну вместе со мной,- строго сказала она, кивнув на несчастную макулатуру.
- Это мой журнал? Зачем он тебе? – Саске навис над девушкой, но тут он нечаянно наступил на кусок мыла и сила притяжения и трения сыграли с ним злую шутку. Журнал вымок, почти вся вода теперь была на стенах и полу ванны, а брюнет, как принцесса, лежал на руках у девушки, потирая ушибленный затылок. Капли воды стекали с его волос и одежды, предвещая нечто злобное и неуправляемое своим одним присутствием. Саске, разозленный донельзя, медленно приоткрыл глаза.
- Какого черта... – начал он.
Прищурившаяся и отвернувшаяся Сакура, повернула лицо и удивленно и немного испуганно уставилась на парня.
- Ты сам виноват...
Она достала из воды намокший журнал про автомобили, с которого так и лила вода.
- Какого черта мыло в ванне на полу?! – взорвался Саске, пытаясь изменить свое положение, но эта возня в узкой ванне завершилась тем, что он уткнулся лицом в грудь девушки.
- Даже, гхм, в неловком положении Учиха знает, куда падать, - буркнула девушка, скрывая свою немного смущенную улыбку.
- Нас свела в этом месте сама судьба, - усмехнулся брюнет, стремясь поцеловать ее губы – какой дурак оставит такую ситуацию без использования в личных целях? Ясное дело, сказанное им было с частичкой иронии, которая придавала горчинку всей этой приторной сладости.
- И знает, что делать дальше, - закончила девушка свою фразу, прильнув к его губам. Когда она прервала эту мимолетную ласку, Сакура посмотрела ему в глаза и сказала: - А теперь дуй отсюда.
- Мегера, - буркнул Учиха и попытался выбраться из скользкой мраморной ловушки.
«Мегера!? Кто еще из нас мегера... Только как сказать мегера в мужском роде?» - задумалась девушка, когда Учиха бубнил ей про пять контрольных у него, вдобавок три зачета и финальный экзамен у преподавателя. - «Нет, ну он издевается...»

***

Каждодневная рутина превратилась в привычку: Джеки рос под строгим взглядом Саске и безотказной добротой Сакуры, Ринджи и Тейджи почти перестали возражать против присутствия Учихи, хотя как раз он-то и возмущался больше всех против них, но его уже перестали слушать, просто принимая это как должное. С последнего экзамена, к которому Саске все же допустил Сакуру, прошло уже много времени, настолько много, что про него уже все давно забыли.
Девушка не знала, почему именно в это утро встала весьма рано. После долгого рабочего дня – а вчера он был особенным для Саске, который проработал больше, чем пятнадцать часов – Учиха спал как убитый и даже не почувствовал, как Сакура выбралась из его объятий. Потянувшись у окна на кухне, она вдруг замерла. На улице падал снег большими хлопьями, лениво планируя на крыши домов, маленьких магазинчиков деревьев и просто даже скапливался уже на асфальте... Красота была неописуемая – весь город в серебре...
«В этой суете мы ведь совсем забыли, что осталось полтора месяца до Нового года...»
Не только девушка проснулась спозаранку. Джеки тоже не заставил себя ждать. Сперва, он, как было уже заведено в этом доме, пошел будить своего хозяина. Но как бы он ни старался – ничего не получалось, только оплеуху получил тяжелой рукой, после чего убежал к Сакуре. А Саске снова погрузился в глубокий сон без сновидений...
- Тише, тише не буди его... - послышался шепот издалека...
Саске точно его слышал, но на самом заднем плане, потому и не проснулся даже тогда, когда девушка шепотом просила его поднять руки, даже тогда, когда целовала в висок и вновь что-то просила сделать, вроде бы, зачем-то свести их вместе, даже тогда, когда мимолетно поцеловала в губы и что-то сделала с его руками у изголовья...
- Я сплю, - пробормотал Саске, то ли утверждая, то ли спрашивая. Но на самом деле он просто хотел покоя – спросони не было ничего понятно, а поведение девушки (он смутно понимал, что это она) и вовсе спутывало все мысли.
«Ну, вроде бы все...» - закрыв двери в комнату Учихи, девушка тихонько побежала к входной. - Ну что ребят вы готовы? - cпросила она, открыв двери близнецам.
- Ага!!!
- Всегда готовы! – первым прошел Тейджи, засучивая рукава.
Близнецы были в предвкушении – судя по словам Сакуры, Саске ничего не знает, а значит будет зол, а следовательно – можно будет хорошенько повеселиться.
- Что куда? – спросил деловито Ринджи, который не мог усидеть на месте и, обогнав брата, уже направился в спальню.
«Добрым утро не бывает...» - думал в этот момент хозяин квартиры, медленно просыпаясь и не желая этого. Он из последних сил пытался снова провалиться в сон и даже попробовал перевернуться на живот, но... – «Что это?» - так и не открывая глаза, Учиха подергал своими руками и убедился, что их что-то сковывает. – «Холодно, твердо, странный звук... Наручники???» - когда до него дошло, что это они, он резко распахнул глаза и посмотрел вверх – на изголовье кровати. – Сакура!!! Какого х... – Саске от неожиданности подавился и кашлянул – на наручниках ничего не закончилось. В дверях он увидел Ринджи, который стоял как истукан, пытаясь сдержать смех. – Ты что здесь забыл, кретин?
- А нас твоя девушка позвала, - ответил за брата Тейджи, который тоже подошел к спальне и облокотился о близнеца.
«Мне это снится, мне это снится, мне это снится!!!»
- Дураки!!! - услышали они злобный крик Харуно и тут же исчезли за дверью, поскольку обе руки девушки опустились на их воротники – она жестоко оттащила их от спальни...
- Да что мы сделали-то? Мы ж помочь пришли! – возмутился Ринджи.
- Вот и помогайте!! Времени у нас не так много! Он меня потом заживо съест! - рыкнула девушка.
- Скажи, что куда, и мы сделаем, - ответил Тейджи, даже не сопротивляясь.
- Сакура!!! Немедленно иди сюда!!! Сейчас же!!! – ор раздавался эхом по всей квартире, даже Джеки запрятался под стол на кухне.
- Он меня убьет... Но это того стоило, - промямлила Харуно. - Не могу я больше в этих черно-белых тонах жить... В общем, ребят, переставьте шкаф туда... - и дальше понесся перечень всех работ, которые удумала девушка. Все это время она буквально дрожала, пока Учиха орал в комнате и пытался высвободиться... У нее так сильно дрожали руки, что пару раз она роняла тюль на голову Тейджи или Ринджи, когда те проходили рядом.
Странное дело, но спустя час голос Саске стих, а то, что он вообще был в этой квартире, было сомнительным – ни единого звука из его комнаты...
- Черт, мы почти закончили, давайте быстрее ребят, - взмолилась Харуно, представляя примерно, что означает золотое молчание Учихи.
- Да, да, мы работаем, работаем, - процедили близнецы в один голос, сдвигая тяжеленный шкаф.
И вот, спустя пару часов перестановок, все было закончено. Елку можно было уже наряжать, но Харуно не решилась на смертельный поступок.
- Ну, ребят, все, спасибо вам огромное. С меня – что-то вам приготовить вкусное, - улыбнулась она, а потом промямлила: - А с вас – пожелание остаться мне в живых...
- Сакура, а ты уверена, что он тебе за это ничего не сделает? – спросил Тейджи, приводя в порядок рукава своей рубашки.
- Слушай, а можно я его сфотографирую? – встрял его энергичный брат.
- Нет, нельзя и точка! – сказала, как отрезала, девушка, выпроваживая обоих близнецов из квартиры.
- Мы рады были помочь, - подмигнул ей старший из братьев прежде, чем дверь закрылась за их спинами.
И по-прежнему тишина...
«Боже, как придется с ним сюсюкаться, чтобы он прекратил на меня злиться, хотя это не скоро будет...» - девушка остановилась у двери в спальню. И задумалась. – «Ну, как можно было жить в такой квартире! Все в черно-белом, и неправильно стоит! Мало света! Я ведь только занавески поменяла и мебель переставила... И журналы выкинула, те, где голые женщины...и...» - дальше она перечислять не стала. А спрятавшийся под стол Джеки только подливал масла в огонь. Наконец, выдохнув, она открыла двери в спальню и опасливо заглянула в нее.
Учиха, казалось, спал так же крепко, как и рано утром, словно и не было ничего. Его грудь размеренно вздымалась, доказывая его расслабленность. Но все равно было как-то тревожно...
- Саске? - осторожно позвала она его, дотронувшись кончиками пальцев до его лица.
Он ни слова не сказал в ответ. Только открыл глаза и посмотрел на нее, словно на чужого человека. Молча. Холодно.
- И что это за взгляд? - cпросила она, улыбнувшись ласково, хотя ее пробрало насквозь.
- Это я должен спрашивать у тебя, что здесь происходит.
- Ну, просто... - она отвела взгляд и продолжила: - Понимаешь, на меня немного давит атмосфера в твоей квартире, дома ведь должно быть тепло и уютно... - она посмотрела на него виновато. - А у тебя холодновато... Ну, все в черно-белых цветах... Ты не подумай, я ничего не меняла, кроме занавесок, ну и местоположения твоей мебели вот и все...
- Освободи мои руки, - процедил Учиха.
- А где гарантия, что ты мне ничего не сделаешь? - cпросила она, опешив от такого тона парня.
- Я похож на маньяка? – еще более раздраженно спросил он.
Харуно посмотрела оценивающим взглядом на Саске, а затем бодро закивала. Но после еще более разозленного взгляда Учихи она тут же поспешила снять наручники. Маленький ключик ловко прошел в отверстие и открыл замочек.
- Между прочим, если припомнишь, идея про наручники твоей была, - ответила девушка. – «Может, ты поймешь, какого другим, когда ты за них все так вот решаешь».
Саске не стал ничего говорить. Он молча сел, разминая руки и запястья. Молча дотянулся до Сакуры и привлек ее к себе. Не роняя ни единого слова, он зарылся пальцами в ее волосы и с силой сжал их, одновременно с тем, поцеловав ее губы. Его ласка не была нежной. Она была пугающе резкой, напористой и властной. Это вселяло страх в девушку, но с такой же силой и пробуждало в ней желание.
Ни единого слова. Он повалил ее на простыни. Только судорожные вздохи. Он завел ее руки к изголовью и щелкнул замок. Она попалась. В свою же ловушку. Вот только Саске преследовал иные цели – он не оставлял свою жертву, продолжая терзать ее, словно игрушку-рабыню, призванную ублажать своего хозяина. На его лице появилась лишь адская улыбка, когда он услышал ее первые стоны, несдерживаемые уже ничем.
Но этот самый «щелк» вывел ее из омута желаний и ощущений. Вздрогнув, она только вопросительно подняла голову вверх с приоткрытым ртом, чтобы увидеть, правда ли это...
А Саске нагнулся ближе к ее лицу и едва приоткрытым ртом дотронулся слегка до ее губ, словно дразня. И этим дело не ограничивалось, он умело управлял ее телом, зная, что ей понравится, что заставит ее дышать чаще, а что лишит всяческого разума.
- Так... - девушка обдала своим горячим дыханием, - так не честно... - она так же едва касалась его губ, словно пытаясь держаться, не сдаваться и не поддаваться ему.
- Не честно? А почему ты не посоветовалась со мной насчет всего этого? Что здесь делали близнецы? В Моем доме?! – голос Учихи прорезался с новой яростной силой...
- А это урок тебе, чтобы ты понял, какого людям, когда так поступаешь ты, так же ни с кем не посоветовавшись...
Не находя, что ответить, Саске просто встал и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Судя по звукам, доносившимся из квартиры, он одел на Джека ошейник с поводком и вышел с ним на прогулку, хлопнув дверью.
«Ох, не-е-е-ет...» - пронеслось лишь в мыслях. Она наивно посмотрела на наручники, которые издавали скрежет каждый раз при движении пленницы. Сакура глубоко выдохнула и сумела развернуться на бок – хоть немного, но изменив положение рук... – «Ну, я тоже, наверное, жестко обошлась... Так у него руки затекли, наверное... Ну, нет, все правильно, иначе бы он ничему не научился! Или все таки жестко?» - не находя, чем заняться, Харуно просто закрыла глаза и попыталась поспать хоть немного.
Тем временем Ринджи и Тейджи, которые уже решили было вернуться к Сакуре в квартиру, увидели, как Учиха вышел гулять с Джеки. Судя по выражению его лица и исходящей от него ауры, он был неимоверно зол. Однако, за Сакуру уже можно было не беспокоиться.
- Запишешь в дневник? – спросил Тейджи, чуть ли не умиленно улыбаясь.
- Уже, - похвастался его брат, показывая исписанную тетрадь.
- Эй, два дибила, - окликнул близнецов Саске, который внезапно вернулся на эту лестничную площадку.
- Что тебе? - недовольно отозвался Тейджи, стараясь говорить как можно резче и громче, чтобы Ринджи не успел ляпнуть что-то более оскорбительное. Драться-то в итоге придется ему, а не виновнику кулачного торжества.
- Идите за мной, оба, - в приказном тоне «посоветовал» Учиха, а Джеки, словно играя во что-то, весело гавкнул на близнецов, будто подтверждая слова Саске. Тейджи и Ринджи переглянулись в недоумении, но любопытство взяло верх. Закинув быстро тетрадку в коридор своей квартиры, они тоже спустились на улицу, где их ждал брюнет.
- Она затеяла это когда? - без предисловий начал Саске, у которого сейчас глаза были, как у убийцы - безжалостные и угрожающие.
- Вчера попросила. А тебе что-то не нравится? Это и ее дом тоже, - Тейджи по-прежнему старался не дать Ринджи и слова вставить.
- Я прощу вас, если вы теперь поможете мне, - с усмешкой продолжил Учиха.

78

Глава 18. Семечко?
Семечки – символ радости и солнца, зарождения чего-либо нового.

Когда девушка проснулась, она поняла, как сильно затекли ее запястья – Сакура по-прежнему была прикована к постели.
«Господи, как ему было неприятно... Да, молодец, ты просто умница... Хотела научить его, а в итоге он проучил тебя. Гениально...»
- Ох, - громко выдохнув, она посмотрела на дверь в комнату. – Саске, ну вернись ты уже с прогулки.
Однако, даже когда входная дверь хлопнула и послышался многочисленный топот и шуршание, а так же то, как Джеки с разбегу понесся в кухню, никто так и даже не заглянул к Сакуре в комнату...
«Теперь он на меня еще и дуться будет, бог знает сколько...» - запрокинув голову на подушки, она нахмурилась от саднящей боли в запястьях и затекших руках. – «Ну, когда это кончится? Давай уже, cюды топай... Большой ребенок».
Но «большой ребенок» пришел только под вечер. Зайдя в комнату, он плотно закрыл за собой дверь и, вертя ключик в руке, подошел к девушке.
- Ну как, милая? Удобно? – спросил он, смотря на девушку, лежавшую с надутыми губами и отвечающую ему злобным взглядом.
- Как же я могла тебе поверить? - спросила она.
- О чем это ты? – невинно поинтересовался брюнет.
- Саске, заканчивай, - ответила уставшим голосом Харуно.
- У тебя плохое настроение? – спросил он, все же открывая замок и снимая с нее наручники. – Не делай резких движений, а то будет еще больнее.
Харуно, поняв, что он не шутит и не врет, постаралась не двигать резко руками – даже если она почти не шевелилась, боль была весьма ощутимая.
- Я тебя так долго не оставляла... - буркнула она, потирая запястья и морщась.
- Но ты мне и не делала этого, - обойдя кровать с другой стороны, Саске расстегнул наручники и притянул девушку к себе, усадив ее, как ему было надо, словно она была невесомой куклой. Вскоре Сакура ощутила, как он начал разминать ее мышцы. Сильно, быстро, умело. Поначалу было больно, но после, когда ее организм, наконец, расслабился, боль перетекла в приятные ощущения, от которых хотелось спать. Вот только Саске собирался делать ей не простой массаж. Мягкие прикосновения к плечу – влажный поцелуй твердых горячих губ и его сбивчивое дыхание... Так он ласкал ее шею, руки и потом, стянув с нее кофту, начал то же самое проделывать и со спиной...
- Да... - согласилась она, будто загипнотизированная, - не делала... – девушка в момент села, ровно выгнув спину и чуть запрокинув голову назад от удовольствия. – «Я тебя обожаю, но и ненавижу одновременно...»
- И как? Нравится? – спросил парень, целуя ее между лопаток и проводя ладонями по груди девушки. Он начал массировать и ее, прижимая Сакуру спиной к себе.
«Хорошо... слишком хорошо... слишком восхитительно...»
- Я более чем уверена: ты делаешь все это не просто так.
- Думай что хочешь, но я это делаю, - парень скорее промурлыкал, чем проговорил.
- Саске, я знаю тебя, ты обязательно что-то да сделаешь, чтобы поиздеваться или в свою пользу... - прошептала Сакура, глубоко вздохнув.
- Разве в том, что я сейчас делаю, может быть для меня выгода? – спросил он, прекращая массаж. – Неужели я в твоих глазах такой монстр?
- Нет, просто ты не можешь оставить безнаказанным то, как с тобой поступили, я ведь знаю, - улыбнулась она, повернувшись к нему лицом.
- Я сегодня добрый. Прощаю тебя, - с усмешкой и чувством полного превосходства ответил Саске, обнимая Сакуру одной рукой и заставляя ее повалиться на него. – Я ведь знаю, что завтра для тебя особый день.
- А откуда ты выяснил...
«Надо же... Я уже нашла повод для обиды, что его день рождения я знаю...»
- Как откуда? Я видел твои данные в документах института.
- А это... - буркнула она. – «Ясно, почему не спрашивал... лис... А я-то папе его звонила...»
- Можешь расслабиться и спать дальше, все равно я тебя из комнаты не выпущу до завтра.
- Это еще почему!? - возмутилась девушка.
- Я хочу, чтобы ты была только со мной, - сказал он, смотря на нее сверху вниз.
- Ну, это же не повод держать меня взаперти весь день, - девушка развернулась поудобнее и заглянула ему в глаза.
- А мне повод не нужен, - наклонившись, парень поцеловал ее в лоб.
- Cаске, а ты пришел один? - cпросила его вдруг Сакура, вспомнив, что она будто слышала еще шаги других людей.
- Я привел с собой двух зубных фей, не волнуйся, они не кусаются, - усмехнулся Учиха.
- Ринджи и Тейджи? - удивленно воскликнула она.
- И еще одно страшное оружие всех времен и народов, - вспомнил Саске про Наруто.
- А зачем? - переспросила девушка нахмурившись.
- Замаливать свои грехи перед Богом.
- Саске... – девушка подозрительно покосилась на него, а затем, встав, направилась в гостиную, да и вообще просто посмотреть, что происходит.
- А ну стоять, - сильные руки парня не дали ей даже к двери подойти.
- Да в чем дело?!
- Я же сказал, что не выпущу тебя из комнаты. Ты чем слушаешь?
- Я же сказала, ты что-то удумал! Отпусти меня! - закричала она на всю квартиру.
- А будешь орать, мне придется тебя заткнуть, милая моя.
- Саске, какой же ты... - рыкнула она, но не договорила. – «Посмотрим, кто кого», - буркнула девушка про себя, с силой наступив ему на ногу.
- Ш... что ты делаешь! – взвелся парень, убрав ногу с опасного места, но не отпустив Сакуру. – Я тебя сейчас обратно к кровати прикую!
- А что ты задумал?!?! - она толкнула его в грудь, пытаясь освободиться.
- Ничего такого, о чем следовало бы беспокоиться.
- Тогда зачем меня тут держать, дай пройти, - пропыхтела Сакура, пытаясь дотянуться из-за спины Учихи до ручки двери.
- Слушай, я привел твоих друзей. Ну, Наруто не в счет. Ты думаешь, они сделают что-то, что тебе не понравится?
- Уж больно довольным ты пришел, - опять пропыхтела девушка, пытаясь тщетно дотянуться только уже через плечо Учихи.
- Не зли меня. Иди, ляг и спи.
Девушка недовольно отошла от него на пару шагов, скрестив руки на груди.
- Что еще за глупость... - буркнула она обиженно.
- И вовсе не глупость, - Саске прошел к двери и облокотился о нее. – «Придурки, быстрее, я не могу ее вечно здесь держать», - думал парень, поглядывая на часы – уже была половина девятого вечера.
- Небось, заставил их переставить все обратно, - обиженно ответила Сакура, завалившись на кровать.
- Нет, ты знаешь, мне понравился твой вариант обстановки. В конце концов, женщины на то и нужны, чтобы в доме был порядок. Но я все равно сердит, что ты не посоветовалась со мной и тем более пригласила для этого дебилов.
- Тогда для чего их же позвал ты? И они не дебилы, прекращай этот детский сад, - Сакура плюхнулась вновь на кровать и накрыла голову подушкой.
- Хорошо, я тебя в комнате запру и пойду наблюдать за этими «не дебилами».
- Нет уж, останешься здесь, - зло буркнул из-под подушки голос небытия.
- То есть, ты хочешь, чтобы я был с тобой? – заинтересованно начал Саске.
- По крайней мере, ты не подерешься с Ринджи, - ответила Сакура.
- А, ну если дело только в этом, то я пошел, - Учиха сделал вид, будто собрался уходить.
- Саске... - Харуно выглянула из-под подушки и сверкнула глазами.
- Да, милая? Я все сказал, - ответил он, берясь за ручку двери.
- Я хочу, чтобы ты остался здесь, просто так, - уткнувшись в простыни, прорычала она.
- Нет проблем, - тут же отозвался он. – Наруто!
- Я!
- На!
- Понял!
Все свершилось за секунду – Сакура даже не поняла, что произошло. Просто открылась дверь, Саске что-то отдал, и она снова закрылась со щелчком замка.
- Да что происходит! Ты можешь просто мне объяснить?! - Сакура от съедающего ее любопытства все больше и больше была похожа на расстраивающегося и психующего ребенка.
Прежде, чем ответить, Учиха деловито еще раз посмотрел на часы и, отсчитав, заявил:
- Узнаешь все через три часа.
«Три часа? Наступит же завтра... Мой... неужели он все это затеял...» - Cакура нахмурилась, все еще смотря Учихе в глаза и пытаясь понять, что же он задумал.
За дверью раздался звонок и, судя по быстрому топоту, кто-то помчался открывать дверь. А потом начались шушукания, какие-то шуршания, и незнакомый голос. Отрывки разговора долетали и в комнату...
- Так куда вам перенести эти з...
- Туда!!! – хором заорали три голоса. Парни явно желали перебить новопришедшего.
- М? - Сакура озадаченно смотрела то на дверь, то на Учиху, снова на дверь и снова на Саске. – Ну, выпусти, - взмолилась она, наигранно плача.
- Сакура, ты меня любишь? – спросил вдруг парень, присаживаясь на край кровати.
Услышав такой коварный и самый трудный в мире вопрос, девушка удивленно посмотрела на парня, не понимая совсем, к чему он клонит.
- Да - ответила она так, будто это был глупый вопрос и то, что она сказала, было очевидным.
- Тогда полежи и не рыпайся, - с лучезарной улыбкой заявил он.
- Ах ты... - девушка хотела было ругнуться, но, посмотрев на его лицо, вновь сникла и выпустила пар молча. – «Козел, еще и пользуется...»
- Что я? – заискивающе спросил парень, проводя рукой по спине девушки.
- Ничего, - буркнула та, отведя в сторону взгляд и поджав губы. Уж слишком приятно было его прикосновение. Теплые ладони, плавно скользящие по коже и задирающие намеренно футболку... Закатив глаза, она буркнула: - Иди отсюда, глаза б мои тебя не видели.
- Двери шум не пропустят, не волнуйся, - прошептал Саске. Вместо того, чтобы уйти, он навис над девушкой и стал снимать с нее одежду.
- Cаске... Нет... Ты что! Убери руки, кому говорят! Тут Тейджи и Ринджи! Что ты творишь! - девушка начала изворачиваться как змея под ним, всячески мешая сделать что-либо.
- Любимая, никто ничего не услышит, и сюда никто не войдет, - парень невозмутимо обрубал все ее попытки к отступлению. К тому же, он успел снова приковать ее к постели, но по этому поводу девушка ничего не сказала – не до того было.
- Ну, не надо... - Харуно отвернула лицо и закрыла плотно глаза в попытке выдержать его натиск. - Услышат...
- Не волнуйся, я буду любить тебя нежно, - с легкой усмешкой проговорил Саске, задрав ее кофту по самые наручники и принимаясь за штаны.
- Знаешь, эти твои слова пропитаны огромной долей сарказма и издевательства... Еще скажи мне, что я не права? - переспросила она, посмотрев ему в глаза.
- Да брось, Сакура, все равно, что бы ты сейчас не сказала – все бесполезно. Ты ведь и сама меня хочешь, разве нет? – продолжил напирать на нее Учиха, уже избавив девушку от одежды. – «Хоть перестала думать о сюрпризе», - подумал он.
- А ты этим только и пользуешься, - фыркнула Сакура, томно выдохнув.
- А ты этим недовольна?
- И да, и нет, - снова она недовольно надула губы и отвернулась.
- А по-моему, у тебя на лице одно жирное «нет».
- Слушай, какой же ты, - девушка состроила недовольную гримасу, но ее выражение лица тут же смягчилось из-за того, что его лицо и губы оказались слишком близко, - гаденыш, - закончила она на выдохе, словно смирившись.
- А я могу и обидеться.
- Я же не обижаюсь на правду, в отличие от некоторых, - ответила Харуно, имея ввиду, то, как Учиха порой с ней разговаривает.
- Ах, так? Тогда я тебя тут одну оставлю сейчас, будешь знать!
- Ну, хорошо, хорошо... - взвыла девушка - больше всего ее бесило то, что он начинал и назло не заканчивал.
- Не слышу.
- Останься... – выдавила Сакура из себя.
- Мало энтузиазма, - скептично заметил Саске, смахивая с ее одежды, лежавшей рядом, несуществующие пылинки.
- Ясное дело мало - руки то связаны, - намекнула она.
- Интересно, а если развязать, совсем уснешь?
- В первую очередь, я тебя побью, - буркнула она. – Нет, так нет! - рыкнула девушка. – «Еще умоляй его».
- И это вся твоя любовь?
- Я же не виновата, что ты капризничать любишь, - фыркнула Сакура, обиженно отведя взгляд.
- По сравнению с тем, как капризничаешь ты – это цветочки, - хмыкнул парень. – Ты хоть иногда замечала, как ты себя со мной ведешь?
- В отличие от тебя, я стараюсь исправиться и быть мягче, но вот такие твои выкрутасы просто выводят из себя.
- Я тоже стараюсь, а то, что ты не замечаешь этого, только выводит меня из себя.
Сакура выдохнула.
- Да уж, оба хороши, - грустно ответила она, посмотрев в его глаза.
- Будем исправляться? – спросил Саске, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.
Сакура усмехнулась.
- Угум, - кивнула она, посмотрев ему в глаза, а затем на его губы.
- Хм... С другой стороны, ты же потом будешь так сильно измождена, что не сможешь потом радоваться сюрпризу... – Учиха наигранно задумчиво стал потирать подбородок.
- Саске, на данный момент ты не прошел исправления, - девушка выглядела серьезно обиженной.
- Зато ты прошла, - рассмеялся Учиха.
- Так нечестно! – притворно заныла Сакура. Ведь и вправду, ее исправление заключалось в том, чтобы стать более смелой в любовных делах, а Саске – наоборот.
- Честно, честно.
- Саске, тогда одень меня обратно.
- Зачем?
- Затем, что мне холодно, - мило улыбнулась девушка.
- Я тебя согрею...
- Ну, что вы там так тихо... Ты что, Саске, ей там кляп в рот вставил? – бормотал Наруто, прижавшись ухом к двери.
- Уйди, окаянный, - донеслось из-за двери.
- Кролик, чтоб тебе... – буркнул блондин так, что услышали все, кто был в квартире.
- У меня уже отбило желание согреваться...
- Уверена? –рука брюнета уже надавила между ее ног, возбуждая желание.
- Саске... – промычала девушка, закусив губу и запрокинув голову.
- Да, любимая?
- Не... да, любимая... а делом займись...
- Нет, нет, нет и еще раз нет!!! – перебили тишину возмущенные возгласы.
- Да, да, да и еще раз да!
- Сам возись с этой хреновиной! Я уже весь обкололся.
- Ничего, ничего, труд полезен для молодых особей, - усмехнулся Удзумаки. – «Ну, и такой полезен...» - подумал он, представляя, чем сейчас занимается плененная пара.
- У этой хрени края острые!
- Нам надо ее куда-то положить, а то в коридоре кто-нибудь, да разобьет, пока рабочие трудятся! – возразил Тейджи своему брату.
- Слушайте, харе вам там уже кичиться, делайте то, что попросили...
«Если это, конечно, можно было бы назвать просьбой...» - думал Удзумаки, вспоминая то, как буквально приказал Саске сделать сюрприз... Бедный Наруто таскал самые дорогие и тяжелые элементы подарка – огромные зеркала и их кусочки... И так продолжалось в течение часа, а затем послышались противные и надоедливые звуки дрели, молотков и тому подобное...
- Ну вот, смотри, у нас еще полчаса ни на что остались, - заметил Учиха, как ни в чем не бывало, лежа рядом с Сакурой и смотря на часы.
- Может, ты теперь отцепишь от меня наручники, - выдохнув ответила девушка - она словно бежала кросс на триста метров.
- Только при условии, что ты никуда не уйдешь с этой кровати.
- Хорошо, хорошо... - у девушки уже так сильно затекли руки, что она невольно поморщилась.
Раздались щелчок и лязганье от упавших на пол наручников, а затем Саске обнял девушку и лег на спину. Таким образом, Сакура оказалась на нем.
- Может, скоротаем еще немного времени? М?
«Я ему что, кукла что ли?»
- У меня, между прочим, запястья болят, - буркнула обиженно Харуно, перебравшись снова на постель и повернувшись к парню спиной. Она стала осторожно растирать покрасневшие места, при этом девушка успела обвернуться одеялом.
- Бедняжечка, но тебя же это не заботило, когда наручники были на мне, - возразил Саске, лежа на боку. Одной рукой он подпирал свою голову, а другой плавно перебирал ее локоны.
- Ты – мужчина, мог бы и потерпеть, - девушка понимала, что ему тоже было больно, но как иначе она бы сделала то, что сумела осуществить, более того, она по-прежнему была уверена в том, что это послужило ему уроком.
- Но я тоже человек. Вставай, я отведу тебя в ванную, - сказал он, и Сакура почувствовала и услышала, что он поднялся с кровати.
- Не надо меня никуда вести, сама схожу, - буркнула она, вставая вместе с одеялом. И только она собралась идти вперед, как, не пройдя и двух шагов, остановилась - виной было то самое злополучное одеяло, на уголке которого хорошенько залег Учиха. Сакура взялась за свое единственное прикрытие, начала дергать его и, вконец разозлившись, рыкнула: - Ну, отпусти!
- Не хочу. Ты же не хочешь, чтобы я тебя отвел. Значит, буду лежать.
- Хорошо, отведешь за ручку, как маленькую, до ванны, самому не смешно?
- Нет, если учесть, что тебе надо для этого выйти из комнаты, а ты жутко любопытная особа.
- Ладно, хорошо! - чуть повысила голос от нетерепения девушка, вспомнив, что двери даже в комнату он запер на ключ.
Встав снова, Учиха надел на себя халат и подошел к двери, держа Сакуру за руку.
- Наруто! Ключ верни! – тишина в ответ. – А, точно... – чертыхнувшись, парень пошел искать свой сотовый, который покоился в кармане брюк, а они... Были где-то среди этой комнаты...
Харуно, скрестив руки, оперлась о стену и скептично наблюдала за тем, как Учиха пытается найти штаны.
- Запоминать надо куда кидаешь, - усмехнувшись, сказала она, сделав шаг в бок и загородив стул, на который и упали штаны.
- Ты бы помогла искать, - заметил парень, вставая на колени и заглядывая под кровать, но, к сожалению, ничего кроме пыли и наручников он там не нашел, - а то проторчим здесь до самой полночи, а там и братья тебя в таком виде увидят.
Фыркнув, девушка отошла в сторону и, взяв его штаны, кинула ему.
- Вы так любезны, мадемуазель, что просто обосраться, - буркнул Учиха, доставая телефон. – Алло, Наруто, неси ключ обратно.
- А? Зачем? Ты уверен, что удержать ее сможешь? Нам осталось всего ничего, да и... - Наруто любовался работой бригады, которая, зная свое дело, действовала весьма ловко и быстро, и получалось очень даже ничего... Но вдруг его переклинило, и он вспомнил все трудности. - А чтоб тебе, Саске! Мне на ногу дважды роняли эти хрени, как их, полиуритановые или что-то типа того! Еще я чуть с лестницы не упал, таская эти здоровенные зеркала! Я мог бы побыть с Сакурой или близнецы, а ты, крот поганый, сныкался и удовольствие там ловишь! Сейчас занесу!
- Не верещи, как старая карга, - ответил брюнет и тут же выключил телефон.
Через пару минут в их двери послышался какой-то скрежет и звон – пришел Наруто...
- Сакура, советую тебе его о ключе просить. Он на меня сейчас зол, - Саске сидел на диване, смотря на девушку и раздумывая над тем, все ли хорошо там у них.
- Да? И тебе все равно, что я в одном одеяле? - девушка окинула взглядом комнату – свою одежду она так и не нашла.
- Главное – ты не голая. Тут все свои для одеяла.
- Какой же ты... - девушка злобно поджала губы и выдохнула. Но Наруто оказался более политкоректным – он просто осторожно протянул в небольшую щель ключ. Сакура, обрадованная такому поступку, ласково улыбнулась, смотря на ключ, и сказала: «Спасибо...» - приняв его. А затем Наруто быстро вышел из квартиры, хлопнув дверью.
- А ты боялась, - Саске уже подталкивал девушку к ванне.
- Ничего я не боялась, меня убило то, что тебе все равно! - буркнула Харуно, ускоряя шаг.
- Ты же в одеяле, что в этом такого? Ты же ходишь в купальнике по пляжу?
- И что, - девушка бурчала, по-прежнему никак не унимаясь. - Я не поняла, а ты почему за мной идешь? - cпросила вдруг она, поворачиваясь к нему.
- А что, я должен бежать?
- Нет прыгать, - коротко ответила Сакура, заходя в ванную и закрывая сразу же двери.
- Монашка!
- Что, опять? - недовольно спросила она, открыв двери.
- Моя любимая, - тут же коварно улыбнулся Саске, просовывая в дверной проем свою ногу, блокируя ей закрытие двери обратно.
- Что твоя любимая? Это как понимать? - она кивком указала на препятствие к закрытию.
- Я иду тебе на помощь, а то вдруг крокодил из канализации выползет, - насмешливо говорил Саске, с силой открывая дверь шире и пытаясь пройти внутрь.
- Саске, кончай уже дурью маяться! - воскликнула девушка, отталкивая его. Второго натиска она не выдержит. Хотя...
Внезапно ласково улыбнувшись, парень приложил палец к губам девушки и таки вошел в ванную, плотно закрыв за собой дверь.
- Саске... - начала девушка, мотая отрицательно головой. - Тебе не кажется, что я тебя избаловала... - Сакура все делала шаги назад, а позади уже была близка стенка душа...
- Мне кажется, что ты меня недобаловала, - возразил парень, опираясь рукой об эту самую стенку. – Потереть тебе спинку, милая? – спросил он, наклонившись к ее ушку.
- Не надо, - усмехнувшись, пролепетала она, представляя весьма смешные образы...
- Тогда, может быть, устроить эротический массаж? – спросил Саске, разворачивая ее легко к себе спиной – в его руках Сакура действительно была словно кукла.
- Да не нужно мне делать массаж, - Харуно пихнула Учиху локтем, но одеяло отпускать не стала. – «Больно я тебя избаловала!»
- Ну, тогда не буду тебя баловать.
- Ну и что ты тут забыл тогда?
- Я сказал, что не буду баловать, но это не значит, что я не буду тебя мыть, - как-то маниакально улыбнулся Саске, включая душ и не обращая внимания на одеяло, будто его там вовсе нет.
- Да что ты делаешь?! - воскликнула девушка от резко обрушившейся на нее холодной воды, которая почти сразу перетекла в теплую. – Ну, не на одеяло же! Ты хоть думай!
- Заодно и постираем, - деловито возразил парень, начиная пока стягивать с нее мокрое тряпье.
C выдохом девушка отпустила намокшее тяжелое одеяло, поняв, что с Учихой бороться сейчас бесполезно. Развернувшись к нему лицом, она сказала, обняв его за шею:
- Халат и одеяло стираешь сам...
- Сегодня так и быть, - произнося это, он начал действительно мыть ее, как маленького ребенка, но конечно же, не упуская любой возможности насладиться мягкостью ее тела или же поддразнить ее чувственность.
Устоять перед мокрым Саске было сложно... Капли воды стекали с его волос на плечи и далее продолжали свое немного шальное путешествие по торсу... Казалось, встретить ладонью хотелось каждую, чтобы доставить удовольствие в такт его действиям... Время, пролетело так быстро, уже почти час, если не больше, в коридоре звонил мобильник Учихи - Наруто тщетно пытался дозвониться и сказать ему, что вся работа сделана. А потом, полностью бросив надеяться на это, послал смс и отправился домой, как и близнецы.
- Сюрприз подождет до утра? – спросил полушепотом Саске, массируя голову девушки. Они уже минут пять лежали на кровати, в объятьях друг друга, позабыв обо всем – о времени, об обязанностях, об усталости... Словно вода унесла с собой все, оставив лишь их одних.
Сакура, как довольная кошка, потянулась и сказала:
- Хочу... но ты меня усыпляешь...
- Я могу прекратить. Сегодня твой день, тебе решать, - парень поцеловал девушку в макушку и ослабил массаж, поглаживая одновременно с тем ее спину.
- Бог ты мой, всегда бы так! - ухмыльнулась девушка. - И вообще, по секрету между нами, всегда во многих странах был порядок, когда матриархат был – вывод сам сделаешь, милый?
- Да, только в итоге эти страны прекратили свое существование, - насмешливо заметил Саске. – Взять хотя бы мифы об амазонках.
- Ну, не правда, - девушка надула губки.
- Мужчина должен защищать свою женщину, каждому свое место, - он легонько стукнул ее по носу и зевнул. – Спать пора.
- А как же сюрприз?! - возмутилась именинница.
- Даю слово, он никуда не убежит. Ты еще успеешь им насладиться и меня повосхвалять.
- Ну, Саске! - на лице Харуно выражались полное недоумение и обида. - Я ждала целый день!!
- А вот завтра утром сможешь насладиться им в полной мере, - тихо заявил парень, возобновляя массаж. Казалось, он сам засыпал от своих действий. Его глаза медленно закрылись, а на губах играла легкая довольная улыбка, словно у кота, наевшегося сметаной...
- Ну, пожалуйста, - девушка уже не знала, как подступиться к нему.
- Спокойной ночи, любимая, - пробормотал он, уже засыпая глубоким сном и прижимая Сакуру к себе крепче.
- Это не честно... - буркнула та, уткнувшись лбом ему в плечо.

79

Глава 19. Шампанское?
Несомненно, каждый в мире знает, что это такое. Золотая волшебная сказка, сладкая нега... Пусть и немного горьковатая порой. Но, несомненно, всегда дарящая радость, мечты и капельку чуда, которую мы несем сквозь годы с самого детства...
Iriska.

- Ну же, ну же, где же они? Ну, куда я могла ключи подевать? - Сакура бегала по коридору, попеременно проверяя полки и сумку.
- Ищи. Три дебила оставили их точно – им они незачем, - сказал Саске, смотря в окно и постукивая по стене пальцем. Он постоянно поглядывал на свою куртку – с чего-то именно сейчас сильно захотелось курить.
- Почему сразу три дебила? - недовольно ответила девушка, заглядывая на верхние полочки. - Помоги лучше ключи найти!
- Я пошел на улицу, с Джеки прогуляюсь, - это было большой редкостью, чтобы Саске, не ворча сам предлагал это – явно все не спроста.
- Саске, что случилось? – когда Сакура посмотрела на своего парня, в ее взгляде уловилось некое беспокойство.
- Да ничего. У меня намечается перекур. Так что мы пойдем, а ты ищи, ищи, не отвлекайся, - сказал он, надевая ошейник на щенка и накидывая на себя куртку.
Cакура обеспокоенно посмотрела на Саске, который так же апатично застегивал ошейник, а затем просто ушел, подмигнув. Хмыкнув, девушка продолжила поиски. И наконец, через полчаса упорного труда, она начала немного взволнованно всовывать ключ в замок своей квартиры. Сакура поняла еще вчера по звукам, что сюрприз явно в ее комнате...
- Эй, эй, - теплая ладонь легла на руку девушки, - я, кажется, сказал ключ искать, а не пускать его в ход. Должен же я видеть твою мордашку, когда ты увидишь мою перестановку в твоей квартире, - улыбнулся Саске, уже вернувшийся с прогулки. От него немного веяло табаком, а Джеки радостно прыгал вокруг хозяйки, рассказывая ей о своих приключениях на улице.
- А вот нечего было заставлять меня ждать, - буркнула Сакура, чуть поморщившись. - Зачем ты опять курил?
- Захотелось, - пожал плечами парень. – Разрешаю, так и быть, входи, именинница.
Саске с таким удовольствием сейчас ощущал свое превосходство, а главное – ему было приятно, потому что он знал: ей обязательно понравится его подарок.
Лицо девушки озарила детская радостная улыбка, и Сакура с каким-то вдохом, будто бы полным загадочности, вошла в комнату, осторожно оглядываясь.
- Вы идете? – спросил парень, который не ступил дальше порога. Он облокотился о стену и достал еще одну сигарету с зажигалкой.
- Учиха, ты заболел? – переглянулись близнецы, которые тоже оказались на лестничной площадке – а ведь девушка их даже не заметила.
- О-о-о, да неужели ты решил впустить нас, о Великий! - Наруто артистично возвел руки к воображаемому небу.
- Вали уже, - без капли злобы буркнул брюнет, выдыхая ядовитый дым.
Наруто и Ринджи тут же кинулись внутрь – им не терпелось увидеть то, ради чего они вчера согласились работать на Учиху, а вот Тейджи подзадержался...
Он не торопясь шел мимо Саске, смотря только перед собой – в коридор квартиры Сакуры и никуда более.
- Ты не идешь?
- Нет, - безразлично ответил парень.
- Что ж так?
- Все лучшее я получу потом, вам оставив только объедки от ее счастья, - насмешливо проговорил Саске, стряхивая пепел прямо на пол.
- Ты жмот, Учиха.
- Я собственник.
Хмыкнув, близнец присоединился к остальным, прикрыв за собой дверь.
Что творилось дальше – не поддается описанию. Обычно уравновешенная девушка, которая всегда могла помочь в сложную минуту, оказать поддержку и вообще в принципе ведет себя серьезно, за секунду превратилась в ребенка-фанатика. Когда она увидела, что якобы ее парень и друзья сделали, она даже и представить не могла, что сюрприз окажется именно столь крупномасштабным...
- Зеркала придурок Саске приволок, - начал пояснять Ринджи.
- Поручень – мой подарок, - подхватил его брат.
- А покрытие на полу и маты мои, - хвастливо продолжил младший.
- Ребята... - только и смогла вымолвить девушка, смотря на полностью реконструированную комнату завороженными счастливыми детскими глазами, в которых, казалось, плескалась река счастья...
- Скорую вызвал?
- Ща, приедет, - услышал Наруто голоса близнецов.
Харуно все никак не могла наглядеться... Ее поражало здесь абсолютно все, идеальные поручни, увеличен проем окна, чтобы в комнату попадало больше света, почти вся стена справа была сплошным зеркалом. Пол, покрытый приятным паркетом, осторожные ласковые цвета комнаты... Порадовало все. Теперь у нее были собственные владения для тренировок и поддержки своей формы.
- Спасибо вам... - едва слышно от ошеломления и приятного изумления промолвила девушка, повернувшись полубоком.
- Это ты Саске спасибо говори, он переживал, что ты забросила тренировки.
- Ну, переживал громко сказано.
- Да он мне всю плешь проел за последнюю неделю.
- Ну, беспокоится мальчик.
- Да он же психопат-извращенец, Тейджи, чего ты его защищаешь-то?
- Да так.
- Да так? – ехидно переспросил Ринджи.
«Переживал...» - Сакура вспомнила то, как они поругались за неделю до зачетов...
В те дни напряжение между ними накаливалось все больше и больше – постоянные его «подколы» по поводу ее неуспеваемости, регулярные пропуски его пар ради танцев... И они не выдержали. Когда терпение обоих достигло самого пика, Учиха буквально взорвался, обвиняя девушку в ее наивности и ветрености так же, как и в безответственности. Его слова: «Твои танцы – твои проблемы, выкручивайся как знаешь, но никто за тебя ничего делать не будет!» - запомнились надолго...
Сакура долго смотрела просто в окно. Она, казалось, даже забыла, что непривередливые близнецы и Наруто уже развели целые дебаты по поводу Саске...
«Значит, ты все-таки хочешь, чтобы я не бросала?» - девушка тепло улыбнулась, смотря на стены и зеркала. Она так задумалась, что не увидела впритык вставшего рядом Ринджи и смотревшего на нее с некой смешинкой во взгляде. Наконец, заметив его, Сакура даже вздрогнула и спросила:
- Что?
- С днем рождения, - с улыбкой сказал он.
- А... Спасибо, - улыбнулась она Ринджи, а затем, повернувшись лицом ко всем, добавила: - Всем вам.
- Мы, пожалуй, пойдем, а то Саске там, бедняжечка, изведется от ревности весь, - хихикнул Тейджи.
- Кстати, а куда он ушел... - стыдливо задала вопрос девушка, забывшая обо всем, когда увидела в своей квартире такой сюрприз.
- Он в коридоре, вроде как. Курит.
- Опять? – выдохнув, спросила Сакура, посмотрев на входную дверь...
- Я же не курю при тебе, как ты и хотела, - внезапно в комнату вошел Саске, недовольно посматривая на близнецов. – Поздравили? Свободны.
- Опять ты за свое?- девушка хоть и была зла на то, что он так всегда обращался с близнецами и другом, но, тем не менее, ее взгляд из укоряющего превратился в просящего.
Заглянув в эти зеленые любимые глаза, направленные прямо на него, Саске прошел к окну, не в силах портить такой момент, которого он так долго ждал, и буркнул:
- Спасибо за помощь.
«Люди, это полный... Учиха «спасибо» сказал...» - Наруто аж закашлялся, но сразу же оправдался тем, что заболел недавно, и ему просто повезло, что именно сейчас он пил воду, как будто запивая таблетку.
- Это же и наш подарок тоже, - усмехнулся Тейджи, идя в коридор.
- И все-таки, это был исторический момент! – развеселился его младший брат.
Но братья тут же замолчали, когда встретили на себе испепеляющий взгляд Харуно...
«Хотя, насчет исторического... Это точно...» - подумала девушка.
«Тишина и покой. Не прошло и двух лет», - пронеслась мысль в голове Саске, когда дверь за гостями закрылась. – «А теперь самое интересное», - ехидно улыбнулся он, поворачиваясь к Сакуре.
С лица девушки все никак не спадала та наивность и детская радость, когда она оглядывала комнату, и когда как к хрусталю прикасалась к зеркалам и вообще к любой вещи...
- Спасибо, - она повернулась к нему и крепко обняла.
В этот момент парня словно поразила яркая молния. Будто вся нежность и признательность девушки откликнулись в нем, даря забытое тепло в душе. Внутри Саске что-то треснуло, сломалось. Он только теперь понял, осознал, что все это время его сковывал страх. От самой первой секунды, когда их судьба свела вместе, и до этого внезапного мига. Он понял, почему был так груб с ней, понял причину своих раздражений и злости, которая непонятно откуда черпала каждый раз в его душе силы. Он просто не верил. Он любил Сакуру, но не верил ей. А сейчас... Какими же теплыми и нежными могут быть объятия девушки! И Саске почувствовал, что только искренне любящая девушка может так обнимать. Парень понял себя за доли секунды, только благодаря этому ее действию, но... Понять мало, нужна сильная воля, чтобы что-то с этим сделать...
- Ты меня задушишь, - пробурчал он, смотря куда-то в потолок. Он так боялся встретиться с ней взглядом, боялся, что она найдет в нем это новое чувство – доверие. Но улыбку он не мог убрать. Чем сильнее он старался, тем ярче и шире она становилась.
- Дурак... - ласково усмехнувшись, ответила девушка, прижимаясь к нему щекой. И сказано это было не в отместку, а действительно ласково, хотя, разве слово «дурак» могло быть ласковым? По-видимому - да, но только у любящей девушки, как и ее объятия.
- Твой дурак, - неожиданный для Учихи ответ и непривычно нежное объятье. – Кстати, милая, - шепнул он ей на ушко с какой-то ехидной ноткой в голосе, - ты никуда не опаздываешь?
Довольная Сакура сразу же стала удивленной. Она подняла свой взгляд и посмотрела парню в глаза.
- А я разве куда-то опаздываю?
- А разве тебе не надо на репетицию?
- Слушай... - Сакура с подозрением и какой-то нахальной улыбкой посмотрела на Саске, - а откуда ты все это дело знаешь?
- Я все о тебе знаю, - хмыкнул парень. – Иди, пока я не передумал.
- Ого, - наигранно удивленно ответила та, хмыкнув напоследок, - ну ладно, сам сказал, - пожала плечами Сакура. Отпустив парня, от чего тот поневоле почувствовал некий холодок, она поцеловала его в щеку и, осмотрев еще раз с детской радостью на лице новую комнату, покинула квартиру.
«А мне пора на работу... Что ж. Ее удивление и радость стоили затраченных сил», - довольный собой, Саске вскоре тоже ушел, и только единственное все омрачало – вчера он взял выходной, из-за чего сегодня придется работать сверхурочно.
Сакура шла по тротуару и думала над тем, что сделал Учиха. Даже во время ее возобновленных тренировок девушка была словно сама не своя. Она то сбивалась, то неправильно поворачивалась – на эти ее промахи режиссер смотрел весьма удивленно. Одна из лучших танцоров...
«Ну, с кем не бывает...» - думал мужчина все это время.
Под конец девушка более-менее наверстала упущенное, но все же лекции с директором постановки избежать не удалось. И даже когда он отчитывал девушку, то заметил что-то новое в ее глазах. Поняв приблизительно, что это, он только и махнул рукой, сказав:
- Бог с тобой, - и отпустил...
Счастливая и довольная Сакура возвращалась домой, когда вдруг заметила тот самый супермаркет, где Саске впервые понес ее сумки. Как же смешно это было - тогда он учтиво отвечал женщине, которая посчитала их молодоженами...
«Черт... Ключ соскочил...»
Девушка поняла, как сильно любит «своего дурака» - в душе был такой кавардак, без сомнения дремучий, но потрясающий, и разбираться не хотелось. Пусть будет именно так, и хотелось сделать для Саске хоть что-нибудь, чтобы ему было хорошо... Чтобы он был доволен так же, как и она.
«Все... осталось перетащить отсюда эту деталь», - парень подошел к огромной железной покрышке и схватился за нее, чтобы оттащить, да вот только кто же знал, что ее поврежденные края острые как бритва?
В корзину для покупок падало поочередно много продуктов... Ветчина, овощи, мука... И много-много другого... Шуршание хлеба и стук о корзинку консервов...
«Какого черта нет даже аптеки!!!» - злился парень, шедший домой, после долгого рабочего дня. И он не мог даже никуда зайти купить бинтов или пластырей – все было уже закрыто...
В это же время в духовке тщательно пропекалась лазанья, овощи и мясо начинали подрумяниваться, а сыр создавал причудливый узор, по бокам выползая из-под теста. Сакура смотрела на часы: уже было начало одиннадцатого, а Саске все не возвращался.
Внезапно тишину квартиры нарушил звонок в дверь. Джеки тут же побежал навстречу, однако, если бы это был Саске, парень бы сам открыл, как всегда делал.
Сакура в неверии еще раз посмотрела на часы – вряд ли это могли быть близнецы. Подойдя к двери, она спросила:
- Кто там?
- Счастье твое в дверь стучится, открывай, - последовал ответ. Саске предпочел спрятать свои истерзанные руки в карманы.
Харуно, услышав знакомый голос, была немало удивлена, но незамедлительно открыла двери.
- Саске, а почему ты сам не откроешь?
- А нефиг сидеть, когда я иду.
Девушка нахмурилась, пропуская его вперед и закрывая двери на замок.
- Ты решил разнообразить серые будни? - усмехнулась она.
- А тебе что-то не нравится? - спросил он, поворачиваясь к ней спиной. Он сделал все, чтобы Сакура не видела его рук.
- Саске, а почему у тебя руки в карманах? - девушка не обратила уже внимания на его тон.
- Замерз.
Сняв ботинки, не применяя при этом рук, он прошел в комнату, где снял с себя куртку. Затем он направился в ванную, в надежде, что Сакура не успеет что-либо заметить.
Все было бы хорошо, если бы пара капель крови не упала на пол – естественно, девушка это заметила.
- Ну-ка погоди, - Сакура, подойдя к нему, взяла парня за запястья и посмотрела...
Рваные раны, исполосовали все его ладони, да еще в некоторых местах была сдернута кожа. На первый взгляд казалось, что там и места живого нет... День явно не удался.
Увидев такое, девушка невольно ахнула.
- Саске! Как ты так умудрился? - cпросила обеспокоенно она.
- На работе вчера кто-то додумался ковыряться с проржавелой и разбитой машиной, а детали от нее оставил, - буркнул парень. – Ничего страшного.
- Боже, да у тебя на руках живого места нет! - девушка повела его в ванну, как маленького ребенка, и осторожно стала обрабатывать руки, смывая запекшуюся кровь и местами грязь. После, она усадила его в гостиной и строго сказала: - Сиди тут и жди, - а сама скрылась на кухне.
- Сакура, я не маленький! И ничего серьезного нет! – крикнул парень ей вдогонку, однако щемящая боль в ладонях буквально убивала его собственную уверенность в своих словах.
- Да-да, конечно, - с сарказмом ответила девушка. – «Ты еще хуже ребенка...» Девушка доставала перекись, мазь и бинты и, проверив, не забыла ли чего, вернулась к парню. - Не ребенок, говоришь? Я знаю сто процентов, что бы ты сделал: просто ополоснул бы руки от крови и завалился бы спать, все оставив так! - девушка взяла вату и с перекисью начала осторожно обрабатывать царапины и порезы.
- Ты делаешь мне больно, - неохотно процедил Саске сквозь зубы.
- Терпи, - только и ответила девушка, понимая насколько это болезненно. - Ты мог заразу подхватить, уж лучше сейчас сиди и рычи, чем потом.
- Только тебя здесь еще не хватало, - иронично заметил Саске, наблюдая за щенком, который стал пробираться в комнату.
- Прекрати рычать, сам как собака, - буркнула Сакура, откладывая мазь и перекись в сторону. - Мне осталось только перебинтовать, - девушка выглядела такой заботливой, сидя перед ним на коленях и забинтовывая руки. Видно было, что она старалась как можно меньше причинять боли.
Саске долго сидел и смотрел на нее вот так сверху вниз, отчего-то слегка улыбаясь. Но постепенно его улыбка становилась ухмылкой и вскоре, когда девушка почти закончила, он наклонился к ней и спросил на ушко:
- Выйдешь за меня?
Он задал этот вопрос не для того, чтобы услышать ответ. Когда-нибудь он все равно решил спросить ее об этом, но сейчас просто хотелось посмотреть на ее реакцию и немного поддразнить.
Сакура, услышав это, вдруг замерла. Ее взгляд по-прежнему был направлен на его руки и нахмурен.
- Ты это всерьез? - cпросила она, намекая на его издевательства.
- Да, я задал тебе вопрос, - терпеливо ответил он.
Сакуру явно застали врасплох – то, что она любила его, было вне всяких сомнений, но прочны ли их отношения с обеих сторон? Ведь случиться может всякое. И тем более, она считала всегда, что чтобы понять тот ли это человек, нужно много времени.
- Тогда скажи мне, а ты готов?
- Когда буду готов – я даже тебя спрашивать не буду. Надену кольцо и поведу к алтарю. Ответь на мой вопрос.
Таким ответом Сакура была поражена не меньше, чем внезапным предложением...
- Хочется сказать «да», но я боюсь. Люди же сходятся и расходятся...
- Значит, точно спрашивать не буду, - как раз в этот момент Сакура закрепила последний бинт, и Саске откинулся на спину, разлегшись на кровати. – Что у нас на ужин?
- Лазанья, - тихо ответила девушка и ушла.
«Что я опять натворил? Секунду назад было все нормально, а теперь снова затишье перед бурей. Что за перепады настроения?» - решив, что если он так и продолжит тут лежать – ничего не выяснится, парень неохотно встал и поплелся за девушкой. – Я что-то не так сказал?
- Нет, все хорошо, - отмахнулась, улыбнувшись, Сакура. - Это просто я... - она не договорила – сказать было нечего.
- По твоему виду не скажешь, что все нормально.
- Ну, такие слова тебе же не каждый день говорят, - пыталась отшутиться девушка.
Она домывала посуду, но руки тряслись неимоверно.
- Ты странно себя ведешь, - покосившись на Сакуру, Саске полез в холодильник и с удивлением обнаружил там почти пустую двухлитровую банку из-под томатного сока. - Я же ее только вчера купил...
- Что в этом такого, ну люблю я томатный сок, - пожав плечами, девушка вновь вернулась к делу.
Поражаясь все больше и больше, Саске допил сок и сел за стол в ожидании любимого блюда.
- Как прошла репетиция? – спросил он, не в силах находиться в этой напряженной тишине.
- О, все отлично, была правда пара проблем, - усмехнулась та, кидая попеременно уже Джеки сосиски, а затем, развернувшись, поставила перед Учихой его обед и ужин. - А у тебя что на работе?
- Как видишь, тоже была пара проблем, - хмыкнул Саске, поедая неумело свой ужин перебинтованными руками.
- Саске... - вдруг как-то осторожно начала девушка.
- Что? – отстраненно спросил он, включая телевизор.
«...беременным не рекомендуется красить ногти и волосы...» - случайно попав на передачу о будущих мамах и услышав это, у Саске в голове тут же прокрутились недавние события: сок, странное поведение... Все это пронеслось как вихрь, заставив бедного парня сильно подавиться.
Сакура, услышав, как сильно парень кашляет, повернулась к нему и, подойдя, постучала по спине, а когда кашель прошел, она только тогда вспомнила, что рука у нее весьма тяжелая...
- Спасибо, - просипел парень, переваривая только что полученную информацию. – Так что ты хотела?
- Скажи, а ты не хочешь поехать к твоим родителям на Рождество? Ведь твой папа нас пригласил.
- Думаю, это плохая идея, - тут же ответил парень, упорно смотря в телевизор, как будто реклама чистящих средств была для него святым роликом.
- Почему же? - спросила девушка, садясь напротив Саске.
- До них добираться на машине только часов восемь... – начал он не с самой главной причины. – «А беременным лучше дома сидеть».
- И что? Разве это резон? - пожав плечами, спросила девушка, но вдруг изменила свое решение. – Ну, раз ты так не хочешь, то не надо...
«Неужели так теперь будет все время?» - с досадой подумалось Саске. – Лучше выбери ресторан. Любой, какой захочешь. Там и встретим Рождество.
- Какой еще ресторан, Саске, Рождество это семейный праздник! Его дома отмечают все вместе...
- Хорошо, тогда давай поедем к твоим родителям, - буркнул Саске.
- Ну... к моим... - замялась девушка. Да для нее ее родители были просто золотом, но из-за традиций компании, которую основал отец, Рождество отмечается в буквальном смысле всей семьей. То есть, всем составом кампании, а уже потом они празднуют у себя дома. Это конечно тоже хорошо и замечательно, но девушке хотелось провести это время действительно вместе...
- В чем дело? Разве ты не хотела провести Рождество всей семьей?
- Ну, просто мои родители обычно встречают Рождество с сотрудниками вместе. Это у них такая традиция, - пожала плечами девушка, а затем продолжила: - И встречать нашей семьей будут только через день.
- А чем тебе я не семья? – спросил тогда парень, посмотрев своей любимой в глаза.
- Не знаю, просто что-то стукнуло, не бери в голову, ешь, давай, - улыбнувшись, Сакура поставила на пол миску с водой и вернулась в гостиную.
- Ты хорошо себя чувствуешь?
Девушка, лежавшая на животе лицом к телевизору, повернулась и удивленно посмотрела на Саске.
- Да, а что?
- Нет, ничего, - отмахнулся парень. – «Интересно, как бы ее затащить к гинекологу?»
Девушка продолжила щелкать каналы, но спиной она чувствовала взгляд Учихи на себе. Повернувшись, Харуно посмотрела ему в глаза, а парень так и не отреагировал – словно задумался.
- Саске, с тобой все хорошо? – cпросила в свою очередь та, сев на диване.
- Да, со мной все замечательно. Если будет плохо - скажи. Или если вдруг чего-нибудь захочется, - стесняясь собственной заботы, проговорил Саске и предпочел уйти снова на кухню.
«Плохо?! Захочется?!? Скажи?!? Да что с тобой!» - Cакура так и осталась сидеть на диване. Настроение вроде бы отличное: завтра выходной, который они провести вместе могут, но тут тебе на голову как ушат холодной воды...
...Скорее как снег на голову... Саске стоял возле телевизора и, склонив голову на бок, читал название торчащего журнала на боковой полке: «Для...молодых...мам... Выпуск номер двадцать один...»
«Значит, она уже знает... Интересно, она так и собирается мне ничего не говорить?» - Саске даже разозлился, неожиданно для самого себя. Но было бы глупым срывать злость на свою беременную девушку. – Сакура, я спать, - коротко сказал он, уходя в спальню.
Вот такое было действительно уже крайне подозрительным...
- Да что случилось, ты мне можешь объяснить?! - девушка встала и упрямо последовала за ним.
- Да ничего, знаешь. Какая разница? – Саске понесло...
- Да что ты такое говоришь?! Ты как с цепи сорвался, Саске!
- А знаешь, из тебя отличная актриса, Сакура! Только в одном ты просчиталась! Я тоже многое об этом знаю и понимаю, что с тобой происходит! А скажи, ты долго еще будешь скрывать от меня? А?
Девушка от такого напора и непонимания подалась чуть назад.
- Скрывать что?
- О, да, теперь мы строим из себя невинность. Сакура, к чему весь этот спектакль? Если ты собралась делать аборт, то я из тебя всю дурь вытрясу!
- Аборт? - почти шепотом спросила она - было видно то, что девушка шокирована всем, что услышала сейчас. Она задумалась, прокручивая все, что произошло, и пытаясь понять.
- Ну что ты молчишь? Скажи уже что-нибудь, - произнес парень, усаживаясь не глядя на кровать.
- Ты что думаешь, что я беременна? - осторожно спросила девушка.
- Скажешь, нет? Сакура, я все видел и все понимаю.
- Да что ты видел, ты объяснить-то можешь? Вообще, на каком основании ты подумал, что я беременна?!
- Сакура, хватит! Не хочешь – молчи дальше! Я не буду из тебя клещами все вытаскивать. Только вот не надо мне еще и врать! – рявкнув, он встал и начал расстилать постель, чтобы лечь спать и прекратить этот бессмысленный разговор.
- Нет, я Хочу!! Хочу просто понять! С чего ты это взял! Если я не беременна, и это, говорю тебе, сто процентов!!! - рыкнула та.
- А как же те два литра? Как журнал для беременных? А твои перепады настроения меня сегодня просто убивают!
«Два литра? Сок... Журнал для беременных? Забыла отдать...»
- А, э-это... - протянула она, - извини, эти журналы продаются около нашего театра, и моя подруга с университета, просит меня их покупать ей и приносить, - она уже ушла в декретный отпуск, ты, наверное, ее не помнишь, она сидела передо мной.
Упрямый Учиха, уже ничего не слушая, забрался под одеяло.
- Да прекрати вести себя как ребенок! И выслушай меня! Ты знаешь, я ведь тоже могу вот так вот отвернуться и не слушать! Но ведь я так не делаю!
- Хорошо, я слушаю тебя.
- Ты, пожалуйста, в памяти освежи то, что я сказала только что, - попыталась спокойно ответить девушка.
- Иди ко мне сюда.
Харуно вздохнула и, подойдя к нему, развернулась, сев рядом с ним.
- Ну почему вот ты не хочешь сначала выслушать, а потом думать, что делать? - скорее утвердила, чем спросила устало, она.
- Рождество справим дома.
- Хорошо, - согласилась Сакура, сдавшись.
- А теперь спокойной ночи. И не пугай меня больше так.
Сакура улеглась рядом с Саске спиной к нему.
- Неужели тебя это так пугает?
- Меня напугало то, что ты ничего не рассказала. Я подумал, что ты хочешь сделать аборт.
- Честно говоря, я даже и не думала, что все может обернутся вот так... - призналась девушка и в ее голосе можно было различить нотки раскаяния.
- Извини, что сорвался на тебя. Но постарайся, чтобы больше такого не было.
Тихое «угу» - и свет погас. Снова они, снова вдвоем - только вдвоем, а разве кто-то еще нужен?

80

Глава 20. Ассорти?
Такие разнообразные, такие сочные, яркие, несовместимые... Но... Все вместе – единое целое, под названием ассорти. Смесь, которая дает самые неожиданные послевкусия и привкусы. Никогда не знаешь, что подарит судьба.

- Саске!!! – темноволосый парень обернулся на крик одного из близнецов и с некоторой апатией уставился на брюнета, бегущего на всех парах.
- Что тебе надо, недоразумение природы?
- Она меня нашла!!!
- Кто тебя нашел? Смерть?
- Хуже!!! – Ринджи вцепился парню в воротник. – Она Тейджи теперь не интересуется!!! Она теперь за меня взялась!!!
Саске недоуменно посмотрел на его кулаки, мнущие рубашку, которую Сакура только недавно погладила, и снова посмотрел на Ринджи.
- А я тут причем? И чего ты от девушки бегаешь?
- А что еще делать??? Она мне совсем не нравится!!!
- Слушай сюда, - ехидно улыбнувшись, Саске приобнял близнеца так, словно они были старыми добрыми друзьями. – Она нарывается? Нарывается, - перебил Учиха парня, который только-только хотел что-то ответить. – Так бери и пользуйся, наивный чукотский мальчик.
- Что ты такое говоришь? - в бок Саске толкнула его девушка, шикнув на него при этом.
- Как черт из табакерки. Сакура, у нас мужской разговор, - парень задумчиво посмотрел на близнеца. – Ну... Детско-мужской.
- Да, я слышала! - рыкнула она. - Хватит его плохому учить!
- В каком месте это плохому я его учу? – возмутился парень.
- Дома над этим подумаешь, - угрожающе вздернув брови, ответила девушка и, развернувшись на каблуках, зло зашагала прочь.
- Снова ссора?
- Если каждый день это считать за ссору, то можно сойти с ума, - буркнул парень и пошел за Сакурой.
- Я все слышала, - донеслось до Ринджи от девушки, которая явно по-прежнему оставалась недовольной. Было так странно видеть то, как они идут рядом, вместе, бок обок, не толкаясь и почти не ворча.
- Кстати, Ринджи! Возьмешь на Рождество Джеки! Он просто мечтает побыть с вами! – крикнул Учиха напоследок, даже не обернувшись.
- Сто пудов, он это неспроста говорит, - Тейджи толкнул брата в бок.
- Мои голубки хотят наедине остаться, - притворно всхлипнул близнец.
- Ри... - парень не договорил, потому что, когда увидел лицо Ринджи с платком в руках утирающего мнимые слезы, не выдержал и захохотал. Вместе с братом.
- Ну вот, Джеки сплавили. Осталось решить, где будем праздновать. Все-таки я за ресторан, - Учиха шел рядом с Сакурой и уже мечтал не о том, где, а о том, когда и что после.
- Ну, может все-таки лучше дома? - спросила его девушка, которая ну никак не хотела идти в рестораны.
- И вместо того, чтобы радоваться празднику, ты будешь драить всю квартиру, а потом усталая встречать рождество?
- Вообще-то квартира вся чистая, а приготовить осталось совсем немного, пока ты был на работе, я все сделала, - улыбнувшись, ответила девушка, смотря на небо.
- Тебя не переспорить.
- Нет, мы конечно можем пойти в ресторан, но там меня ты не подомагаешься, - пожав плечами, девушка пошла дальше, оставив позади немного удивленного Саске, который выбирал журнал с новинками в мире авто и остановился.
- Знаешь, какой я хочу подарок на Рождество? – спросил он, догоняя девушку.
Сакура удивленно посмотрела на нагнавшего ее парня. Она-то уже приготовила подарок...
- И какой же?
- Мне, пожалуйста, девушку в клубничном соусе под сливками в голом и жарком виде, - прошептал парень ей прямо на ухо.
Харуно цокнула.
- Ой, дурак, - буркнула она, покачав головой. - Идем, быстрее, уже начало темнеть, - Сакура взяла Учиху под локоть и потянула с собой. - А знаешь, что я хочу на Рождество?
- И что же?
- Хотя бы на праздник, - она вдруг резко развернулась и взяла его за галстук, потянув на себя и заставив его чуть склониться. Со стороны выглядело весьма вызывающе, но как смотрелось! - Хочу только романтики, только нежности и никакой пошлости!
- А по заднице? – так же вызывающе спросил парень, которому начала нравиться сложившаяся ситуация.
- Саске... - прорычала девушка, улыбнувшись.
- Да, милая моя дьяволица? – Учиха и сам улыбнулся, точно дьявол...
- Сейчас доиграешься так, что пойдем в ресторан, и уж там ты так точно не попоясничаешь, - хмыкнула девушка, по-прежнему держа его за галстук - прохожие оглядывались, люди пожилого возраста цокали и приговаривали что-то похожее на «молодежь распустилась», но они на это не обращали внимания.
- Я-то попоясничаю, вот только тебе это не понравится. Хотя после моих пояснений ты и думать забудешь о чем-либо еще, кроме меня, - резко поддавшись вперед, Саске поцеловал ее от всей души.
Хватка девушки постепенно начала слабнуть, а ее свободная рука переместилась на его щеку. Никого не волновало, что было вокруг. Неважно, что в паре метрах гудят машины в пробках, не важно, что рядом сильно кричат поссорившиеся мальчишки, не важно, все не важно.
«Любовь – для слабых. Это то, чего нет в жизни. Это сказка. Чувство, живущее только в мультиках и байках для услады детских ушей. Где вы видели самоотверженную любовь? Где вы видели, чтобы люди менялись до неузнаваемости только ради любимого человека? Ну да, некоторые меняются, чтобы заинтересовать, понравиться, сделать своим или своей, но потом... Потом суть человека выползает наружу, отсюда и все разводы, ссоры. А то, что в реальной жизни называют любовью – это совершенно не то. Любовь – кусочек счастья? Вранье! Любовь – это шипы. Это розы! Это красота снаружи, которой завидуют все прохожие, и боль, эгоизм внутри. Я никогда не буду любить. Я один. Я живу для себя, и нет боли, нет ничего. Так я думал раньше. Да, Сакура?» - целуя девушку, Саске на миг приоткрыл глаза, словно глотнув ее красивого, заманчивого румянца, как воздух. – «Ты моя личная боль. Ты сделала меня мазохистом. Но так странно... В этой сказке тоже оказалась правда. Что любовь – это замок, где нет места логике. И как бы я не пытался понять. За что? Почему? Зачем? Само понимание этого уже кажется лишним. Любовь нелогична. Это сказка. Быль. Сон. И просыпаться не хочу, даже когда умру...»
«Относись к человеку так, как он к тебе... Но все же... Пытайся, сильно старайся увидеть в нем что-то хорошее, но если не видишь, значит так надо, не навязывайся, отпусти. Если же случится, что найдешь – храни, оберегай, но не держи слишком крепко. И все же, это слишком сложно... Ведь порой, Сакура, увидев хорошие стороны человека, слишком поздно что-то менять в себе по отношению к нему, если то, что он когда-то сделал непростительно. Девочка моя, и все же это все сложно... Но если встретишь - береги... Саске...»
«Они все казались мусором. Все, кто клялся в великой любви, были готовы целовать пол, по которому когда-либо я проходил. А меня тошнило от этого. От всей этой лжи. Любовь – это не то, что можно сразу понять в себе. Любовь – не то, чем можно клясться. Любовь надо вырастить. Это, прежде всего, отношения. Но что за отношения, если они начинаются только с одного края? А он так сильно пылает эгоизмом, принимая свою обманную влюбленность за святые чувства, что второй край загибается от лживого жара. А Сакура была другой... Она была льдом, который так внезапно появился в моей жизни. Ее холод слился с моим. Я не чувствовал ни лжи, ни заблуждений. Она всегда была сама искренность. Без выдумок, без этих прыжков выше головы. Она просто была собой. Той, которую я полюбил...»
«За что можно любить человека? По-настоящему? Да ни за что. Просто за то, что он есть, просто за то, что он рядом. Сейчас здесь и с тобой. Разве это не так?»
Темноволосый парень и девушка в белой шапочке сейчас шли по большой аллее. Крупными хлопьями падали снежинки, а деревья надели красивые шубки – все это создавало образ некой сказочной страны... И даже снег не казался таким холодным, а наоборот... Мягким, ласковым и теплым... Удивительно? Да нет, не очень.
Пара шла молча, понимая друг друга без слов. Девушка перебирала в голове все известные пословицы и слова людей о любви. Она сама не понимала, почему и зачем. Может, потому что сейчас открыла их с новой стороны? Даже самое простое – любовь, это когда человека держишь за руку, а чувствуешь сердцем – теперь не казалось ей таким бессмысленным и немного наивным...»
- О, Тейджи, смотри, Саске и Сакура здесь, - Ринджи уже было поднялся со скамьи, чтобы оповестить на весь город, что они тоже тут, как брат его одернул.
- Тихо ты. Посмотри на них внимательнее, - усмехнулся он.
- Да че такого-то? - огрызнулся младший и плюхнулся обратно к брату на скамью.
- Да ты приглядись! Я впервые могу сказать, что они действительно пара, - во всю широту своей души улыбнулся старший.
- Угу... - Ринджи почесал затылок, вглядываясь все больше туда, куда смотрела Харуно.
- Сакура? – негромко окликнул ее Учиха. Пара уже сидела на скамье, несмотря на то, что было довольно холодно.
- М? - девушка повернулась к нему.
- Что там тебя так заинтересовало? – прищурился брюнет. – Нашла себе любовника?
- М-да, безусловно, - усмехнулась девушка, покачав головой. Горбатого могила исправит... - Твой конкурент невероятно силен, особенно если учесть, что ему только три года.
- Ты засмотрелась на ребенка? И с чего это вдруг?
- Ну, не знаю, просто он такой смешной, забавный, - усмехнулась та.
- Тебе Джеки мало?
- Ты о чем? - спросила Харуно, не поняв его слов.
- Я о смешливости и забавности.
- Да при чем тут мало не мало, просто мне интересно, - пожала печами Сакура, отвернувшись в сторону детской площадки вновь.
«Что в твоей голове, Харуно? Никогда не знаешь, о чем ты думаешь...»
На самом деле, все было очень просто - девушка радовалась тому, что сейчас у нее есть... Рождество и Саске конечно вещь несовместимая, но все же...
– Интересно, а что же будет после праздника? - лукаво спросила Сакура.
- Будем только я, ты и постель, - ехидно улыбнулся парень.
- Ну да, это неотъемлемая часть твоей жизни, - ответила девушка, скептично вздернув брови. Она-то понадеялась на романтику.
- Конечно. А что, тебе это совсем не нужно?
- Cаске, тебя могила исправит, - вздохнув и улыбнувшись ответила Сакура.
-Саске... - девушка вдруг вновь повернулась к нему.
- Что?
- Cкажи, а ты бы сильно огорчился если бы я была в положении?
- Это было бы проблематично и хлопотно, но я бы обрадовался, - честно признался Саске.
- А, ну раз так, то я могу смело тебе это сказать, - улыбнулась девушка так, будто она сказала: «Я беременна!»
- Ты шутишь, - Учиха, конечно предполагал, что такое возможно и совсем недавно даже подозревал, что так оно и есть, но когда тебе это говорят – все выглядит совсем по-другому...
В ответ на это он услышал тихий и ласковый смех девушки.
- Да, не остроумно конечно, но шучу, - улыбнулась она. - Не пугайся так, а то у тебя глаза навыкате были.
- Вот насчет выката – не надо мне тут! – возмутился парень, у которого уже даже сил не было ругать девушку за такую шутку.
- Ну, видишь, это своего рода тренировка, репетиция, - Сакура уже начала давиться смехом.
- Хороша репетиция! Послушай, если тебя это так волнует, - Саске положил свою ладонь на живот девушки так бережно, словно там действительно зародилась новая жизнь, - то прекрати над этим думать. Я совершенно спокойно к этому отношусь. А вот будешь продолжать так шутить – ничего хорошего из этого не выйдет, - прикосновение мужских губ к нежной девичьей щеке, - ты поняла?
- Да поняла, поняла, - чуть понурив голову, ответила Харуно.
- Ринджи, мне кажется или Сакура беременна? – парень во все глаза уставился на представшую картину – Учиха и его рука на женском животике. – Это так ми-и-ило.
- Слушай... М-м-м... А крестных может быть двое? - cпросил вдруг меньший из братьев.
- Не-а... – задумчиво протянул Тейджи, не отрывая взгляда от парочки. – Давай так. Ты – крестная мама, а я – крестная папа. (прим.авт. именно крестная папа)
- Почему сразу я мама? Нет уж, ты будешь мамой, а я папой, - ответил Ринджи, так же смотря на пару.
- Ребята, а трое крестных может быть? А? – внезапно за их спинами вырос Наруто, обняв обоих парней. Он продолжил почти угрожающим голосом. – Наверное, нет. Так что гуляйте, дети мои.


Вы здесь » Сайт Анимешников:3 » Фанфики по наруто » Фанфики на пейринг Саске/Сакура


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC